16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
37 просмотров

Путин, ‘холодная война’ с Америкой («La Stampa», Италия)

Путин обвиняет: ‘Военная операция в Ираке породила еще больше зла, чем диктатура Саддама’

Соединенные Штаты Америки агрессивны, жаждут власти, своим стремлением к мировому господству подвергают весь мир опасности. На международной конференции по безопасности в Мюнхене Владимир Путин подробно изложил список обвинений в адрес Америки — с такой жесткостью, какой не было слышно со времен СССР. ‘Одна нация, США, расширяет свои национальные границы всеми возможными способами’, — заявил глава Кремля, — ‘и это очень опасно, никто себя уже не чувствует в безопасности, потому что никто уже не может защищаться, обращаясь к международному праву’.

Прямых упоминаний об Ираке нет, но ‘односторонние действия не разрешили конфликтов, а наоборот, обострили их’. Америка Буша жаждет ‘однополярного мироустройства’, и, по мнению Путина, ‘несмотря на попытки обелить его, этот термин означает, что есть один-единственный центр силы и один-единственный хозяин’. А позднее вечером он возобновил атаки на канале ‘Аль-Джазира’, заявив, что американское вторжение принесло Ираку больший ущерб, чем диктатура Саддама.

Эта риторика носила беспрецедентно жесткий характер, даже притом, что антиамериканизм уже достаточно долго является частью российской политики. И понятно, почему Путин решил лично появиться на мюнхенской конференции, хотя до этого всегда посылал туда министра обороны Сергея Иванова. В действительности, несмотря на заверения в дружбе с Джорджем Бушем, ‘достойным человеком и даже другом, который сказал, что Россия и Америка никогда не будут врагами — с чем я согласен’, вчера в Мюнхене было произнесено слово ‘конец’ в отношении нормализации, последовавшей за ‘холодной войной’. Российский лидер не пожалел для США серьезных обвинений и подозрений, упомянув, в частности, ‘желание сохранить за собой пару сотен дополнительных ядерных боеголовок на тот момент, когда они могут пригодиться’ после 31 декабря 2012 года, когда Вашингтон и Москва должны сократить свой стратегический арсенал до 1700-2200 единиц. Он коснулся и расширения НАТО, ‘серьезного фактора, уменьшающего взаимное доверие’, и заявил по поводу американского противоракетного щита: ‘Я не хочу никого обвинять в агрессии, но в этом случае одна из сторон получит чувство полной безопасности, что развяжет ей руки в местных конфликтах, а, возможно, и мировых’.

Отсюда следует необходимость российского ‘ответа’. И Путин отвечает в пику всему. О демократии: ‘Нас этому постоянно учат, однако американское поведение не имеет ничего общего с демократией’. О свободе печати: ‘Еще больше журналистов убивают в Ираке’. О Косово, где вчерашнее путинское ‘нет’ относительно любого решения, не устраивающего сербов, блокирует весь процесс. Относительно Ирана, Путин объясняет, почему аятоллы не представляют ядерной опасности для Европы, напоминая о том, что именно деспотичные действия США ‘подпитывают гонку вооружений и желание других государств обзавестись атомной энергией’, но он также признает, что ‘искренне не понимает’, почему Тегеран отказывается взаимодействовать с международным сообществом. Встав на тропу войны, Путин набросился также и на Артуро Паризи: ‘Может быть, я неправильно понял министра обороны Италии, когда тот говорил, что ООН, ЕС и НАТО являются международными организациями, имеющими право узаконивать применение силы. Мы полагаем, что это может делать только ООН’. Паризи был вынужден ответить: ‘Мы согласны. Речь идет о недоразумении, которое мы сразу прояснили’.

Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер дал определение выпаду российского царя — ‘малопригодное разочарование’. А вечером последовал ответ Белого Дома: ‘Обвинения Путина ошибочны. Мы удивлены и разочарованы’, — сказал официальный представитель Гордон Джондроу.

________________________________________

Россия знает себе цену («Al Jazeera», Арабская пресса)

Начало новой ‘холодной войны’ («The Times», Великобритания)