16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
176 просмотров

Пожар на Валааме. Следствие или случайность

Летняя гостиница

10 февраля в 15ч.15м. возникло возгорание на чердакепамятника архитектуры регионального значения на островах Валаамского архипелага. Это уже вторая утрата деревянного памятника в результате хозяйственной деятельности религиозной организации на Валааме. Дом, который пережил целую эпоху и несколько войнсгорел дотла. По предварительной оценке ущерб составил от 400 до 500 тысяч долларов.История возгорания началась с наступления морозов. В 1,5- этажной деревянной Летней гостинице работники монастыря забыли включить электрическую систему обогрева водоснабжения и трубы замерзли. Зимующие тамработники монастыря остались без воды. По неподтвержденным экспертизой данным, провод для обогрева системыпроходил через чердак. В левом крыле Летней гостиницы располагался VIP- номер с душем и системой нагрева воды. Возгорание дома началось именно над этим местомвероятно по причине большой нагрузки на скрутки проводов. В здании Летней гостиницы в этот момент проживали около 15 работников монастыря: матушки, комендант, трудники, завершались мелкие отделочные работы. В туристический сезон Летняя гостиница принимала от 100 до 150 гостей и паломников монастыря.

Пожарники

Здание пожарной части располагалось в 600м. и пожарная машина, приехаласпустя 10 минут после получения сигнала о возгорании.

«Нас не сразу вызвали с момента обнаружения пожара. Монастырские работники, обнаружив возгорание, самостоятельно пытались затушить огонь водой и неработающими огнетушителями. Мы вылили 25 тонн воды при необходимостив150 тонн. Возможно, если бы нас вызвали немедленно, то сценарий пожара мог бы быть и другой. У нас старая техника, машины давно пора сменить. В какой-то момент мы поняли, что наши силы против огненной стихии неравны…» — рассказывает пожарник Александр. Работуотважных пожарников осложнил тот факт, что пруд, с которого они качают воду, был покрыт толстым слоем льда. Огонь, словно не замечал вливаемые пожарниками в чердачные помещения кубометры воды и стремительно набирал новую разрушительную силу. В этом крыле чердака хранились деревянные стройматериалы.

Сделав несколько ходок за водой на покрытые льдом заливы Ладоги, две пожарных машинывскорезамерзли на морозе ипересталиработать совсем. Но даже если бы с ними этого и не случилось, они вряд ли смогли бы остановить такой огонь. После ударов водой в окна по огню, буквально через 10-15 минут с тех же окон опять вырывались сквозь клубы дыма разъяренные языки пламени. Осознав, всю объективную бесполезность такого метода тушения сильнейшего пожара5пожарников – местные жители, собрались с баграми у стеныЗимней Гостиницыи, обливая ведрами воды горящие стены Летней гостиницы старались снизить температуру накала, так как стекла дома Зимней гостиницы уже трескались от высокой температуры, а на первом этаже создалась угроза возгорания козырька и окон продовольственного магазина.

Жителей Зимней гостиницы спасла от пожара безветренная погода. 5 метров отделяли дом жителей от смертоносной стихии. Угроза распространения огня на Зимнюю гостиницу была реальна. И пожарники бесстрашно стали стеной на защиту дома местных жителей.

Насельники Летней гостиницы

«Возвращаясь с работы, я увидела клубы дыма и языки пламени над моей комнатой, кто-то уже выносил вещи, бросая их на снег, людей было не много, в основном женщины и трудники монастыря. Я побежала в свою комнату спасать одежду и документы. Вынести все свои вещи мне не удалось, так как заходить второй раз в крыло здания, где я проживала, стало уже опасно. Над головой был слышен страшный треск и был задымлён коридор,» — говорит штукатур из Украины, 23-х летняя Нина.

Из центрального входа гостиницы выбегали люди, выносили кровати, ковры, матрасы, обогреватели, выкрученные золочёные фонарики из номеров люкс и келий, в которых жили VIP-гости, матушки и работники монастыря.

Кто-то в этой суматохе перетаскивал вещи, помогая сердобольному о. Мефодию, старушки молились, держа в руках иконы, кто-то, ухмыляясь, курил, кто-то фотографировал завораживающее зрелище. Огромные  языки пламени беспощадно пожирали достижения материального мира. «Вот так и мы в аду гореть будем,» — шутили монахи. Но в этом деле — каждому по вере.

