16+
Новости
5 Марта 2007, 00:00
78 просмотров

Путинские силовые игры («The Globe And Mail», Канада)

Сверкающая трехсотметровая башня из стекла и стали, возвышающаяся над историческим центром бывшей царской столицы Санкт-Петербурга, станет зримым свидетельством влияния и могущества ее владельца — российской государственной энергетической компании ОАО ‘Газпром’. Против строительства небоскреба выступают местные жители, а ЮНЕСКО пригрозила в случае реализации этого проекта исключить Петербург из списка объектов всемирного культурного наследия — но ‘Газпром’ это не останавливает. Дело в том, что его влияние отнюдь не ограничивается статусом крупнейшей корпорации России.

После прихода к власти президент Владимир Путин — кстати, уроженец Санкт-Петербурга — увеличил принадлежащий государству контрольный пакет акций ‘Газпрома’ и назначил одного из высокопоставленных членов правительства, первого вице-премьера Дмитрия Медведева, председателем его Совета директоров. Одновременно г-н Путин превратил ‘Газпром’ в главный инструмент свой политики восстановления государственного контроля над стратегически важным нефтегазовым сектором, поддержав всей мощью государства усилия корпорации по приобретению активов, принадлежащих как российским, так и зарубежным топливно-энергетическим фирмам.

Доля ‘Газпрома’ в российской экономике настолько велика, — он является крупнейшим налогоплательщиком в стране, и, помимо основных активов, владеет банками, СМИ и электростанциями — что аналитики высказывают предположение: возможно в будущем году Путин и Медведев, ведущий кандидат в преемники нынешнего президента, которому придется покинуть свой пост по истечении предписанного конституцией срока, попросту ‘поменяются должностями’.

Помпезная новая штаб-квартира в Петербурге стала бы подходящей резиденцией для ‘сильного’ президента после ухода в бизнес — она затмит даже царские дворцы. На пресс-конференции в феврале Путин косвенно одобрил строительство башни, хотя сам ‘Газпром’ настойчиво утверждает, что окончательное решение еще не принято.

Несмотря на все свои связи с Кремлем, крупнейшая газодобывающая компания мира упорно называет себя чисто коммерческим предприятием, которое стремится увеличить свои доходы за счет ввода в эксплуатацию новых месторождений взамен тех, что разрабатываются уже давно и начали истощаться, а также приобретения пакетов акций зарубежных сбытовых и распределительных компаний, непосредственно работающих с потребителями. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что Кремль сохраняет за собой контрольный пакет ‘Газпрома’ по соображениям ‘стратегической безопасности’, однако компании предписано действовать исходя из коммерческих интересов владельцев, в том числе частных акционеров, которым принадлежит 49,08 % активов. ‘Он действует как независимая корпорация, в интересах акционеров, в том числе иностранных инвесторов, с целью увеличения доходов’, — отметил г-н Песков в одном из интервью. Однако за последние годы репутация ‘Газпрома’ на Западе была изрядно подпорчена; критики утверждают, что его стратегия определяется политическими задачами г-на Путина, а не интересами акционеров.

‘Газпром’ обвиняют в том, что он не вкладывает в газодобычу достаточных средств, чтобы обеспечить выполнение своих будущих обязательств, что в спорах с бывшими советскими республиками, например, Украиной и Беларусью, он выступает в качестве орудия Кремля, а также в неприкрытом использовании ‘административного ресурса’ для обеспечения государственного контроля над многообещающими энергетическими проектами.

В конце прошлого года ‘Газпром’ приобрел у Royal Dutch Shell контрольный пакет ее проекта ‘Сахалин-2’; англо-голландскую компанию вынудили пойти на эту сделку бесконечные придирки регулирующих органов. Ранее ‘Газпром’ отказался от обмена активами с Shell по ‘Сахалину’: за несколько недель до заключения соответствующего соглашения англо-голландский концерн объявил об удвоении стоимости проекта.

Сегодня с аналогичным давлением сталкивается британская BP: речь идет о проекте ее совместного предприятия в России, TNK-BP, по эксплуатации Ковыктинского газового месторождения в Восточной Сибири. На прошлой неделе председатель правления BP Джон Браун (John Browne) побывал в Москве, где обсуждал с представителями государства возможную сделку, в соответствии с которой ‘Газпром’ должен заменить нынешнего российского партнера британской компании.

