16+
Новости:
3 Февраля 2007 года, 00:00
33 просмотра

Путин демонополизировал «Единую Россию»

В целом прошедшую 1 февраля традиционную пресс-конференцию Владимира Путина можно охарактеризовать как «традиционную». Стенограмма пресс-конференции, скорее, напоминает рапорт об успехах, задачах и планах, чем политические откровения. То, что Путин отказался называть имя возможного преемника, пожалуй, главное, что было сказано действующим президентом. Комментарий руководители политологического департамента Центра политических технологий Алексея Зудина:

— Каково ваше главное впечатление от пресс-конференции?

— Это последняя пресс-конференция Путина в качестве действующего президента – именно так она подавалась в СМИ и именно с этим моментом были связаны возложенные на нее ожидания: кого он обозначит как преемника.

Но выступление президента пошло попрек этих ожиданий, на полном контрасте с ними. На пресс-конференции президент сделал все возможное, чтобы не оказаться в положении «хромой утки», поскольку это губительно для успеха управляемой ротации (собственно, на страницах «Политком.Ру» мы предполагали нечто подобное еще в 2004 году). Стало ясно, что до самого последнего момента Путин «собирать вещи» не будет. Он может себе это позволить, потому что уровень его популярности не снижается. При этом такое поведение сочетается с твердым намерением Путина уйти.

На пресс-конференции ему представилась возможность продемонстрировать хорошую форму, показать, что он держит в голове все важные государственные дела. В этом смысле Путин действительно был полон сил, у людей должно было сложиться впечатление, что он твердо держит штурвал в своих руках. Непохоже на то, что он устал, напротив, очевидно, что он не желает приблизить время окончания срока (слова президента «Что вы меня выпихиваете раньше времени» как раз об этом). Путин остался верен себе и продемонстрировал приверженность старой линии.

Что касается ожиданий тех политических игроков, которые заинтересованы в определенности касательно исхода президентских выборов, то они понятны. Конечно же, эти игроки ищут подсказки от Путина насчет того, как им отстраивать свою линию поведения, чтобы перед выборами наиболее выгодно позиционироваться. Но одна из составных частей стратегии президента состоит в том, чтобы не давать никаких подсказок игрокам — участникам политического процесса, которые, поскольку политическая система моноцентрична, все завязаны на Путина. Он никому не дал никаких подсказок. И, с точки зрения своих интересов, поступил совершенно рационально.

— Отвечая на вопрос о партии «Справедливая Россия», Путин фактически определил ее главную задачу – составить конкуренцию на выборах «Единой России». О чем это говорит?

— Из этого можно сделать очень важный политический вывод о том, что большая мечта руководства «Единой России» – позиционировать себя как партию социального консерватизма скорее не удалась. Кремлевский куратор «Единой России» Владислав Сурков поддерживал смещение партии в право-либеральную сторону. Ему это сделать не удалось — руководство партии настояло на центризме. Но за этим стоят чрезвычайно важные вещи. Дело в том, что либерально-консервативная ниша (в экономике — рынок, в политике – государственничество) дает возможность претендовать на доминантный статус. Позиционирование себя в нише социального консерватизма давало возможность занять сразу правый и левый политические фланги. Позиции партии это явно усиливало.

Однако возникал вопрос – что будет с другими партиями и партийной системой в целом, не обретет ли «Единая Россия», от которой начнут зависеть и правительство, и президент, чрезмерный политический вес? При том, что в этой партии присутствуют не самые динамичные элементы. Кремлю такое положение не выгодно.

Что сделал в этой ситуации Путин? Он выпустил «козла в огород» — появилась вторая прокремлевская партия, главная задача которой пока сводится к тому, чтобы ограничивать «Единую Россию». Президент данный курс подтвердил на пресс-конференции, сказав о том, что две партии, пользующиеся поддержкой Кремля, будут конкурировать между собой на выборах. Важно, что президент сказал о необходимость пусть управляемой, но все же конкуренции.

То, что Путин официально «развел эти партии по углам», обозначив их принадлежность к правому и левому флангу, тот факт, что «Справедливая Россия» была определена как системная левая партия – все это очень хорошо. Потому что со временем, если конкурентность наверху привьется и если партиям удастся не стать одноразовыми (в данном случае эта проблема касается только «Справедливой России»), конкуренция приведет к постепенному уничтожению самого института партии власти. Действительно, будет непонятно, какую именно политическую силу считать партией власти.

— Сможет ли «Справедливая Россия» стать реальным конкурентом «Единой России», зависит ведь не только от намерений Кремля.

— Здесь многое зависит от необратимых поступков, которые совершено. Создание «Справедливой России» и допуск в нее части губернаторов – пример такого рода необратимости, говорящей о том, что монополию на влияние на государственную власть «единороссы» утратили. И в этом отношении можно говорить, что в данном случае эгоистические интересы нынешней правящей группы совпадают с интересами политического развития страны. Они заинтересованы в создании конкурентной ситуации, в непревращении «Единой России» в политического монстра. Но это же соответствует и потребностям развития страны.

Подготовила Любовь Шарий

03