16+
Новости:
20 Февраля 2007 года, 00:00
34 просмотра

Россия выходит из зимней спячки («Kathimerini», Греция)

«Надеюсь, что историки будущего не придут к выводу, что новая «холодная война» началась на 43-й Мюнхенской конференции по безопасности», — заявил издатель германской газеты Die Zeit Йозеф Йоффе. «Полвека спустя после бурной речи Никиты Хрущева в ООН кремлевский руководитель вновь обрушивается на своих противников на международном форуме. По крайней мере, Владимир Путин не стал снимать ботинок», — такой ехидный комментарий сделала берлинская газета Maerkische Allgemeine.

Поводом для этих комментариев стала важная речь Владимира Путина на международном форуме, который проходил в столице Баварии. С трибуны атлантического института, который был создан на пике ‘холодной войны’, перед аудиторией, которая включала министра обороны США Роберта Гейтса и германского канцлера Ангелу Меркель, российский президент решил освободиться от дипломатических вежливостей, чтобы разразиться настоящей филиппикой в адрес американской сверхдержавы.

Обращаясь не столько к аудитории, сколько к международному общественному мнению, Путин метал громы и молнии против «сценария однополярного мира с одним центром власти, одним центром силы и принятия решений. Мира с одним хозяином и господином». Он заявил, что почти неконтролируемое использование военной силы толкает человечество в бездну постоянных столкновений. Одна страна, США, переходят свои национальные границы всеми возможными способами, навязывая экономические, политические, культурные и образовательные аспекты своей политики другим нациям. По мнению Путина, это господство одной державы неизбежно толкает ряд стран к тому, чтобы создать оружие массового поражения.

Кажется, что над конференцией в Мюнхене навис какой-то рок, хоть ее и окрестили «Давосом безопасности». Четыре года назад, накануне войны в Ираке, тогдашний глава Пентагона Дональд Рамсфелд, вызвав бурю международного возмущения, разделил Европу на «старую» — франко-германскую и «новую» — филоамериканскую. В этом году вне конкуренции было выступление бывшего офицера КГБ, которого министр Гейтс обвинил в том, что он возрождает атмосферу ‘холодной войны’. «Думаю, что мы, старые шпионы, привыкли выражаться прямо», — сказал бывший глава ЦРУ, заключив с ядовитым юмором: «Только меня переучивали четыре с половиной года в лагере под названием университет, где я научился связям с общественностью. . . Хватит нам и одной ‘холодной войны'».

Что же теперь — поверить, что под костюмом одного из лидеров G-8 бьется сердце старого коммуниста? Что какая-то муха неожиданно укусила этого политика, известного своим хладнокровием, что побудило его объявить контрнаступление против всемирной сверхдержавы? Тот, кто дал себе труд прочесть речь российского лидера, должен был бы сделать совсем другие выводы.

Путин начал свою речь, цитируя Франклина Делано Рузвельта: «Когда мир нарушен в одной части планеты, все страны оказываются в опасности». Путин «навел мосты» с американской оппозицией, подчеркнув, что политика Буша «опасна для самого гегемона, потому что разрушает его изнутри». И содержание, и фразеология Путина напоминают совсем не Хрущева образца 1960 года, а критику политики Буша, которую можно ежедневно читать в New York Times или в Le Monde. Чтобы не оставлять недомолвок, Путин завершил свою речь сдержанно и скромно, указав: «Мы знаем, что мир изменился, и реалистически оцениваем свои возможности и потенциал».

На самом деле не Путин объявил «новую ‘холодную войну'» с Америкой. Он был первым руководителем послекоммунистической России, который заявил urbi et orbi, что его страна не собирается терпеть постоянное принижение ее роли и «окружение» со стороны США. Его ничтожный филоамериканский предшественник Борис Ельцин получил от Вашингтона за свою преданность войну против Сербии, несмотря на российское вето, а также расширение НАТО на восток, к российским границам. В продолжение этого Джордж Буш в одностороннем порядке вышел из договоров, которые обеспечивали ядерный паритет США и России, а недавно даже и собрался продолжить «звездные войны» на территории Польши и Чехии, пытаясь, очевидно, обеспечить абсолютное ядерное превосходство над Россией.

Используя неудачи бушевской политики, Путин методически стремится разорвать «кольцо окружения». В частности, в этом ключе важно его турне по Ближнему Востоку. Российский президент сумел «навести мосты» со странами, которые по определению считаются союзниками США. Об этом не могли мечтать его предшественники. В Саудовской Аравии, у которой есть все основания быть недовольной американской политикой после 11 сентября, Путин подписал важные соглашения, в том числе по чувствительным вопросам обороны и ядерной энергии. В Катаре он провел переговоры о возможности создания «газовой ОПЕК», который, при участии Ирана и Алжира, мог бы стать абсолютным мировым монополистом.

Еще одно свидетельство растущего российского влияния — встреча глав МИД России, Китая и Индии в Дели. Три великих державы Евразии подтвердили свое политическое обязательство создавать «более демократичный мировой порядок», укрепляя ООН, в рамках многополярного мира.

Конечно, возможности России не надо преувеличивать. Ее экономика пока еще не стабилизировалась, демографический спад остается огромной проблемой, а взрывоопасное общественное расслоение угрожают национальному согласию. На этом фоне у России нет повода преследовать цель столкновения с США. Тем не менее, как признают наблюдатели, не существует крупной международной проблемы, которая могла бы быть решена Америкой без помощи России. Правда, совершенно не гарантировано, что это понимает президент Буш и русофобский круг его товарищей, такие как старые рыцари холодной войны Чейни и Гейтс, а также кремлинолог Кондолиза Райс.

Рост самоуважения, который становится ясен из мюнхенской речи Путина, не лишен реального основания. В январе 2007 года Россия наконец-то достигла ВВП уровня 1990 года, выйдя из крутого пике посткоммунистической эпохи. Путин получил страну экономически разрушенной — апофеозом кризиса стал крах рубля. При его правлении российская экономика растет на 6-7% ежегодно. Это развитие прежде всего базируется на полезных ископаемых, но за два последних года сопровождается и постепенным развитием остальной российской промышленности.

В последние пять лет рост расходов на образование удвоился, увеличились втрое расходы на здравоохранение и вчетверо — на оборону. Сейчас строятся восемь ядерных подлодок, новые поколения баллистических ракет. Россия — одна из немногих стран мира, которая исправно обслуживает свой внешний долг, прощает долги стран третьего мира (получая взамен авторитет) и является пятой страной в мире по запасам иностранной валюты. В путинскую эпоху самоубийства и смерти от эпидемий значительно уменьшились, что обозначило выход страны из экономического Армагеддона ельцинской клептократии.

_______________________________________

Пусть Путин стучит ботинком («Republika.lv», Латвия)

Восход новой ‘холодной войны’ («Newsweek», США)