16+
Новости:
2 Февраля 2007 года, 00:00
44 просмотра

Передача президентской власти ослабит ‘силовую элиту’ («The Financial Times», Великобритания)

Вчера, отвечая на вопросы собравшихся в Кремле тысячи двухсот с лишним журналистов в течение более чем трех с половиной часов, Владимир Путин был уверен в себе как никогда (причем ни по каким бумажкам вроде бы ничего не читал).

Хотя впереди у Путина последний год пребывания во власти — в марте 2008 года истекает его второй подряд срок на президентском посту, после чего он обязан сложить с себя полномочия, — Путин, судя по всему, все так же энергичен и, в отличие хотя бы от своего американского коллеги Джорджа Буша, не превращается в лидера, мнение которого, по большом счету, уже никого не волнует.

Он много говорил о том, в каком хорошем состоянии находится российская экономика, но прежде всего старался, чтобы у собравшихся сложилось впечатление, что власть едина и полна решимости держать единожды взятый курс: восстановление сильной государственной власти, возвышение России на международной арене и приглашение иностранных инвесторов на вспомогательные роли в восстановлении страны.

Единственной темой, которая начала несколько раздражать Путина, хотя российские журналисты старались задавать эти вопросы в самых почтительных тонах, были неоднократные попытки выяснить, на кого он укажет как на своего преемника.

— Что Вы меня раньше времени выпихиваете-то? — спросил он. — Я и сам уйду, не спешите.

И все же, хотя Кремль действительно обеспечил стабильность и после многих лет хаоса при Борисе Ельцине заставил Россию соблюдать какую-то дисциплину, вопрос о том, кто придет после Путина, уже начинает расшатывать правящую элиту. Одна из причин этого заключается в том, что в стране нет ясной и понятной системы выбора преемника. Другая — в том, что даже преемник, которого назначит президент, наверняка приведет ко двору собственных фаворитов. Кроме того, элита ничего не знает о том, что после передачи власти Путин намеревается делать сам: ведь двум царям в Кремле не бывать.

Казалось бы, для легкой передачи власти есть все условия. Из двух наиболее вероятных кандидатов в преемники — заместителей премьер-министра Дмитрия Медведева и Сергея Иванова — вперед вырывается Медведев, юрист из Санкт-Петербурга, впервые встретившийся с Путиным во время работы в правительстве этого города. В приближенные президента он попал, когда работал руководителем президентской администрации, а сегодня совмещает посты председателя правления ‘Газпрома’, крупнейшего актива российского государства, и вице-премьера, отвечающего за огромные социальные программы, финансируемые за счет сверхприбылей России от торговли нефтью и газом.

— Он не какой-нибудь аппаратный ноль без палочки, — считает опытнейший специалист по России Кристофер Гранвиль (Christopher Granville), главный редактор службы инвестиционного консалтинга Trusted Sources. — Он часто показывается по региональному и национальному телевидению, а это очень важно, чтобы тебя начали узнавать. Он просто не может не получить [президентский] пост. Если ему это удастся, ничего сокрушительного он делать не будет, но он уже показал, что способен перестать быть советником и стать начальником.

Согласно результатам последних социологических опросов, Медведева поддерживает 33 процента населения. За более светского и телегеничного министра обороны Иванова выступает 21 процент. Кроме того, именно Медведев поехал на прошлой неделе в Давос на Всемирный экономический форум во главе российской делегации, и там его встречали уже как наследника престола.

Однако Иванова, безусловно, рано списывать со счетов. Он гораздо лучше известен в мире, свободно говорит по-английски и, также, как Медведев, пользуется повышенным внимание российского телевидения, выступая рупором власти по всем вопросам, связанным с безопасностью страны.

Поскольку Иванов раньше работал во внешнем управлении КГБ, многие считают его кандидатом от ‘партии силовиков’ — бывших и действующих сотрудников спецслужб из нынешнего окружения Путина. В России многие наблюдатели опровергают эту точку зрения. Понятно, что их больше устраивает более податливый Медведев, но в любом случае, передача власти, скорее всего, ослабит позиции силовиков, и именно из-за этого сегодня складывается столь неопределенная картина. Силовики вообще хотели бы, чтобы у власти остался Путин, и они могут затеять даже что-нибудь вроде национального кризиса, чтобы заставить его не уходить. Сценарий, конечно, маловероятный, но ни в коем случае не невозможный.