16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
74 просмотра

Превратится ли Бразилия в зеленую Саудовскую Аравию? («Epoca», Бразилия)

Бразилию снова называют страной будущего. Путешествуя по ней и придя в восхищение от наблюдений за процессом производства спирта из сахарного тростника, журналист ‘Нью-Йорк Таймс’ Томас Фридман, являющийся одним из видных специалистов по Ближнему Востоку, вернулся в США с полным убеждением в том, что Бразилия может стать спиртовой Саудовской Аравией. Сравнение с самым крупным экспортером нефти в мире — совсем не бред. Бразилия является самой продвинутой страной с точки зрения производства топлива растительного происхождения, которое принято называть биотопливом. У нас есть конкурентное сырье, современная технология, зрелый рынок и пространство для увеличения производства.

Именно этот ‘этиловый’ потенциал стал причиной недавнего приезда к нам заместителя Госсекретаря США по политическим вопросам Николаса Бернса. Он прибыл на прошлой неделе, чтобы договориться о стратегическом соглашении между двумя странами в области энергетики. А в марте, чтобы обсудить вопросы альтернативного топлива, в Бразилию прибудет сам президент Джордж Буш, хорошо известный своими связями с нефтепромышленниками.

США стремятся сократить свою зависимость от импорта нефти из таких политически нестабильных стран, как Венесуэла и Иран. Теперь они высказывают также озабоченность поисками новых источников энергии, которые бы не способствовали глобальному потеплению. Топливо растительного происхождения, например наши спирт и биосолярка, стоят в числе наилучших из возможных вариантов. ‘Энергетика склонна искажать власть в некоторых государствах, как, например, в Венесуэле и Иране, которые, как мы считаем, играют негативную роль в мире. Чем больше мы будем диверсифицировать источники энергии и снижать зависимость от нефти, тем лучше для нас’, — сказал он. Американцы не единственные заинтересованные в бразильском ‘растительном’ топливе. Другие страны также намерены покупать наш спирт. Что это нам даст?

Цель понятна всем — в стране есть условия, чтобы стать таким крупным производителем альтернативной энергии и мировым экспортером биотоплива, как Саудовская Аравия — самый крупный экспортер нефти. В ближайшие десять лет плантации сахарного тростника в Бразилии позволят производить 1,2 млн. баррелей спирта в день. Чтобы сравняться с Саудовской Аравией, экспортирующей ежедневно 9,6 млн. баррелей нефти, нам необходимо удвоить нашу производительность и увеличить в четыре раза площади сельхозугодий. Проведенные исследования показывают, что это осуществимо. Саудовцы получают от продажи нефти 154 млрд. долларов США. Никто не рискнет сказать, сколько Бразилия могла бы получать от экспорта спирта. Сегодня наш экспорт оценивается в 1,6 млрд. долларов США — сумму пока незначительную в сравнении с нефтедолларами саудовцев. Как нет возможности предсказать, какие страны, завозящие к себе сейчас нефть, и как они смогут перейти на импорт спирта. Единственное, что известно, это растущий интерес в мире к бразильскому спирту, и потому прогноз — увеличение его производства.

В известном смысле, Бразилия стала героем по случайности. Наша программа использования спирта как топлива зародилась в 70-е годы, во время военного режима. Она представляла собой стратегический выбор с целью сократить зависимость от импорта нефти и улучшить торговый баланс. Программа почти развалилась в 90-е годы, когда была дешевая нефть, и заводы, перерабатывающие тростник, были ориентированы на выпуск сахара на экспорт, позабыв о спирте. Нас спасла технология биотоплива, которая избавила потребителя от настроений сахарозаводчиков. Росло понимание опасности глобального потепления, которое превратило замещение ископаемых видов топлива на другие источники энергии в вопрос первостепенной важности.

Сжигание бензина и дизельного топлива приводит к выбросу в атмосферу двуокиси углерода — одного из газов, вызывающих парниковый эффект. То же происходит и при сжигании биотоплива. Но образовавшийся при сгорании спирта газ в процессе фотосинтеза легко усваивается сахарным тростником. Такой же эффект достигается при сжигании биосолярки, произведенной из растительных масел сои, подсолнечника или клещевины. Поэтому, в конечном итоге, они не изменяют атмосферу. Срочной мерой борьбы с климатическими изменениями, таким образом, могла бы стать замена таких видов топлива, как солярка и бензин, на биотопливо — спирт и биосолярку, утверждает Сузана Кан, сотрудница Федерального Университета Рио-де-Жанейро, работающая координатором программ повышения квалификации инженеров.

