16+
Новости
26 Февраля 2007, 00:00
38 просмотров

Почему наши враги — и наши друзья — нас ненавидят («Los Angeles Times», США)

Когда тебя ненавидят — чувствуешь себя невесело. Американцы относятся к числу людей, которые особенно ненавидят, когда их ненавидят. Хотел бы я получать по доллару за каждый раз, когда меня спрашивают «За что они нас ненавидят?» — и еще по доллару за каждый из того множества ответов на этот вопрос, которые я слышал. Это из-за нашей внешней политики. Это из-за нашего экстремизма. Это из-за нашего высокомерия. Это из-за их комплекса неполноценности. Американцы терпеть не могут оказываться в ситуации, когда они не понимают, за что их не могут терпеть другие.

Как всегда, наилучший ответ — самый простой. Объектами ненависти обычно становятся могущественные империи. Джордж Оруэлл (George Orwell) был знаком с этим явлением. В молодости он служил в полиции в находившейся тогда под властью Великобритании Бирме. Об этом своем опыте он незабываемо рассказывает в рассказе «Как я стрелял в слона». Оруэлл, которого позвали, чтобы убить вышедшего из повиновения слона, вдруг понял кое-что о «желтых лицах за своей спиной»: «Единственная мысль крутилась в моем сознании: если что-нибудь выйдет не так, эти две тысячи бирманцев увидят меня удирающим, сбитым с ног, растоптанным, как тот оскаленный труп индийца на горе, с которой мы спустились. И если такое случится, то, не исключено, кое-кто из них станет смеяться».

Эрик Блэр (Eric Blair) — как тогда знали Оруэлла — вряд ли мог быть лучше подготовлен к роли колониального офицера. Он был родившимся в Бенгалии сыном гражданского колониального служащего, получившим образование в Итоне, где мальчиков учат не беспокоиться о том, что их ненавидят. Однако даже ему было трудно выносить недовольство местных жителей: «Насмешливые желтые лица молодых людей смотрели на меня отовсюду, ругательства летели мне вслед с безопасной дистанции, и в конце концов все это стало действовать мне на нервы. … Все это озадачивало и раздражало».

Это чувство должно быть очень хорошо знакомо американским солдатам в Багдаде.

А кто ненавидит американцев больше всего? Можно предположить, что жители тех стран, которые подверглись нападению Соединенных Штатов или угрозе такого нападения. Сами американцы знают, кто является их главным врагом. На просьбу службы Гэллапа назвать «главнейшего врага» США на сегодняшний день, 26 процентов недавно опрошенных назвали Иран, 21 процент — Ирак и 18 процентов назвали Северную Корею.

Взаимны ли эти чувства? Весьма. Результаты последнего опроса, проведенного Центром мусульманских исследований службы Гэллапа, показали, что 52 процента иранцев неблагосклонно относятся к США. Однако в 2001 году эта цифра составляла 63 процента. Кроме того, это значительно ниже уровня антипатии, ощущаемой в Иордании, Пакистане и Саудовской Аравии. Две трети иорданцев и пакистанцев негативно относятся к Соединенным Штатам, в Саудовской Аравии этот показатель доходит до 79 процентов.

Эти данные предполагают наличие парадокса в мусульманском мире. Больше всего Америку ненавидят не ее противники. Ее ненавидят жители тех стран, которые считаются дружественными нам, чуть ли не союзниками.

Этот парадокс недружелюбных союзников наблюдается не только на Ближнем Востоке. Прошлая неделя была не лучшей для европейских американофилов. Тони Блэр (Tony Blair) объявил о выводе английских войск из Ирака, что является неблагоприятным сигналом в преддверии увеличения численности американских войск. В Италии его коллега Романо Проди (Romano Prodi) был вынужден уйти в отставку из-за того, что его партнеры по коалиции не согласились оставить итальянские войска в Афганистане или увеличить размеры американской военной базы в Италии. Антиамериканизм не является новым явлением в европейской политике, однако сейчас в Европе происходит что-то новое, затрагивающее и тех, кто обычно выступает в поддержку Америки.

В 1999 году 83 процента англичан, опрошенных исследовательским подразделением Государственного департамента США, сказали, что они положительно относятся к США. Однако в 2006 году, по данным проведенного социологической службой Pew в рамках проекта по изучению мирового общественного мнения исследования, только 56 процентов опрошенных поддерживают США. Английские респонденты теперь отдают предпочтение Германии (75 процентов) и Японии (69 процентов), а не Америке — что является примечательной сменой настроений, принимая во внимание печально известную склонность Великобритании с ностальгией вспоминать эпоху второй мировой войны (во время которой эти страны были ее главными противниками). Англичане считают, что американское присутствие в Ираке представляет для мира большую угрозу, чем Иран или Северная Корея.

Великобритания является не единственным разочаровавшимся союзником. Всего 38 процентов немцев и 19 процентов канадцев верят, что американская внешняя политика учитывает интересы других стран. Интересно, что когда американцев просят назвать дружественные европейские страны, то их наибольшей благосклонностью пользуются именно Великобритания, Германия и Канада.

В 1990-х годах Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright) помпезно назвала Соединенные Штаты «незаменимой страной». Сегодня Америка превратилась, судя по всему, в страну, которой нет оправдания, даже в глазах тех, кого она считает друзьями.

Оруэлл это понял бы. Так же, как в оруэлловские дни самыми ярыми антиимпериалистами были те, кому английское правление в Азии было выгодно, так и наиболее естественных союзников Британской империи — Францию и Соединенные Штаты — можно было назвать как угодно, но только не англофилами. Получает, власть не только портит. Она еще и изолирует.

В конце концов, понятно, почему те, кто находятся на вершине, говорят, что им там одиноко.

Подборка