У входа в гостиницу строго возвышался огромный двухметровый ледяной Ангел с крыльями, вылепленный из снега приехавшими накануне скульпторами. Белый ледяной Ангел, казалось, не был подвластен стихии и на фоне сплошного огня стоял, как нерушимый символ невольно  заставляя каждого задуматься о происходящем.С оплавленными крыльями он до самого конца пожара стоял перед огненной стихией. Но не смог он бедный устоять перед ударом чьего-то казенного сапога. Утром, жители поселка увидели, что ангела больше нет.

Местные жители

В морозномбезветренном пространстве  столбы густого клубящегося дыма грозно и величественно поднимались вверх. Поглазеть вышли все — и местные жители и монахи. Валаамские дети помогали женщинам относить подальше от горящего дома вещи, и целый вечер помогали 5-ти пожарникам тушить огонь, они кидали в огонь снежки.

Несмотря на то, что администрация монастыря, воспользовавшисьсвоим влиянием на власть, в судах, отобрала у местных людей права на самоуправление, жильё, огороды и подсобные хозяйства, захватив бизнес ивсе территории поселения, дома и объекты социальной сферы. Жители острова все же помогали им в нагрянувшей неожиданно беде.

По рассказам местных жителей, многолетний социальный конфликт, спровоцированныйалчностью администратора монастыря Епископом Панкратием и решениями Карельского правительства до сих пор никак не разрешен. Независимаяюридическая проверка правового положения местных жителей определила массовое нарушение гражданских прав. А по отдельным позициям, благодаря авангардным экспериментамКарельского правительстванад своими гражданами и вовсе лишение всех жилищных прав местных жителей на своё жильё. С заменой ордеров и прав социального найма на невнятное для закона «обременение со списками жителей». И технический паспорт жилого дома придумали наконец подменить на документ, определяющийквартиры жителей острова как нежилой фонд. Что случилось с Россией?

«Просмотрев сообщения о пожаре пресс-службы Валаамского монастыря в Интернете, я задался вопросом: Как их еще не тошнит там всехот собственноголукавства и постоянного обмана? Они уже давно водят всю страну за нос. Люди оказали им доверие, а они вместо того, что бы возрождать истинныедуховные традиции нашей родины хотят сменить демократические достижения современного мира на то, что было у них более 100 лет назад. Власть, богатствои содержание на шее у нашего государства и олигархов.Сегодня они уже всех смогли убедить, что принципы демократии, равенства, права простых людей и выборы в орган местного самоуправления, когда это сталкивается с интересами  религиозной организации становятся невозможными. Но это не победа, а западня. Для основ современного мира, такая политика – это ограниченность человеческого духа. Построить уважение на власти, страхе, лукавстве и деньгах — это полный провал того, о чем когда-то мечтала ищущая свободы и истины душа. Они построят 10 тут таких гостинец.Финансовый ресурс у них, пока все будут утешатся в рождаемых ими грезах и продолжать закрывать на все глаза — не ограничен. Вы сходите, послушайте, что и как они говорят…» — высказал свое мнение о текущих событиях местный житель острова, попросивший не писать в интересах безопасности своё имя.

Монахи

Надо признаться, что более всего удивляло поведение монахов Валаамского монастыря. Шокировал не только сам пожар, но иотношение монастырской братии к собственному имуществу. Складывалось впечатление, что кроме администратора — Епископа Панкратия и его помощника о. Мефодия, и еще 5-6 монахов- в общей сложности 8 монахов- на острове, в Зимний период больше никого из монашествующих и нет. «На 1 монаха приходится до 25 — 30 человек обслуживающего монастырь персонала. Это прислуга:трудники и матушки, послушники иохранники, повара, прачки и т.д.» — пояснил мне, работник монастыря.

Так, где же у вас монахи?

Неужели монахов сюда завозят кораблями на сезон, перед первыми туристическими теплоходами? — возникла мысль у моей спутницы. Но если это не так, то тогда почему же они не объединили свои усилия сразу, по возникновению пожара, в трудную для всего острова минуту. Проанализировав предоставленные моим другом фото и видео материалы, я пришел к выводу, что организованные действия людей монастыря и их техники могли бы спасти половину дома Летней гостиницы. Правую её часть, где на чердаках хранились более тонны лакокрасочной продукции и кубометры паркета из красного дерева.»Почему монастырь не тушит пожар?» – спрашивали подходившиелюди.

