16+
Новости
26 Февраля 2007, 00:00
14 просмотров

Празднование годовщины первого украинского геноцида? («Украинская правда», Украина)

23 февраля — тест на собственное достоинство

‘У народа, у которого нет чести, не будет и хлеба’. Д. Риккардо

Приближается 23 февраля. Одна из дат, которая испытывает украинское общество на зрелость, тестируя каждого из нас на гражданское сознание. А вернее — на уровень способности воспринимать и создавать реальность с точки зрения гражданина Украины, а не человека совково-малороссийского. То есть, как понимаете, очень нужная дата!

Празднование бывших советских праздников вызывает у нас разные ощущения.

8-го марта, например, мы, украинские мужчины, опять мобилизуем всю свою галантность для более или менее изысканных подарков и теплых слов для наших волшебных женщин. Они это заслуживают! И Клару Цеткин с Розой Люксембург мы вспомним разве что для шутки или 3-го тоста за праздничным «заседанием».

Легкую улыбку вызывает у многих и празднование 1-го мая. Впрочем, день борьбы за права трудящихся, то есть наемных работников, против угнетателей нам действительно еще долго будет нужен — без привязок к верноподданическим одобрямс-карнавалам советской эпохи, но и без спекулятивных шоу тех или иных политических партий настоящего.

Ведь правда, уважаемый читатель, вы также почувствовали какую-то смесь новых ощущений при рефлексии этого, якобы старого, термина — «угнетатель»?

Но вернемся к 23 февраля. Празднование дня защитника Отечества для нашего общества и каждого гражданина в частности, считаем, должно быть одним из самых приоритетных путей самоосознания нации и формирования новой личности.

Потому что, наверное, нет других таких государства и общества на земле, у которых бы на протяжении своего становления было бы столько своих героических защитников. И которые были бы в таком кричащем долгу равнодушия перед ними. . .

Не будем анализировать причины, которые побудили Л. Кучму несколько лет назад восстановить официальное празднование этого дня. По крайней мере, кто-то восстановил еще один повод почтить, вспомнить и выпить. А также, хотелось бы, — еще одну возможность попытки осознания себя и своего Отечества.

Поэтому давайте проанализируем это праздник — День защитника Отечества — по составляющим:

1) День; 2) Защитник; 3) Отечество. То есть, что именно тот день (те дни) и те защитники значат для нашего Отечества (и не нашего также).

23 февраля — день советского дезертира

Как утверждают коммунисты, 23 февраля 1918 года отряды Красной армии получили свои первые победы под Псковом и Нарвой над регулярными войсками кайзеровской Германии. Все, что тогда произошло, и было объявлено всенародным праздником ‘День Советской армии и (почему-то?) военно-морского флота».

Подробности побед никогда не приводились. Потому что было это так. Под Нарву и Псков В. Ленин отправил 6 тысяч балтийских матросов под командованием П.Дыбенко. Других сил тогда не было.

При первых же столкновеньях с врагом (есть свидетельства, что это была рота велосипедистов) матросы во главе с ‘полководцем» П. Дыбенко побежали. Бежали до самой Гатчины (около 120 км). В Гатчине они захватили эшелон, и бегство на восток происходило уже более комфортно.

Петроград был оставлен без всякой защиты. Вследствие Псковско-Нарвского массового дезертирства большевики были вынуждены подписать с немецким кайзером позорный Брестский мир, признать независимость Украины, что отсрочило капитуляцию Германии до ноября 1918 г.

Тогда, 25.02.1918 г., испуганный Ленин написал в статье «Тяжелый, но необходимый урок» в газете ‘Правда»: «Мучительно-позорны сообщения об отказе полков сохранять позиции, отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говоря уже о бегстве, хаосе, близорукости, беспомощности, разгильдяйстве».

А Дыбенкивских ‘защитников Отчизны» разыскивали по всей стране. Нашли их только больше чем через месяц за Волгой, в Самаре. В самарский губком прислали телеграмму с подписью Бонч-Бруевича с требованием немедленно задержать П. Дыбенко и сопровождать его в Москву за самовольное сдачу боевых позиций. Г. Дыбенко был задержан, отправлен в Москву, уволен со всех должностей, осужден Ревтрибуналом, и исключен из партии (восстановлен в 1922 году). В 1938 г. был расстрелян.