По словам Федора Лукьянова, главного редактора журнала ‘Россия в глобальной политике’, коммерческие интересы крупнейших государственных компаний, объединенные общим прозвищем ‘Кремль Инкорпорейтед’, тесно сплетены с интересами самого государства. ‘Что такое ‘Газпром’ — компания глобального масштаба, стремящаяся укрепить свои позиции на рынке:, или орудие возрождения российской сверхдержавности? Ответ: и то, и другое’, — отмечает г-н Лукьянов.

Особенно зависят от ‘Газпрома’ европейские страны — ведь ему принадлежит монополия на экспорт российского газа. Международное энергетическое агентство — организация, объединяющая страны-потребители — сетует, что российская корпорация недоинвестирует крупные добывающие проекты, уделяя слишком много внимания приобретению нефтяных компаний и иностранных производственных и сбытовых активов. Тем не менее, хотя Европа остается крупнейшим потребителем добываемого ‘Газпромом’ сырья, последний стремится диверсифицировать рынок сбыта за счет строительства трубопровода в Китай и поставок сжиженного газа в Японию и Северную Америку.

В интервью, которое он дал мне в нынешней московской штаб-квартире компании, вице-президент ‘Газпрома’ Сергей Куприянов отметил, что стратегия концерна состоит в сохранении нынешнего статуса ведущего мирового экспортера газа и одновременном расширении деятельности в других сферах топливно-энергетической отрасли.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе ‘Газпром’ планирует лишь незначительное увеличение газодобычи. В прошлом году эта цифра составила 550 миллиардов кубометров, а к 2010 г. она должна возрасти только на 10 миллиардов.

По прогнозам некоторых аналитиков, в ближайшие годы может возникнуть значительный дефицит природного газа, особенно в период холодов. Сильнее всего это испытают на себе российские потребители, однако, по словам аналитика Владимира Милова из московского Института энергетической политики, подобный дефицит, возможно, не позволит ‘Газпрому’ экспортировать в Европу больше сырья, чем предусматривают его минимальные контрактные обязательства.

Валерий Нестеров, аналитик из инвестиционной компании ‘Тройка Диалог’, утверждает, что ‘Газпром’ существенно увеличивает вложения в основные фонды, и скорее всего в ближайшие годы продемонстрирует более эффективные результаты в плане газодобычи, позволяющие избежать ее снижения. Однако он добавляет, что компания преследует целый ряд разнонаправленных задач, и неясно, сможет ли она действовать на всех этих фронтах одновременно — строить трубопроводы, приобретать зарубежные активы, увеличивать поставки сжиженного газа и создавать технически передовые производственные мощности. ‘Проблема ‘Газпрома’ состоит в том, чтобы избежать перенапряжения ресурсов, не брать на себя слишком много сверхгигантских проектов одновременно, — отмечает г-н Нестеров. — На мой взгляд, компании необходимо принять решение относительно своих приоритетов’.

Г-н Куприянов из ‘Газпрома’ отметает все прогнозы о будущем дефиците. Переход на рыночные цены в отношениях со странами бывшего СССР, например, Украиной, Беларусью, Грузией и Молдовой, скорее всего приведет к сокращению спроса на газ в этих республиках; кроме того, в целях повышения эффективности энергопотребления путинская администрация одобрила постепенное увеличение внутренних льготных цен на это сырье.

Что же касается иностранных потребителей, то у ‘Газпрома’ по его словам, есть все возможности, чтобы в полном объеме выполнять контрактные обязательства: ‘Мы заключили ряд долгосрочных контрактов, по которым мы поставляем оговоренные объемы газа по оговоренному графику. Так что мы знаем, сколько газа мы должны добывать в любой конкретный момент’.

Несмотря на скепсис аналитиков, представители ‘Газпрома’ настаивают, что он в состоянии увеличивать и производство сжиженного газа; вскоре ожидается решение о строительстве завода по сжижению газа под Петербургом. В настоящее время ведутся переговоры с потенциальными партнерами по этому проекту — канадской Petro-Canada со штаб-квартирой в Калгари, а также алжирской государственной нефтяной компанией.

Вице-президент ‘Газпрома’ утверждает, что ‘реальных препятствий’ на пути сделки с Petro-Canada не существует. Представитель самой канадской компании Том Кэрни (Tom Carney) заявил в интервью по телефону, что Petro-Canada не комментирует ход переговоров, которые еще не завершены.

Подборка