Через 2 часа после начала пожара приехали военные из военной части. Они вышли из машины осмотрелись и закурили сигаретки.Обнаружив, что кроме 5-ти пожарников защищающих стену Зимней гостиницы в тушении пожара никто не участвует, сталиспокойно наблюдать за происходящим со стороны. Все это было довольно странно. И действительно, что тут говорить, когда сам игумен подъехал на джипе только спустя полтора часа. Он подошел к горящему зданию посмотрел пару минут, переговорилс о. Мефодием и уехал на большом джипе обратно. Второй раз, он подъехал на большом джипе около 19.00, говорят очевидцы.

Тут произошла вообще довольно странная ситуация, если не сказать анекдотичная. 4 часа монастырская братия и её охрана наблюдали за происходящим пожаром, и тут вдруг, словно все очнулись, потому, какв 19ч 20м игумен-администратор решил лично поучаствовать в тушении пожара. Он показывал пальцем и отдавал распоряжения, решив спасти хотя бы дрова. Распилили бензопилой деревянный забор за гостиницей и трактором вырвали крышу дровяника и ограждение для перетаскивания дров в кузова внезапно вдруг наехавшей техники. Это были единственные минуты организованной работы монастырских людей и военных. Где же логика? Вы где были раньше? Анекдотичность спасания дров заключается в том, что кроме значительных разрушений дровяника и каменных колоннпользы эти действия не принесли, так как дрова лежавшие гораздо ближе к горящему зданию даже не почернели от жара. И сложенный дровяник можно было бы не разрушать, а просто смочить водой. И все бы осталось цело. Это было очевидно. Понаблюдав 10 минут за работой подчиненных, игумен-администратор залез в большой джип, и больше его на пожаре никто не видел.

Атмосфера вокруг пожара была воодушевленная. Люди улыбались и шутили. Все искренне жалели финансового директора гостиницы о. Мефодия. Приходили монахи и фотографировались на фоне горящего здания. Люди на время сблизились. Общались и делились впечатлениями те, кто в обычной жизни даже не смотрел друг на друга и относился друг к другу с неприязнью. Если у Создателя есть такие эффективные методы консолидации и духовного освобождения людей, то что же останется отнашей земли и ее городов когда Он захочет что-то изменить в людях всерьез?»

…целую ночь догорала Летняя гостиница. Огонь за 16 часов превратил уютную только отремонтированную по последнему слову гостиницу в груду искореженного кровельного железа, сплавившихся профилей и труб.От здания остались только ряд печных труб, воспоминания о комфорте и горечь.

Взгляд историка

«Сделанное вскоре после пожара заявление монастыря о том, что здание «не представляло большой исторической ценности», следует считать, мягко говоря, некомпетентным, исходя из положений Федерального закона «Об объектах культурного наследия».В этой связи необходимо провеститщательное расследование этого чрезвычайного происшествия иполную экспертизу ремонтно-строительной и реставрационной деятельности монастыря на объектах культурного наследия,» – считает известный исследователь Валаама, кандидат исторических наук Яровой Олег Аркадьевич.

«Сгоревшая Летняя гостиница, несмотря на то, что она не является памятником религиозного значения, была безвозмездно передана правительством Карелии Четвертому монастырю, образованному в 1991 году, с обязательством ее сохранения как памятника истории. Это уже вторая их утрата деревянного памятника. «Летней» это здание назвали инженеры-проектировщики в первой половине 1980-х гг., на самом деле оно предназначено для круглогодичного проживания. Название «Летняя» было дано одновременно с наименованием Большой Гостиницы «Зимней». Это условные обозначения. Здание Летней гостиницы построено в конце 19 века одновременно с завершением строительства Большой гостиницы и включено в список памятников республиканского значения и охраняется государством.

Как памятник архитектуры здание имеет большое значение, поскольку является не только частью исторической застройки, но и неотъемлемой частью историко-архитектурного комплекса Зимняя – Летняя — Знаменская часовня и ландшафтно-паркового ансамбля, включающего также старинные аллеи и лиственничные посадки. В результате пожара был утрачен исторический облик всего ансамбля.

Как памятник истории здание следует считать замечательным. В 1920-1930-х гг. в нем размещалось монастырское кафе для туристов, называемое «Рестораном». Заведующим рестораном был монах Рафаил, личность крутого нрава, оставившая яркий след в истории третьего, финляндского, монастыря. В здании происходили разные замечательные события из жизни монастыря и 2-го дивизиона 3-го полка береговой артиллерии Финской Армии, расквартированного на Валааме,» — сообщил мне по телефону взволнованный этими событиями Олег Яровой.

Алексей Богданов, Дмитрий Синица (фото),
для «Портала-Credo.Ru»