16+
Новости
2 Марта 2007, 00:00
16 просмотров

Путин назначает лидером Чечни премьер-министра, обвиняемого в нарушении прав человека («The New York Times», США)

Москва. — В четверг президент России Владимир Путин назначил президентом Чечни, разоренной войной республики на юге страны, Рамзана Кадырова — наводящего на многих ужас молодого чиновника, чьи спецслужбы обвиняются в похищении людей, пытках и других нарушениях прав человека.

Хотя это назначение было ожидаемым, оно укрепило позиции Кадырова как доминирующей политической фигуры в Чечне, где, в результате двух войн, начавшихся в 1994 г., российские и чеченские силы практически подавили сепаратистское движение.

Путин огласил свое решение в ходе встречи с Кадыровым в подмосковной резиденции.

Как передает BBC, в четверг комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг (Thomas Hammarberg) участвовал в конференции, организованной в Чечне правительством, и осудил ‘действительно широко распространенные случаи пыток и жестокого обращения с арестованными’.

Самые известные правозащитные организации России бойкотировали конференцию, проведенную в Грозном, столице Чечни, называя ее показным мероприятием, призванным заслонить тот факт, что в последнее время лояльные Кадырову спецслужбы чаще, чем остатки сепаратистов, обвиняются в актах насилия.

По данным нью-йоркского Комитета по защите журналистов, руководство которого участвовало в январе во встрече с представителями органов российской власти, подозрения в отношении Кадырова и его подчиненных также возникли при расследовании убийства Анны Политковской, журналистки, расстрелянной в Москве в октябре прошлого года.

В своей последней статье, опубликованной посмертно, Политковская утверждала, что чеченские милиционеры применяли пытки в качестве стандартной меры в отношении подозреваемых в сепаратизме. Спекуляции вокруг возможной причастности Кадырова к ее убийству, которое еще не раскрыто, приобрели такой размах, что он был вынужден сделать публичное заявление.

‘Я не убивал женщин, — заявил он в прошлом году, — и я никогда их не убиваю’.

В ходе встречи с Кадыровым, которой был посвящен репортаж российского телевидения, Путин указал на его заслуги в деле ‘восстановления республики’ сначала на посту вице-премьера, а затем — премьер-министра. Кадыров сказал в ответ, что он продолжит осуществление политики Путина. Назначение должно быть одобрено парламентом Чечни, но при контроле Путина и власти Кадырова в республике это не более, чем формальность.

О том, что Кадыров станет президентом, заговорили с тех пор, как в результате взрыва, организованного сепаратистами в 2004 г. на футбольном стадионе, погиб его отец Ахмад, первый промосковский лидер Чечни.

Тогда его сын был слишком молод для того, чтобы занять президентское кресло. Согласно новой конституции республики, кандидату на пост президента должен быть не менее 30 лет. Тридцать Кадырову исполнилось в октябре прошлого года. Как и его отец, он воевал с федеральными силами в первую чеченскую войну, закончившуюся унизительным выводом российских войск в 1996 г., но, с возобновлением боевых действий в 1999 г., перешел на сторону прокремлевских сил.

Какое-то время он командовал собственной армией из нескольких тысяч солдат. ‘Кадыровцы’ воевали с сепаратистами и охотились за трофеями. Затем их включили в состав государственных спецслужб, но считается, что Кадырову они более лояльны, чем Москве.

В последние месяцы он вступил в открытую конфронтацию с преемником своего отца Алу Алхановым, который в феврале ушел в отставку.

Назначение Кадырова является кульминацией политики Путина по предоставлению значительной автономии тем чеченцам, которые готовы выказать свою лояльность. По мнению критиков, Путин игнорировал сообщения о нарушениях прав человека, поскольку, благодаря тактике Кадырова удалось сдержать сепаратистские настроения.

‘Сейчас в Чечне активная фаза войны завершена, и сепаратисты ослаблены, — говорит Лев Пономарев, директор московской организации ‘За права человека’. Он, как и многие другие, предупреждает об опасности неограниченного контроля, которым обладает Кадыров. — Но, в то же время, Чечня стала местом, где российского законодательства фактически не существует’.

Подборка