16+
Новости
21 Февраля 2007, 00:00
18 просмотров

Пан Ги Мун: «Палестинское правительство должно формально признать государство Израиль»

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун о шансах «ближневосточного квартета», иракской стратегии Буша и режимах в Пхеньяне и Тегеране

— Господин генеральный секретарь, какие ожидания вы связываете с сегодняшней встречей «ближневосточного квартета»?

— Мы проанализируем ситуацию и, конечно, будем говорить о недавней встрече между госсекретарем США Райс, премьер-министром Израиля Ольмертом и президентом Палестины Аббасом. Подобные инициативы чрезвычайно важны для дальнейшего продвижения вперед.

— А можно ли говорить о прогрессе, если новое палестинское правительство национального единства формально не признает право на существование государства Израиль?

— Формальное признание, конечно, нам бы очень помогло. Этот пункт «Дорожной карты» должен быть выполнен. После этого израильтяне и палестинцы будут и впредь вести переговоры. Но при этом новое палестинское правительство должно придерживаться и ранее достигнутых международных договоренностей и, прежде всего, отказаться от применения насилия.

— Может ли Германия и дальше способствовать разрешению конфликта?

— Германия в силу той позиции, которую она сейчас занимает как в рамках «большой восьмерки», так и в ЕС, играет очень важную роль. Она уже участвует в разрешении конфликта и будет впредь играть в этом важную роль. В этой связи я многого ожидаю от личной беседы с канцлером Меркель и министром иностранных дел Штайнмайером.

— Должна ли Германия играть более весомую роль в разрешении международных конфликтов? Берлин долгое время находился под давлением в НАТО из-за своей достаточной сдержанности на юге Афганистана.

— Я считаю, что Германия должна играть все более значимую роль на международной арене. От Германии во многом зависят возможности бюджета ООН, она является одним из важнейших членов НАТО и ЕС. И поэтому, с моей точки зрения, было бы желательно, чтобы Германия принимала более активное участие в разрешении конфликтов.

— Ограничиваясь только политическим уровнем или участвуя и в военных действиях?

— Если международное сообщество преследует важную, сформулированную общими усилиями цель, используя при этом военные средства – как, например, борьба с терроризмом или вмешательство для обеспечения мира – Германия не должна отказываться от участия в этом.

— Что должно произойти в Ираке, чтобы ООН смогло оказывать там более активную гуманитарную помощь?

— По причине ситуации с безопасностью в регионе мы ограничены в своих действиях. Но мы оказываем помощь, например, в процессе демократизации и при проведении настоящих выборов. Или при разработке конституции. Мы дальше будем оказывать помощь в той мере, в какой это будет позволять ситуация. Иракское правительство и население страны должны задуматься сегодня в большей мере, чем раньше, над вопросом, как разработать такую политику, которая никого бы не исключала.

— Как вы относитесь к планам президента Буша справиться с ситуацией в Ираке, отправив туда дополнительно 21500 военнослужащих? Есть ли у этих планов шансы на успех?

— Подобная стратегия в любом случае должна сопровождаться политическими консультациями, и здесь не стоит исключать дипломатию. Разрешение этой ситуации, если вообще кто-то хочет получить шансы на изменение положения в регионе к лучшему, должно быть широкомасштабным и не должно ограничиваться только военными мерами.

— Шестисторонние переговоры закончились консенсусом в решении ядерного конфликта с Северной Кореей, который был назван, прежде всего, такими консерваторами из США, как бывший посол США при ООН Болтон, «плохой сделкой». Консерваторы сетуют, что режим в Пхеньяне легко отделался.

— Я от всего сердца приветствую достигнутые договоренности. Подобное развитие событий придает бодрости. Я с уважением отношусь к точке зрения бывшего посла Джона Болтона и других экспертов, но не могу ее разделить. Мы сделали существенный шаг вперед, поскольку теперь от Северной Кореи стоит ожидать не просто слов, но и действий. Она обязалась свернуть разработки ядерных вооружений и программ, а также допустить инспекторов МАГАТЭ для осуществления контроля. Это хороший знак.

— Можно ли доверять руководству Северной Кореи в вопросах, касающихся подобных обещаний?

— На эту тему существуют разные мнения, а моя позиция не позволяет мне высказывать мои личные суждения. Речь идет о доверии. Но оно будет идти рука об руку с недоверием к тому, как на практике Северная Корея будет соблюдать свои обещания.

— К вопросу об Иране. Не сложилось ли у вас впечатления, что введенные против Тегерана санкции ООН в нынешнем ядерном споре возымели свое действие?

— Любой член ООН обязан следовать резолюциям. Многое зависит от того, как иранское руководство отреагирует и насколько последовательно международное сообщество будет реализовывать санкции. В настоящее время члены Совбеза ООН обсуждают дальнейшие возможные санкции. В этой связи я потребовал от иранского руководства включиться в непрерывный диалог. Не в интересах правительства и граждан Ирана игнорировать резолюцию Совбеза ООН. Право государства на мирное использование ядерной энергии зафиксировано, но оно не безусловно. И мы должны иметь возможность удостовериться, что условия соблюдаются. Только в таком случае мировое сообщество сможет убедиться в том, что речь действительно идет о мирном использовании атома.

Подборка