16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
63 просмотра

Регресс в России

Ситуация в России Владимира Путина ухудшается каждый день по всем параметрам. Путинизм в XXI веке стал таким же значимым словом, каким был сталинизм в XX. Поведение путинского режима породило вопрос, который историки задают то и дело: почему России не по силам демократическая форма правления, государство, основанное на законности, а не на власти диктатора или политбюро?

Не считая короткого периода режима Керенского, пришедшего на смену царизму, история России – это череда Иванов Грозных, сменяющих друг друга. Почему с распадом СССР в 1991 году президентом страны стал офицер КГБ?

Московский корреспондент лондонской газеты Daily Telegraph только что сообщил, что группу правозащитников признали виновной в организации «несанкционированного» чаепития – ничего себе! – с двумя иностранцами.

Еще одна жертва Путина, Михаил Ходорковский – когда-то нефтяной магнат – расплатился за то, что бросил вызов Путину. Ходорковский уже отбывает восьмилетний срок в сибирском лагере, к которому теперь добавляется еще 15 лет. Факты в этом деле не имеют значения – значение имеет путинизм.

На самом деле, как отметила 7 февраля газета Wall St. Journal, начиная с убийства видного телевизионного деятеля Владислава Листьева 12 лет назад, в России не было ни одного успешного расследования громкого убийства. В октябре прошлого года бесстрашную журналистку Анну Политковскую, обвинявшую президента Путина в удушении демократии, застрелили средь бела дня. Ее убийцу не нашли, если милиция вообще его искала.

Путинизм означает, что нет «билля о правах», нет права на свободу слова, нет права собираться и рассчитывать на удовлетворение жалоб, нет права возражать против незаконных обысков и конфискаций, нет права неприкосновенности личности, важной основы страны, благословленной законностью. Какое может быть разделение властей – законодательной, исполнительной и судебной – если вся власть принадлежит одному человеку? Есть ли в путинской России независимая юстиция? Нет. Возможно, даже возрождается то, что в советские времена называлось «телефонным правом», когда диктатор или его лакеи уведомляли судей о желательном исходе конкретного дела.

Девять задержанных правозащитников были членами организации «Фрода», защищающей права национальных меньшинств. И в чем их преступление? В контактах с двумя немецкими студентами, гостившими у друга в южном российском городе Новороссийске.

«Нам сказали, что гражданам запрещено собираться, и велели дать письменные объяснения, – заявила директор «Фроды» Тамара Коростелева. – Нам сказали, что по новому закону на любое собрание с участием двух и более человек с целью публичного обсуждения важных вопросов надо получать разрешение местной администрации за три дня».

Три года назад госсекретарь США Кондолиза Райс выразила озабоченность по поводу проходившего через российский парламент закона, который сильно ограничивал деятельность неправительственных организаций.

«Демократия строится, конечно, на выборах, она строится на парламентах, она строится на таких принципах, как верховенство закона и свобода слова, – заявила она. – Но она строится также на способности граждан свободно собираться и действовать, чтобы подталкивать свое правительство в определенном направлении. Роль неправительственных организаций, работающих в России и других новых независимых государствах бывшего СССР, заключается лишь в попытке помочь гражданам лучше организоваться, чтобы добиваться от своего правительства изменений политики, отражающихся на их жизни».

Несколько лет назад президент Буш сказал о Путине: «Я посмотрел в глаза этому человеку. Я смог понять его душу». Посмотрите снова, господин президент.

Арнольд Бейхман – научный сотрудник Института Гувера при Стэнфордском университете, колумнист The Washington Times