16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
39 просмотров

Путин в Мюнхене («Diena», Латвия)

Субботнее выступление президента России Владимира Путина в Мюнхене называть объявлением новой ‘холодной войны’ не совсем верно. Хотя бы потому, что сегодняшняя Россия ни в военном, ни в политическом, ни в экономическом смысле не так сильна, как в свое время СССР, а тем более — западные союзники теперь.

Скорее, правы те, кто считает эту речь проявлением слабости России и объясняет желанием с помощью риторической конфронтации ‘вынудить себя любить’, то есть заставить считать равноценной США и НАТО силой в глобальной политике. Однако вербальная атака Путина на США как на причину всех несчастий и явное неприятие расширения НАТО, прежде всего, свидетельствует о готовности отказаться от ‘стратегического партнерства’ с Западом и открыто предложить Россию с ее ‘вертикально интегрированным’ режимом КГБ и государственным капитализмом в качестве лидера антидемократического мира. Во-вторых, с точки зрения Латвии осмотрительнее нужно относиться к пропагандируемому в последнее время ‘улучшению отношений’ с одурманенным нефтяными и газовыми деньгами соседним государством.

В своей речи на ежегодной Мюнхенской конференции по международной безопасности Путин выступил с резкими нападками на США, которые ‘почти во всех сферах системы права’ якобы ‘вышли за свои национальные границы’ и навязывают другим странам свою волю в экономической, политической и гуманитарной областях так, что больше никто не чувствует себя в безопасности. Поэтому, по мнению Путина, нужно говорить о новой ‘глобальной архитектуре’ ‘многополярного мира’, где будет не только один хозяин. Расширение НАТО Путин назвал ‘провоцирующим фактором’ — ‘НАТО выдвигает свои форпосты к границам нашего государства’ и ‘пытается навязать нам новые разделительные линии и стены’.

Тем временем, отвечая на вопросы участников конференции, Путин довольно четко выразил свое представление о России именно как о силе, находящейся за проведенной ею же разделительной чертой: если американцам удастся создать эффективную противоракетную систему, ‘возможная угроза будет полностью нейтрализована нашими ядерными силами’, пугал Путин. ‘Равновесие полностью нарушено’, поэтому Россия выбирает ‘асимметричный’ ответ — создание новых систем ядерного оружия, правда, оно не направлено против США, противоречиво разъяснял президент России.

Министр обороны США решил спокойно ответить на эту агрессивность со стороны Путина, как и полагается сильнейшему. ‘Одной холодной войны достаточно’, — заявил Гейтс и напомнил, что самым эффективным оружием западных союзников является доверие политической и экономической свободе, религиозной терпимости, правам человека, демократическому управлению государством, власти закона.

Эти же ценности являются основными принципами стран-членов и ЕС, и НАТО. Россия, к сожалению, избрала свой путь ‘суверенной демократии’. Но у нее нет монолитной идеологии, как в Советском Союзе, которую можно противопоставить демократическим ценностям. Сейчас правительство России — это бизнес, политика Кремля — это деньги и еще раз деньги, которые зарабатываются экспортом энергоресурсов, ставших главным внешнеполитическим оружием для получения большего влияния, чтобы можно было заработать больше денег. Вряд ли это может служить идеологической основой для новой холодной войны. И даже нескрываемое недовольство Путина по поводу НАТО, возможно, исходит не из опасений в связи с надуманной угрозой для России, а из опасений угрозы ее бизнесу. Напомним, что на саммите НАТО в Риге американский сенатор Ричард Лугар призвал к созданию ‘энергетического НАТО’ и предложил считать энергетический шантаж или блокаду против одного участника альянса нападением на всех членов блока.

Агрессивность Путина по отношению к НАТО, а также прозвучавшее днем ранее заявление министра обороны России Сергея Иванова о том, что Латвия и Эстония после вступления в НАТО не только не улучшили, но еще более ухудшили отношения с Москвой, наводят, по меньшей мере, на два вопроса. Во-первых, считает ли Кремль вступление стран Балтии в НАТО необратимым процессом и не лелеет ли надежд втянуть эти государства снова в свою ‘сферу влияния’? Во-вторых, знает ли Путин и приближенные к нему люди о том, что латвийско-российские отношения улучшились?

На Мюнхенской конференции Путин страны Балтии не упоминал. Но сразу после нее в интервью телеканалу Al Jazeera заявил, что ‘в политическом плане у нас не самые лучшие отношения со странами Балтии’ и, что Россия, согласившись повышать этим странам цены на газ постепенно, ‘дотирует’ их экономику, но ‘кое-где’ критика России ‘переходит в истерию’.

Теперь вопросы правительству Латвии: если у хозяина Кремля такое видение российско-латвийских отношений, кто же тогда в России занимается происходящим в данное время ‘улучшением отношений’; кого представляет посол России Виктор Калюжный, поскольку, кажется, что он представляет не совсем своего президента? И не попытается ли, в конце концов, Путин потребовать от Латвии за пограничный договор и обещанное улучшение отношений с Латвией цену, заплатить которую мы себе не сможем позволить?

С другой стороны, возрастающая агрессивность России, что в очередной раз подтвердил ее президент в Мюнхене, заставляет не тянуть с оформлением восточной границы Латвии, НАТО и ЕС. Если это можно сделать, это нужно сделать.

_________________________________

Путин не выдержал напряжения? («Polonia», Польша)