16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
61 просмотр

Пересчет ракет («Politika», Сербия)

Международная конференция по вопросам безопасности, состоявшаяся в минувшие выходные дни в Мюнхене, благодаря сорокаминутной острой речи российского президента Владимира Путина имела неожиданный поворот.

Проблемы, о которых говорил Путин, — такие, как различное толкование демократии, однополярность мира, расширение НАТО на Восток, гонка вооружений, — затрагивали саму сущность отношений Востока и Запада, прежде всего — России и США.

Неудивительно, что выражение ‘холодная война’ снова вошло в обиход международной политики. Напомним, что конференция в Мюнхене впервые состоялась в 60-х годах прошлого века, в разгар той самой ‘холодной войны’.

Тогда ее целью было столкнуть противоположные точки зрения и попытаться найти адекватный выход из политического тупика, в котором оказалась вся планета. Но в то время угрожать друг другу могли только СССР и США. Всем остальным странам, в зависимости от их политического определения, оставалось довольствоваться ролью наблюдателя. Или — союзника.

‘Чужие’ и ‘свои’

Сегодня дела обстоят совсем иначе. Не изменилось лишь, условно говоря, идеологическое разделение на ‘чужих’ и ‘своих’. Неважно, с какой стороны посмотреть. Именно об этом и говорил Владимир Путин. Варшавский договор исчез с политической карты мира. Не стало и Советского Союза. Дух разделения в Европе и за ее пределами сменился естественным желанием объединяться. Но право на это оказалось словно зарезервированным за определенными странами. Понятие демократии стало настолько растяжимым, что судьбы конкретных личностей часто становятся важнее, чем открытые призывы к линчеванию целых народов.

В этой ситуации Россия чувствует себя находящейся под угрозой, но не побежденной. Все соглашения об ограничении вооружений прошлого времени сейчас просто не имеют никакого смысла. Ибо не только Россия и США обладают ядерным оружием и ракетами, способными попасть в любую точку на земном шаре. Договоренности о количестве вооружений в Европе теряют всякий смысл в ситуации, когда НАТО расширило свое влияние практически на весь Старый Свет и медленно, но верно, окружает своего исконного противника. Пока Россия освобождается от обусловленного количества ядерных боеголовок, американцы, как сказал Путин, свои ракеты ‘держат под одеялом’. Дезинформация в СМИ стала главным инициатором столкновений в Ираке, Иране, в Косово. . .

Но не только Россия чувствует перед собой угрозу. Подобные проблемы волнуют и лидеров стран ЕС. Но не из-за ракет, танков или ‘Калашниковых’, которые якобы ‘угрожают’ с Востока. Страны Евросоюза больше беспокоит растущая энергетическая мощь великого соседа. То есть, если они проявят слишком большую преданность ‘хозяину’ по ту стороны Атлантики, то европейцы могут потерять и ту Россию, которую имеют сейчас. Поэтому не удивительно, что в кулуарах мюнхенской конференции со стороны некоторых западноевропейских официальных лиц Владимир Путин услышал намеки на то, что европейские лидеры не возражали бы против поправок к российской Конституции, которые позволили бы Путину остаться у власти и еще на один срок.

В любом случае, контакты Москвы на высшем уровне с Китаем, Индией, государствами Ближнего Востока и бывшими советскими республиками свидетельствуют о том, что для России Европа не является единственной ‘Богом данной’ территорией. В то время как в Старом Свете пока удовлетворены поставками российских энергетических ресурсов и дешевого сырья, другим странам намного интереснее высокие технологии, которыми обладают научные институты от Калининграда до Владивостока. Да и российская государственная верхушка в качестве задачи номер один видит необходимость наладить технологическую обработку сырья, а не просто его экспорт. Европа должна будет приспособиться и к этому.

Время для договоров

Русские прибыли в Мюнхен не только ради выполнения формальности. Их целью было открыто и без лишней сентиментальности озвучить многие вопросы, которые мучают современный мир. Впрочем, после Путина на эту тему было что сказать и министру обороны Сергею Иванову. Принимая во внимание прогнозы относительно того, что Иванов входит в узкий круг кандидатов в президенты РФ, многие журналисты расценили, что его появление на мюнхенской конференции было в некотором роде его представлением широкой мировой общественности. Во всяком случае, всем стало ясно, что российские внешнеполитические приоритеты после ухода Путина особо не изменятся.

‘У России нет врагов, — заявил Иванов. — Нет ни одной страны, с которой у нас существуют непреодолимые разногласия. Русские солдаты не воюют за пределами своей страны. . . С одинаковым вниманием мы подходим к отношениям с Венесуэлой, Ираном или США’.

За этими словами стоит и позиция Москвы, заключающаяся в том, что она не даст другим вести за нее игру. Это важный знак для решения всех злободневных мировых вопросов, включая и косовский. Необходимость договора о будущем южного сербского края исключительно между Белградом и Приштиной, на чем настаивает Москва.