16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
66 просмотров

Ответы Западу нашли на Востоке

Известно, что политики редко говорят то, что думают на самом деле. Дипломаты же вообще вынуждены систематически лгать во имя блага собственного государства. Сфера международных отношений не отличается открытостью и публичностью. Обычно реальные цели и задачи тех или иных государств не озвучиваются. Вместо них широкой публике предлагаются более или менее убедительные пропагандистские и демагогические рассуждения, призванные оправдать или замаскировать истинные цели. Поэтому недавнее заявление министра обороны США Роберта Гейтса стало подлинной сенсацией.

Глава Пентагона назвал в качестве потенциальных противников Иран, КНДР, Китай и Россию, и призвал увеличить численность вооруженных сил страны, для того, чтобы США были готовы к масштабной войне. «Нам необходим весь спектр военных средств для конфликтов с участием армии, поскольку мы не знаем, что произойдет в таких местах, как Россия, Китай, Северная Корея и Иран», – сказал он, фактически обозначив, что США должны быть готовы к войне с этими странами.

Практически сразу после своего столь откровенного заявления министр обороны США встретился со своим российским коллегой Сергеем Ивановым на неформальной встрече Совета Россия-НАТО. Заявление Гейтса нисколько не повлияло на подчеркнуто дружественный диалог двух «старых разведчиков», так как Иванов счел его исключительно пиар-ходом, которому он не придал большого значения.

Судя по сделанному Ивановым комментарию к рекордному по своим размерам военному бюджету США на следующий год в размере 623 млрд. долларов (это в два раза больше, чем бюджет Пентагона на пике «холодной войны»), рост военных расходов США также не слишком беспокоит нашего министра. Иванов ограничился констатацией того, что российский военный бюджет в 25 раз меньше бюджета Пентагона и призвал собравшихся самим оценить «кто вооружается, а кто не вооружается».

Совершенно очевидно, что, несмотря на подчеркнутое спокойствие нашего министра обороны, России необходимо принять адекватную современной международной ситуации новую военную доктрину и провести реформу своих вооруженных сил. Разработка новой военной доктрины РФ ведется с июня 2005 года, в ней, кстати, предполагается восстановить понятие «вероятный противник». Однако намеченное на январь этого года обсуждение этой доктрины так и не состоялось. С реальной военной реформой дело еще хуже: нынешний министр обороны вообще против всяких «зловредных реформ» и настаивает на том, что существующая российская армия должна сохраняться в улучшенном и модернизированном виде. Вряд ли подобный консерватизм может быть плодотворным: сколько не модернизируй «Запорожец» он все равно никогда не станет «Мерседесом».

Волокита с принятием новой военной доктрины РФ чаще всего объясняется двумя причинами. Первая – это позиция российского МИДа. Как известно, министр иностранных дел Сергей Лавров до сих пор настаивает на том, что сегодня в мире нет ни одного государства, которое Россия могла бы рассматривать в качестве своего потенциального противника. Вторая – это соперничество различных силовых ведомств, претендующих на руководящую роль в осуществлении новой военной доктрины.

Не менее показательным, чем заявление Роберта Гейтса, стало выступление президента России Владимира Путина на международной конференции по безопасности в Мюнхене. В нем Путин впервые столь откровенно говорил о порочности однополярного мира, политики навязывания системы права США другим странам и доминирования фактора силы в международной политике. Подобная политика, по мнению российского президента, является главной причиной гонки вооружений и приводит к новым конфликтам.

Путин не назвал США или НАТО в качестве потенциального противника России. Более того, он заметил, что Россия и США никогда не будут противниками и врагами, и, что при всех разногласиях он считает президента США Джорджа Буша своим другом и порядочным человеком, с которым можно разговаривать и договариваться. Тем не менее, выступление Путина явно свидетельствует о намерении Кремля пересмотреть многие аспекты своей международной политики, прежде всего, в плане усиления ее южных и восточных векторов. Поэтому закономерно, что сразу после конференции в Мюнхене президент России отправился в ближневосточное турне, в ходе которого он посетит Саудовскую Аравию, Катар и Иорданию.

Принципиально важно то, что речь уже не идет лишь о возвращении России в зоны былого советского влияния. Глава российского государства впервые посещает те страны, которые традиционно считались союзниками США и ЕС. В условиях прогрессирующего упадка однополярного мира и нарастающей дестабилизации Ближнего Востока у России есть все основания рассчитывать на интенсивное развитие своих экономических, политических и военных отношений с арабскими государствами.

Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
106, за 0,357