16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
26 просмотров

Под прицелом террористов оказался и Берлускони

«Мы помешали опасным лицам, которые чувствовали себя в состоянии войны с государством, совершить насильственные действия и в отношении живых мишеней». Прокурор Ильда Боккассини объяснила важность работы Digos и Sisde (управление по проведению спецопераций и служба внутренней безопасности Италии), подтвердив, что «планы арестованных были нацелены и против конкретных личностей». Судьи и полиция не называют имен, но «намеченные цели» – раздел следствия, вызывающий наибольшую обеспокоенность.

К числу уже намеченных «вооруженной бандой» целей относятся, в том числе, бывший премьер-министр Сильвио Берлускони и профессор Пьетро Икино, специалист по трудовому законодательству и автор редакционных статей в газете Corriere.

В июле 2006 года два предполагаемых миланских террориста караулили у дома бывшего премьера на улице Ровани и выражали неудовольствие тем, что дом «полон телекамер». Здесь же они говорили о том, что «надо спуститься по пандусу на фургоне», чтобы «получить огромное удовольствие». Пока неясно, идет ли речь просто о демонстрационной акции, на мысль о которой наводят «предварительные рекогносцировки» в июне и октябре «в представительстве Mediaset на улице Палеокапа» и «поездки на лодке по реке Ламбро», в районе расположения «телепередающих станций Fininvest и Sky в Колоньо Монцезе» (город в Италии). Профессор Пьетро Икино стал «живой мишенью» из-за своих реформистских статей «о рынке труда»: боевика «красных бригад» Гирарди прослушивали с февраля по октябрь, в том числе и тогда, когда он «четырежды сидел в засаде около дома», сообщая о том, что «он без сопровождения». В августе Гирарди и старший группы Латино разработали план действий: «Единственный вариант – вывести его из игры».

Самым важным объектом, по мнению следователей, была «редакция газеты Libero». После неоднократных уточнений на местности, два боевика «запланировали на ближайшую Пасху поджог» с использованием «бензина и кислоты, которые надо было выплеснуть внутрь здания» после того, как «будет проделано отверстие в ставне, а в окне сделано отверстие при помощи стеклореза». Это был «единственный объект, который можно поразить». Однако ячейка в области Венето считала, что таким объектом была штаб-квартира Forza Nuova в Падуе: 22 ноября 2006 года центральный вход в здание был подожжен с использованием «коктейля Молотова». В Милане вызывали беспокойство перехваты, в которых говорилось «об израильских объектах», против которых следовало использовать «зажигательные смеси, изготовленные из обычных удобрений». За «штаб-квартирой ENI в Сан-Донато» с июля по октябрь вели наблюдение два руководителя, Латино и Гирарди. Они говорили о том, что надо «установить начиненный взрывчаткой автомобиль между домами, где «находятся от силы несколько сторожей». Члены новых «красных бригад» обменивались информацией по редакциям изданий Foglio и Sole 24 Ore и упоминали «об уже проведенных расследованиях» в отношении президента Миланской ярмарки Луиджи Рота.

«Насильственные действия» были запланированы против Паскуале Лино Гуальяноне, бывшего неофашиста, избранного в партию «Национальный альянс». В рамках подготовки покушения боевики обследовали его дом, спортивный зал «Дория», ресторан «Майя». Под прицелом оказался и владелец дома, «сдававший жилье иммигрантам на улице Кавеццали». Боевики планировали похитить его, чтобы получить от него деньги, но не могли договориться о методах: «похитить его» или «стрелять по ногам»? Боевики обсуждали технику теракта против «Марко Бьяджи на улице Савона (советник министра труда): «очередь по окнам или взрывчатка»? Велась постоянная слежка за бывшим руководителем компании Breda Вито Скироне. В июле миланская ячейка планировала «стрелять ему в ноги» или «обстрелять из автомата окна». В сентябре, держа в руках автомат, Гаета спросил у Латино, «будем ли мы использовать оружие против Скироне». Целью боевиков было «внести раскол в профсоюзные круги, которые вели борьбу против асбеста» и формировали «Комитеты по охране здоровья». «Красные бригады» называли их «сторонниками строгого соблюдения закона и предателями рабочего класса».