В большевистском руководстве в 1930-е годы бытовала идея о перенесении праздника на лето. Или о привязке его к каким-то более благородным «легендам». Например, что именно на этот день, 23 февраля, пришелся пик энтузиазма среди желающих добровольно записаться в ряды СА. Или что накануне этого дня Ленин якобы обратился к бывшим царским генералам («военспецы»), и они перешли на службу к большевикам.

Возникает вопрос: почему и русские большевики разных периодов и «эпох», и настоящие «украинские» «коммунисты» так старательно маскировали и продолжают маскировать правду о дате и самой цели создания Советской армии под такую малоэстетическую легенду и позорную дату? И какова настоящая дата и цель ее создания?

Архивы дают однозначный ответ на этот вопрос: Советское правительство (Совет народных комиссаров) издало Декрет об организации Рабоче-крестьянской Красной Армии (РСЧА) 15 января 1918 года.

Это почему же не праздновали и так стыдливо замалчивали эту дату?

Потому что на самом деле Советская армия была создана вождями советской социалистической России Лениным и Троцким для вторжения в настоящую советскую социалистическую Украинскую Народную Республику. Для свержения социалистической же, но законной, ее — советской же — власти.

Заметим, что слова «вторжение» и «свержение» не совсем передают содержание того, чем занималась только что созданная Советская армия в Украине — это была страшная резня, рядом с которой меркнут все «подвиги» предыдущих оккупантов нашего Отечества: от А. Боголюбского и Батыя до турок и татар (ну, Петр 1, конечно ж, — вне конкуренции):

«Смерть украинцам и буржуям» — с такими первыми лозунгами-указателями на своих «банерах» родилась Советская армия

Российские импер-большевики атаковали границы Украинской Народной Республики в январе 1918 года, сразу после принятия Центральным Советом IV Универсала об объявлении Украины самостоятельным государством, — то есть за месяц до мифического 23 февраля. Это была целенаправленная, откровенная интервенция. Большевистские «братья» даже не скрывали своей цели — они стремились оккупировать Украину.

«Помните также, что так или иначе, а нам необходимо вернуть Украину России. Без Украины нет России. Без украинского угля, железа, руды, хлеба, соли, Черного моря Россия существовать не может: она задохнется, а с ней и Советская власть, и мы с вами: Знайте, что для достижения намеченной цели все средства одинаково хороши», — говорил перед русско-советскими захватчиками Л. Троцкий (работы Украинского Научного Института. — Варшава, 1932. — С.149-151).

Не будем описывать, по сути, первые массовые геноцидные явления в украинских городах при продвижении Советской армии с востока и севера к Киеву — это было еще в январе.

А мы же празднуем в феврале!

Заметим только, что трагедия под Крутами 29-30 января была далеко не самой большой:

Так что же было в феврале?

9-го февраля 1918 г. после девятидневного обстрела Киева из крупнокалиберных пушек (их кто-то оставил в Дарнице — только в Печерской Лавре зафиксировали более 700 взрывов) 30-ти тысячная армия Муравьева и Ремнева ворвалась в святой город.

Только за первые 3 дня жуткой средневековой резни (людей убивали штыками и ножами — экономили патроны), красноармейские отряды расстреляли, сожгли живьем и замучили, по разным данным, от 6 до 12 тысяч киевлян. В частности, возле Лавры закололи штыками Митрополита Владимира. 200 школьников-участников Украинского спортивного общества казнили большевики возле Мариинского дворца того же 9 февраля.

Интересны воспоминания верного ленинца В. Затонского, которые непосредственно касаются этого периода (В. Затонский «Из воспоминаний об украинской революции». — Летопись революции. — 1929. — ? 5-6. — С.116-117): «Я приехал в Киев именно тогда, когда он был взят. Страшное, кошмарное зрелище. …Мы вошли в город: трупы, трупы и кровь: Тогда расстреливали всех. . . просто на улицах. Я сам чуть не погиб: среди белого дня меня один из наших патрулей остановил. Я ему показал удостоверение члена Украинского Правительства, написанное на украинском языке, с печатью Всеукраинского Центрального Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. . . Да и тут бы, наверное, расстреляли, — тогда же это просто на улице делали, — если бы, к счастью, во втором кармане не было второго мандата — члена Совнаркома РРФСР с подписью Ильича. . . .Я вспоминаю, влетело и М. О. Скрипнику. И опять счастливый случай спас нам Николая Алексеевича».

В. Затонский недаром упомянул украинский язык своего удостоверения — в феврале 1918 года в Киеве, да и по всей Украине, расстреливали тех, кто разговаривал на украинском или просто носил украинскую одежду, или у кого дома на стене висел портрет Тараса Шевченко. Заметим также, что просто на улицах людей не расстреливали не то что немецкие нацисты, но даже и «красные кхмеры» в Камбодже!