И еще раз Бразилия убедилась, что природа благоволит к нашей стране. Сахарный тростник, хорошо приспособленный к нашему климату, оказался одним из растений, дающих наибольший эффект при производстве спирта. Его плантации в Бразилии занимают около 6 млн. гектаров. И есть возможности для их расширения. Страна располагает 90 млн. гектаров пригодных для сельского хозяйства земель, находящихся вне таких чувствительных зон, как Амазония, вырубка лесов в которой вызывает беспокойство в остальном мире.

Мы располагаем несравнимым ни с чем рынком. Более 80% выпускаемых новых автомобилей могут работать на двух видах топлива — спирте или бензине. Продаваемый на заправках бензин имеет 25-процентную примесь спирта. Страна быстро продвигается вперед и в вопросе биодизельного топлива. Со следующего года биодобавки из растительных масел в дизельное топливо составят 2% ‘Петробраз’ (государственная нефтегазовая компания — прим. переводчика) намерена обеспечить 80% этого рынка, закупая растительные масла у частных фермеров. Их содержание в дизельном топливе к 2013 году планируется довести до 5%.

Страна постоянно совершенствует свои технологии. В прошлом году в ‘Петробразе’ придумали новый процесс производства биотоплива. Это — Hbio. Его изобретателем стал 46-летний инженер Жефферсон Гомес, работающий на ‘Петробразе’ уже 20 лет. При помощи особых реакторов ему удалось достичь производства из 1 литра соевого масла практически 1 литра дизельного топлива. ‘Hbio позволит расширить производство биосолярки, поскольку будет способствовать стимулированию производителей сырья. Если ‘Петробраз’ станет постоянным потребителем их продукции, это приведет к реструктуризации рынка’, — считает Гомес.

Владельцы заводов также ведут исследования. Предприятие ‘Дедини’, специализирующееся на выпуске производственного оборудования для сахарных заводов, разработало промышленную установку ‘Барралкоол’. Она смонтирована в 160 км от столицы штата Мату-Гросу города Куйаба и способна одновременно производить спирт и биосолярку. При этом спирт используется как реагент для производства биодизельного топлива из соевого масла. На этом же предприятии получают электроэнергию от сжигания жмыхов от переработки сахарного тростника. ‘Использование биомассы станет прекрасным бизнесом’, — считает Силвиу Ранжел, отвечающий на заводе за производство биосолярки.

Страна стала экспортером готовых промышленных установок. ‘Дедини’ уже поставила четыре таких завода в страны Карибского бассейна. Получаемое на них топливо местные предприниматели поставляют в США. ‘Спрос превышает предложение, поскольку никто больше не экспортирует готовых заводов’, — говорит коммерческий вице-президент компании ‘Дедини’ Жозе Франсишку Давуш. Интерес и любопытство у иностранцев к производству спирта породил ‘тростниковый’ туризм. В маршруты путешествий иностранцев по Бразилии все чаще включаются посещения современных заводов. С начала года ‘Барракоол’ посетили 80 иностранцев, главным образом из США.

При столь многообещающих перспективах отрасли в нее идут бурным потоком инвестиции. Каждый год в стране появляются 20 новых перерабатывающих заводов. Начиная с 2004 г. Национальный банк экономического и социального развития (НБЭСР) ежегодно удваивает финансирование производства спирта из сахарного тростника. В прошлом году на эти цели было выделено 2 млрд. реалов (в 1 долларе США 2,11 реалов — примечание переводчика). В настоящее время этот банк проводит экспертизу или уже финансирует реализацию 62 проектов, инвестиции в которые оценивается в 12 млрд. реалов. По заявлению советника НБЭСР Карлуса Гасталдони, на очереди еще 11 проектов производства биосолярки с инвестициями в 700 млн. реалов.

Согласно данным Международного агентства по энергетике, имеющиеся сейчас технологии и сырье могут гарантировать замену 20% традиционного топлива в мире на бионалоги к 2030 году. Кто сумеет обеспечить столь резкий рост мирового спроса? Сумеет ли Бразилия воспользоваться этой возможностью?

Экспортировать биотопливо не так-то просто. США облагают бразильский спирт повышенными налогами и субсидируют местное производство из кукурузы. ‘Потенциал огромен. Проблема в том, что все хотят вырабатывать собственный спирт’, — говорит Педру Мизутани, вице-президент бразильской компании ‘Козан’, являющейся самым крупным в мире производителем спирта. Однако есть признаки того, что возможности американцев не безграничны. В 2000 году для производства спирта они использовали 6% производимой кукурузы. В 2006 — 20%, что резко повысило цену на этот злак, используемый на корм скоту. Отрицательный побочный эффект проявился в росте цен на продукты питания в США. Придет время, когда американцы будут вынуждены ввозить спирт и снять налоговые барьеры.

