16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
29 просмотров

Россия и арабы объединяются против Бен-Ладена

Многие лидеры арабского мира уже назвали нынешний визит Владимира Путина на Ближний Восток историческим. Действительно, этот визит весьма примечателен по своей форме и содержанию. Арабские монархи принимают Путина подчеркнуто дружелюбно и формы этого дружелюбия по своей стилистике скорее напоминают о сказках «Тысячи и одной ночи», а не о международном протоколе начала XXI века. Подобная пышность и подчеркнутое внимание к российскому лидеру, которую демонстрируют аравийские монархи, имеет свои причины. Как обычно, эти причины куда глубже, чем официальная повестка дня.

В экономической сфере визит направлен на углубление коммерческого сотрудничества. В качестве наиболее интересных для Москвы проектов называются инвестиции российских компаний в нефтегазовый сектор арабских стран, совместные проекты в области добычи и переработки нефти и газа, а также новые контракты на поставки российского оружия. Обосновано указывая на пока весьма скромные масштабы экономических связей между Россией и странами региона, многие СМИ считают, что главной целью визита является выработка согласованной стратегии поведения на нефтяном и газовом рынке. Арабские страны проявляют большую настойчивость в продвижении идеи создания «газовой ОПЕК». Так что от визита Путина в Катар, который является обладателем третьих по величине (после России и Ирана) разведанных запасов природного газа в мире, ожидали многого.

Пока идея создания «газовой ОПЕК» не находит особого отклика в Кремле. Очень показательно, что накануне визита министр промышленности и энергетики Виктор Христенко прямо заявил, что «домыслы о картелях, о газовых ОПЕКах – плод возбужденной фантазии. Эти слухи ничего под собой не имеют, никакой реализации. Мы продолжаем реализацию политики РФ в сфере глобальной энергетической безопасности». Христенко назвал единственным эффективным инструментом повышения всемирной энергетической безопасности глобальный диалог производителей, транзитеров и потребителей газа. Проблема, однако, в том, что подобного диалога не наблюдается. Нынешний картель развитых стран-потребителей мировых ресурсов имеет реальную перспективу оформиться в «энергетическое НАТО», которое будет рассматривать посягательства на свои интересы в качестве военной угрозы. Так что господину Христенко и другим неисправимым оптимистам в нашем правительстве нужно настраиваться вовсе не на «глобальный диалог» с нашими западными партнерами, а к их жесткому диктату по отношению к России.

На подобном фоне многие аналитики и СМИ выдвинули версию о том, что визит Путина на Ближний Восток является лишь политическим маневром, который призван решить сиюминутные и чисто тактические задачи. При этом указывается на то, что Саудовская Аравия систематически пренебрегает интересами возглавляемой ею ОПЕК, и именно поэтому экономическое значение картеля в последнее время упало до небывало низкого уровня. По этой версии, визит Путина используется Саудовской Аравией и другими арабскими монархиями, прежде всего, для того, чтобы ослабить давление США по вопросу цен на энергоносители. Аналогичным образом трактуются и цели России, которые сводятся к тому, чтобы «перевербовать» Саудовскую Аравию, попытаться сыграть в политику «по-взрослому» – на чужом поле или, точнее, в чужом нефтяном резервуаре (см. «Россия запустила руку в нефтяной резервуар Америки»).

В отличие от г-на Христенко президент России не высказал своего негативного отношения к «газовому ОПЕК». Однако и особого энтузиазма по поводу данной идеи он тоже не проявил. Путин назвал ее на своей пресс-конференции всего лишь «интересной» и обещал подумать. По сути глава государства повторил свой ответ на аналогичное предложение, которое недавно прозвучало и со стороны Ирана: «Мы не собираемся создавать какого-то картеля, но координировать нашу деятельность было бы правильно, имея в виду главную задачу обеспечения основных потребителей энергоресурсами».

Многие эксперты подчеркивают, что Россия возвращается на Ближний Восток, но уже не как носитель какой-то идеологии, а из чисто прагматических соображений. При этом они указывают, что попытка активизации политики Кремля на Ближнем Востоке чревата опасностью того, что Запад может окончательно разувериться в России как в партнере. В этой связи невольно вспоминается африканская мудрость: «Когда собаку хотят повесить – ее объявляют бешеной».

Вполне очевидно, что говорить об охлаждении Запада, его разочаровании в России было бы правомерно лишь в том случае, если бы был такой период, когда постсоветская Россия действительно воспринималась на Западе в качестве равноправного партнера. В реальности же к России относились в лучшем случае как к «нефтяной бочке», которая не может быть полноценным субъектом международных отношений по определению, а в худшем – как к «Карфагену, который должен быть разрушен». Возвращаясь же к нынешнему визиту Путина на Ближний Восток, необходимо отметить, что все перечисленные выше экономические и политические составляющие действительно имеют важное значение. Но их явно недостаточно для того, чтобы оценивать этот визит в качестве исторического. Таковым его может сделать лишь то, что пока остается за скобками официальных комментариев и за кадрами официальной хроники.

Продемонстрированное на Ближнем Востоке подчеркнутое внимание к России вряд ли вызвано сиюминутными и конъюнктурными соображениями. Они, естественно, весьма важны, но сами по себе не являются определяющими. Главным же является то, что стратегия США по выстраиванию «Большого Ближнего Востока» окончательно зашла в тупик. Вряд ли американские войска и их союзники надолго останутся в Ираке и Афганистане. В ходе предвыборной кампании Демократическая партия США попытается использовать антивоенные настроения и на их волне отстранить от власти республиканцев. Их шансы на победу очень высоки. И в случае избрания демократического кандидата в президенты вывод американских войск из Ирака и Афганистана практически предопределен. После этого разбираться со всем оставленным американскими неоконами на Ближнем Востоке наследством придется не заокеанским демократиям, а странам региона.

Наиболее беспокойной частью этого наследства являются не хаос и разруха, которые останутся после американского погрома, а террористический интернационал, когда-то выращенный США для борьбы «с мировым коммунизмом и советской угрозой». Он уже давно вышел из подчинения былым хозяевам и теперь делает все, чтобы превратить в реальность идею создания регионального, а затем и всемирного «халифата». Как известно, в халифате нет места для России, аравийских монархий и других государств региона, которые, по мнению последователей Бен-Ладена, не отвечают требованиям «чистого ислама».

Главным двигателем сближения России и аравийских монархий становится настоятельная необходимость выработки скоординированной политики по нейтрализации угрозы со стороны радикального ислама. И об историческом характере нынешнего визита Путина можно говорить лишь в том случае, если Россия и арабские монархии осознали общность этой угрозы и уже начали разрабатывать общую стратегию по ее нейтрализации. Естественно, что эта стратегия вряд ли будет представлена широкой публике (а также Бен-Ладену и другим борцам за «всемирный халифат» и «чистый ислам»). Так что придется довольствоваться обсуждением «газового ОПЕК», проектом строительства скоростной дороги между Меккой и Мединой и другими не самыми важными проектами.

Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
106, за 0,385