Возможно, именно 23 февраля 1918 г. «защитники Отечества» пели в Киеве первый гимн Советской армии, мародерствуя и постреливая юных киевлян:

Эх, яблочко, сбоку красное.

Что Украине конец —

Дело ясное…

«Состояние красногвардейцев и их руководителей», которое они продемонстрировали в Киеве и в Украине, объясняли даже наивные украинские коммунисты в «Программе Украинской Коммунистической партии» (Винница, 1920. — С.25): «Принимая во внимание неразвитую коммунистически и еще империалистическую волю русского пролетариата в России и отчасти на Украине, У. К. П. борется с всякими контрреволюционными попытками использовать сие явление в интересах империалистической политики России относительно Украины…»

В. Винниченко пишет в 1919 году драму «Между двух сил». Вот монолог одного из героев этого произведения:

«Как не збожеволеть, мадам, как не збожеволеть? Ведь вы только посмотрите туда за окно: горы трупов этих проклятых украинцев. Горы, мадам, понимаете ли вы это? Мальчики, дети, старики. К стенке — и готово. По усам узнают контрреволюцию. Малороссийские усы — и к стенке. . . Как не… божеволеть? А? Ведь это же ясно, что социализм пришел, и не какой-нибудь там гнилой, европейский, а большевистский, российский, самый настоящий».

Помянем жертв. И героев!

Никто еще не подсчитал количество жертв геноцида украинцев вследствие трех военных агрессий в Украину со стороны Советской России и ее армии 1918-21 гг., которые набрали обороты именно в феврале 1918 г.

Хотелось бы, чтобы 23 февраля мы помянули их. Но не только.

Давайте говорить не только о жертвах, а, прежде всего, о наших героях.

Что мы знаем о них?

В те же февральские дни 1918 г. Запорожская бригада УНР, возглавляемая генералом К. Присовским, вела героическую оборону Житомира и бои за Бердичев от красной армии В. Киквидзе. Отряды В. Киквидзе пошли в контрнаступление, и появилась угроза полного уничтожения 1-го и 2-го корпусов Запорожской бригады.

Ситуацию спасла батарея сотника Савицкого, которая не сдвинулась с места и прикрыла огнем части, которые отступали. До последнего снаряду и патрона! Все они погибли. Со временем одну из батарей Запорожской бригады назвали ‘батареей имени атамана Савицкого».

На следующий день запорожцы соединились с гайдамаками С. Петлюры и возобновили наступление на Бердичев с житомирского и шепетовского направлений. В полдень 26 февраля украинские войска (то есть, наши защитники нашего Отечества!) победно вошли в Бердичев. . .

А что мы знаем о тысячах таких сотников Савицких, о полковниках — хотя бы о таких легендарных, как Петр Болбочан и генерал К. Присовский?

И, главное — а хотим ли мы знать о сильных украинских личностях, чья доблесть и честь должны были формировать и питать доблесть украинского мужчины современности? Потому что сильные нации и сильные личности формируются на героях, а не предателях или жлобоватых вечных Стецьках.

А где хоть один документальный, хоть один художественный фильм об индивидуальном и массовом героизме таких украинских Чапаевых, Матросовых, Гастелло и т.п? Или нам уже не вырваться из инерции вечного плача по жертвам?

Уважаемые мужчины! Если 23 февраля вам придется «заседать», — вспомните не только свои 2 года службы в Советской армии, «прапора-куска» и буфетчицу Маньку (мол — да, были дела, были процессы!).

Почтите тех, кто в те февральские дни (и не только те), не продал свою честь, отстаивал право нашего народа быть самим собой: . .

. . .На флаге 2-го Запорожского пешего полка Запорожской бригады полковника Петра Болбочана вокруг трезуба была надпись: «С верой твердой в конечную победу вперед, за Украину!». Была у них и своя полковая присяга. Вслушайтесь у нее:

Тобi, мiй краю дорогий,

Складаю я свою присягу —

Тебе любить, Тобi служить,

За Тебе вмерти бiля стяга.

I прапор наш жовто-блакитний

Клянусь довiку боронить.

I за народ забутий, рiдний,

Останню кров свою пролить:

Так что — будьмо! За сотника Савицкого, за Болбочана, за генерала Присовского!

И — за нашу честь! Слава героям!!!

Подборка