16+
Новости
27 Февраля 2007, 00:00
11 просмотров

Решение суда в Гааге огорчило и сербов, и боснийских мусульман

Во вторник западные СМИ пишут о решении Гаагского суда, который снял с Сербии обвинения в геноциде в Сребренице.

Британская The Times пишет о том, что Сербия нарушила свои обязательства, не предотвратив резню в Сребренице в 1995 году и не наказав ее исполнителей. Страна нарушила конвенцию по предупреждению геноцида и наказанию за него, так как не арестовала Ратко Младича, командующего армией боснийских сербов, хотя он скрывался на территории страны, заявила председатель Гаагского суда Розалин Хиггинс. Суд потребовал от Сербии принять незамедлительные меры для передачи Младича трибуналу ООН по военным преступлениям.

В постановлении, имеющем обязательную силу (судьи приняли его тринадцатью голосами против двух), сообщается, что Сербия не виновна в геноциде или в планировании геноцида. В результате рухнули надежды Боснии на финансовые выплаты со стороны соседнего государства. Признание сербской вины и последующие требования о выплате компенсаций могли бы привести к еще большей изоляции страны и отбросить назад и без того уязвимый процесс реформ.

Положение в Сербии в настоящий момент довольно шаткое: после январских всеобщих выборов партии обсуждают создание нового коалиционного правительства и пытаются осмыслить требования ООН о предоставлении Косово фактической независимости.

The Guardian указывает, что вердикт суда приняли с горечью и боснийские мусульмане, и сербы. Для боснийских жертв самой свирепой расправы на территории Европы со времен Второй мировой войны оправдание сербов по обвинению в геноциде – горькая пилюля. Прозападному президенту Сербии Борису Тадичу тоже трудно согласиться с решением, назвавшим Сербию ответственной за военные преступления и геноцид, совершенные режимом Слободана Милошевича. И все же вчерашнее решение следует отнести к числу важных вех в международном праве, пишет газета.

Издание Frankfurter Rundschau приходит к выводу: даже если родственники погибших почувствовали себя оскорбленными, все равно суд в Гааге вынес мудрое решение. Война за раздел Югославии и особенно Боснии была циничным перекраиванием географической карты, заговором политических элит против населения вне зависимости от его национальной принадлежности. Но она не была истребительной войной одного народа против другого, как захватническая война Гитлера против Польши или Советского Союза.

Факт совершения большей части военных преступлений сербами явился результатом тогдашнего соотношения сил. В соответствии с планом боснийских сербов, поддержанным Белградом, мусульмане должны были быть вытеснены на небольшую территорию, но их физического уничтожения не планировалось. Хорватская сторона, которая чувствует себя победительницей, тоже практиковала планомерные «этнические чистки»; Загреб еще более открыто, чем Белград, поддерживал боснийских хорватов. А к концу войны, когда раздел Боснии считался уже решенным делом, мусульманские лидеры тоже изгоняли сербов и препятствовали возвращению в свои дома как сербских, так и хорватских беженцев.

Своим приговором судьи отдали долг исторической правде. Но он также имеет значение для будущего, поскольку возлагает обязанность на народы искать вину и виновных в собственных рядах. Это единственный путь к продолжительному примирению. И Боснии-Герцеговине указано на необходимость дальнейших поисков общего варианта истории. Ведь без общей истории не бывает общего будущего, пишет газета.

Итальянская La Repubblica публикует интервью главы Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) Карлы дель Понте. Она выступает с жесткой критикой в адрес европейских государств, слишком «мягких» в отношении Сербии, и подтверждает намерение оставить занимаемый пост в сентябре.

Карла дель Понте назала решение Гаагского суда позитивным, «поскольку оно подтверждает факт геноцида в Сребренице, подтверждает то, что Сербия нарушила обязательство по его предотвращению, подтверждает, что эта страна не обеспечила полномасштабного сотрудничества и не передала Младича Гааге». «Теперь Сербия обязана это сделать», – считает Карла дель Понте.

Подборка