16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
63 просмотра

Россия укрепляет новые фронты

Москва бесстыдно ввязывается в геополитический торг

Нападки Владимира Путина на Вашингтон и НАТО на конференции по безопасности в Мюнхене в эти выходные воскресили подозрения по отношению к действующей российской власти, в которой преобладают экс-сотрудники КГБ. Шутливый ответ министра безопасности США Роберта Гейтса – выходца из ЦРУ – о «привычке бывалых шпионов рубить сплеча» и ремарка Владимира Путина о том, что Джордж Буш – «очень порядочный человек», скрасили дискомфорт ситуации лишь отчасти. Обзор новых «фронтов».

Энергетический фронт

Нефтегазовые ресурсы России – любимое оружие Владимира Путина противодействия Соединенным Штатам и Европе (получающей из России 24% газа и 27% нефти). Сегодня эксперты говорят уже не о Кремле, а о «Кремпроме» – новообразовании от Кремля и «Газпрома» – имея в виду власть в Москве.

На этом фронте Путин сотоварищи ведет две битвы: за капитал и за влияние. Что касается прибылей, Москва хочет пересмотреть все соглашения. Привилегированные тарифы Украины и Белоруссии были пересмотрены в сторону повышения после беспощадной дуэли. На Грузию и Молдавию оказывается давление. Европейский союз в ответ на пожелание заключить долгосрочный контракт попросили открыть доступ на свой распределительный рынок для «Газпрома». Международные конкуренты российского гиганта (Norsk Hydro, Shell) вынуждены снизить свою долю в разработке месторождений Российской Федерации. Президент Путин неоднократно заявлял, что иностранцы контролируют 26% российского нефтяного рынка. И точка.

Что касается влияния, Владимир Путин открывает сразу две карты: укрепление связей между Россией и ее поставщиками из Центральной Азии (в первую очередь – Туркменией), которых обхаживают Китай и ЕС, и союз с «великанами» газовой сферы, в частности Катаром и Алжиром. Российский президент говорит о «газовой ОПЕК». Неслучайно, что после мюнхенского фурора он совершает турне по странам Персидского залива, Саудовской Аравии, Катару и Иордании.

Военный фронт

Как у всякого бывшего шпиона, у Владимира Путина есть свои затаенные обиды и страхи. Обиды на бывшие страны-спутники СССР за демонстративное пренебрежение к русскоязычному меньшинству и военную лояльность Соединенным Штатам – посредством НАТО. Боязнь дестабилизации России извне. Путина не устраивает американский противоракетный щит у российских границ. Он осуждает использование Пентагоном болгарских и румынских военных баз. В Москве он взялся за неправительственные организации, обвиняя их в том, что они финансируются Западом и хотят повлиять на исход предстоящих в марте 2008 года президентских выборов.

Эта риторика агрессивнее действительности. «Россия не представляет угрозы», – повторяют в штаб-квартире НАТО. Но задача Путина носит вполне военный характер: любой ценой избежать стратегических сбоев, из-за которых Москва может утратить свой потенциал устрашения США и ЕС. Убийство бывшего шпиона Литвиненко в Лондоне в ноябре 2006 года вновь дало почву спекуляциям о подпольных московских сетях в Европе. Оборонный бюджет России также растет: с 2001 года он увеличился в 3,5 раза.

Геополитический фронт

Лейтмотив таков: Россия не должна уступать. Косово с этой точки зрения имеет принципиальное значение: Москва угрожает наложить вето при принятии Совбезом ООН в марте окончательного решения по статусу провинции, если оно не устроит Белград. В конце концов, торг будет идти по поводу гарантий, предоставляемых сербскому меньшинству. Но у Кремля есть и другие козыри на случай, если западные страны попытаются признать независимость Косово. Россия может сделать то же самое в Абхазии и Южной Осетии – сепаратистских регионах Грузии, или в молдавском Приднестровье. Запад также должен держать рот на замке по поводу стремления Чечни к независимости.

Никуда не деться и от иранской ядерной проблемы. Москва несет очевидную ответственность за приобретение Ираном ядерных технологий. Владимир Путин, не упускающий случая подчеркнуть, что США увязли в Ираке и Афганистане, знает, что положение американцев в Персидском заливе весьма плачевно. Россия же продолжает вести переговоры о поддержке. Как и во времена холодной войны, карта мира вновь становится объектом большого торга.