Другой важной мерой является создание единой международной технической спецификации для спирта. Без этого невозможно продавать этот товар на мировом рынке. На прошлой неделе Бразилия и США договорились о создании единого эталона. Это — прекрасная новость для ‘Петробраза’, который уже осуществляет поставки в Венесуэлу, Нигерию и Японию, законодательство которых позволяет добавлять 3% спирта в бензин. В партнерстве с японским предприятием, отвечающим за импорт спирта, ‘Петробраз’ создал совместную фирму ‘Ниппаку’ для работы в этом направлении. В планы фирмы входит превращение ее в транснациональную биотопливную компанию. В настоящее время ведутся переговоры об участии, покупке и инвестициях с более чем 20 крупными спиртовыми заводами и столькими же заводами по производству биосолярки в Бразилии. ‘Мы имеем конфиденциальные соглашения. Есть еще несколько групп, сделавших нам свои предложения. Если мы пойдем на увеличение экспорта, то гарантии поставок спирта должны быть абсолютными’, — сказал в интервью журналу ‘Эпока’ президент ‘Петробраза’ Жозе Сержиу Габриэлли.

У ‘Петробраза’ есть причина думать об этом. В истории продажи бразильского спирта были проблемы, вызвавшие дефицит доверия к поставщикам. Когда растут цены на сахар и падают цены на нефть, сахарозаводчикам выгоднее временно отказаться от производства спирта и перейти на сахар.

Участие в биоиндустрии такого гиганта, как ‘Петробраз’, может изменить жизнь и крупных, и таких мелких сельских хозяйственников, как 52-летний крестьянин Сержиу душ Сантуш Мартиньш из городка Венансиу Айрес в штате Рио-Гранде-ду-Сул. Его основное занятие — выращивание табака. Но в межсезонье производства табака он стал высевать подсолнечник. Ассоциация производителей табака (Афубра), в которую входит Сержиу Мартиньш, покупает у него весь урожай и перечисляет ему 75% дохода от продажи подсолнечника, который является одним из видов сырья для изготовления биосолярки. Чем больше сфера ее применения, тем больший доход получат такие крестьяне, как Мартиньш.

Быть крупным экспортером продукции, пользующейся спросом, всегда хорошо. Но это может оказать иллюзорным. Что должна сделать Бразилия, чтобы не повторились злоключения каучукового периода ее истории? В начале XIX века каучук был главным движителем национальной экономики. Но так было до тех пор, пока англичане не вывезли семена культуры в свои колонии в Азии. Посаженные в строго спланированные ряды, каучуконосы давали больше продукции, чем деревья, разбросанные по амазонской сельве. Затем появился синтетический каучук, и великолепие эры каучука в Бразилии закончилось. Чтобы со спиртом не повторилась та же история, есть один выход — делать ставку на технологии.

Решающим шагом на этом пути будет открытие лучшей технологии извлечения сахара из листьев и жмыха растений с тем, чтобы потом делать из него спирт. ‘Целлюлозный спирт’ позволит удвоить производство спирта из сахарного тростника. Он позволит также сделать его конкурентами другие культуры, например, американскую и канадскую кукурузу. ‘У нас самая низкая в мире себестоимость производства спирта. С освоением новых технологий ‘целлюлозного спирта’ нас могут обойти’, — считает Мизутани из компании ‘Козан’. ‘Мир вспомнил о спирте, и сейчас США, Канада и Евросоюз вкладывают миллионы в исследования’, — говорит министр горнорудной промышленности и энергетики Бразилии Рикарду Дорнеллес.

Что еще надо сделать? ‘Маркетинг’, — отвечает специалист консалтинговой фирмы PSR Мариу Вейга. И добавляет: ‘ Средний американец совершенно не представляет себе, что бразильский спирт лучше и дешевле. Но его облагают налогами. Не достаточно, чтобы вас цитировали как пример для подражания. Бизнес есть бизнес. Мы уже были королями сахара, каучука и кофе. Сейчас Господь дает нам последний шанс. Надо воспользоваться этой возможностью’. Если Бразилии удастся превратиться в державу технологии производства биотоплива, мы будем страной таких крестьян, как Мартиньш, и распахнем двери в будущее для таких современных исследователей, как Жефферсон.