16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
180 просмотров

«Передел мира» по господину Ральфу Петерсу

Демонтаж социалистической системы, апофеозом которого явился распад СССР, положил конец межформационному характеру мировых противоречий. Но этот вакуум незамедлительно был заполнен геополитическими и этноконфессиональными конфликтами. После Манхеттенской трагедии Вашингтоном объявлена глобальная борьба против международного терроризма, не в пример "империи зла", не имеющего своих четких очертаний. Варшавский пакт по главе с СССР обладал в этом отношении неоспоримым преимуществом — он был осязаем и, как оказалось, доступен. И для большей убедительности Белому Дому оставалось придать этой борьбе реальный облик в лице сперва Афганистана, затем Ирака и в перспективе — Ирана.

События, связанные с натовской оккупацией Афганистана, Ирака, конфликтом между Израилем и Ливаном, а также готовящаяся США военная компания против Ирана, вкупе с параллельно осуществляемыми новыми коммуникационными проектами, способны придать всему Ближнему и Среднему Востоку совершенно иной облик. Гипотезу этих изменений предъявил в своей книге "Никогда не прекращайте сражение", а также в статье, опубликованной в прошлом году журналом Вооруженных Сил США под названием "Кровавые границы. Как может лучше выглядеть Ближний Восток", военный эксперт, полковник ВС США в отставке Ральф Петерс.

Геостратегическая "экстравагантность" описанных им прогнозов по пересмотру границ ряда государств не только ближневосточного, но и закавказского региона поражает воображение даже самых опытных и циничных аналитиков.

Эти прогнозы предвещают ревизию государственных границ всех стран региона. На территориальных "обломках" Ирака, Ирана, Сирии и Турции конструируется курдское государство, включающее в себя не только Киркук, но и Тебриз, и прибрежье Черного моря, имеющее свободный выход на международный рынок энергоресурсов. По всей вероятности, Курдистан в едином военно-политическом альянсе с Суннитским Ираком и созданным на части иранской, афганской и пакистанской территории государством Белуджистан, а также с проамериканским режимом Афганистана призваны дезавуировать влияние Ирана и вынудить его плестись в арьергарде военно-политического механизма проамериканских государств региона. Нетрудно заметить, что автор в лице Курдистана создает второго по своему значению союзника на Ближнем Востоке после Израиля. Хотя самому Израилю в этих планах не повезло — он в соответствие с ними должен вернуться к предвоенным границам 1967 года.

К слову, ретроспектива идей конструирования курдского государства реанимирует, помимо британских попыток создания вассального Курдистана на территории Месопотамского региона, наделенного в начале 20-х годов прошлого столетия функциями буфера по отношению к кемалистской Турции, с одной стороны, и к Советской России — с другой, идентичные усилия американцев в 90-х. В 1990 году в турецкой газете "Заман" были опубликованы "откровения" офицера американских стратегических служб, ставшие достоянием одного турецкого журналиста во время их совместного ужина в одном из ресторанов Эр-Рияда перед операцией "Буря в пустыне". Тогда эти "откровения" проливали свет на планы создания курдской автономии после разгрома режима Саддама и добровольного вхождения ее в состав Турции вплотную к региону Юго-Восточной Анатолии, заселенного турецкими курдами. Затем, спустя несколько лет, на вновь образованной территории автономии проводится референдум по вопросу о государственной независимости. Мировое сообщество во главе с США признает результаты "проведенного в соответствии с международными правовыми нормами" референдума и превращает Курдистан в субъект международного права. Особенности развития современной ситуации на Ближнем Востоке проясняют характер зондирования мнения мировой общественности посредством "откровений" "подвыпившего" американского разведчика на предмет реализации этой идеи в начале 90х годов…

Тектоническими территориальными изменениями был охвачен и Южный Кавказ. "Передачу" древней столицы Иранского Азербайджана Тебриза Курдистану, автор компенсирует "вхождением" в состав Азербайджанской Республики некоторых северных регионов Ирана и восстановлением ее территориальной целостности за счет возвращения Нагорного Карабаха.

Государственно-территориальный комплекс Армении "восполняется" господином Петерсом турецкой ныне территорией Карской области и горы Арарат. При этом она лишается границ с дружественным в целом Ираном и мечты о воссоздании единой с Нагорным Карабахом армянской государственности. Ее явно не могут устроить и планы создания на территории Юго-Восточной Анатолии государства Курдистан, поскольку бредовая доктрина "Великой Армении от моря и до моря" распространяется и на эти земли.

Обращает на себя внимание, что описанная американским военным аналитиком "перекройка" границ государств Ближнего и Среднего Востока, а также Южного Кавказа не только не устраняет почвы для территориальных конфликтов, обильно сдобренных этноконфессиональными эксцессами, но и создает новые геополитические плоскости для их эскалации.

В случае материализации этих идей, ни одно из государств этих двух важнейших для мира в коммуникационно-топливном отношении регионов не сможет избежать территориальной конфронтации между собой. И в такой дестабилизированной до предела обстановке появляется "третейский судья" — США, действующие по принципу " Divide et impera " ("Разделяй и властвуй") и исключительно в интересах стабильного по американским параметрам мира, способствующего процветанию новой "мировой метрополии". Народы же, измученные как внешними, так и внутренними коллизиями, обреченно воспримут современных "центурионов" на своих территориях в ипостаси своих "спасителей".

Официальные круги Вашингтона поспешили отмежеваться от концепции геополитических изменений на Ближнем Востоке Ральфа Петерса, объявив его маргинальным экспертом. Но роль и значимость Петерса во внешнеполитической стратегии США, да и сама динамика ее развития ставит под сомнение искренность подобных заявлений.

Пятнадцать лет назад СССР, втянувшись в афганскую авантюру, окончательно подорвавшую его экономическую базу, исчез. Воспрянули США! Но, ринувшись очертя голову в войну с Ираком и перекраивая тем самым политическую карту всего региона, не ускоряют ли они свой закат, создавая новый вакуум влияния?! И чья же наступит очередь восстать посреди этого вакуума?!