16+
Новости
7 Марта 2007, 00:00
26 просмотров

Россияне ссорятся, выигрывает Путин

Предвыборная вражда играет на руку Кремлю, вытесняет на обочину оппозицию

До парламентских выборов осталось меньше девяти месяцев, и политический сезон в России набирает обороты. Но, поскольку Кремль принимает меры по укреплению своего политического контроля в преддверии президентских выборов будущего года, кампания обретает сюрреалистические черты.

Два ближайших политических союзника президента Владимира Путина ссорятся, чья партия лояльнее популярному президенту (не принадлежащему ни к одной партии), и каждая обвиняет другую в похожести на бывшую КПСС. Тем временем оппозиционные партии, от сторонников рынка до компартии, жалуются, что подконтрольные государству СМИ не дают им высказаться и практически игнорируют. А на некоторых региональных выборах, назначенных на ближайшие выходные, власти вычеркнули оппозиционные партии из избирательных бюллетеней на основании технических нарушений.

Это процесс создания «системы нескольких партий», говорит член центрального комитета российской компартии Олег Куликов. «Ситуация стало гораздо труднее для оппозиции».

После прихода Путина к власти в 2000 году он методично выдавливает потенциальных конкурентов, ставя на ключевые позиции доверенных союзников и восстанавливая государственный контроль над значительными частями экономики. Одновременно рост цен на российский нефтяной экспорт дал толчок экономическому оздоровлению, что в последние годы вдохновило Кремль на более конфронтационный курс в отношении Запада.

«Кремль расчистил политическое поле», – говорит Сергей Иваненко, заместитель главы «Яблока», одной из старейших в России партии рыночников. Кандидатов от «Яблока» сняли с выборов в нескольких регионах перед голосованием, назначенным на воскресенье, по причинам, которые партия называет отговорками. Новые правила, введенные в прошлом году, затруднили политическим партиям регистрацию и борьбу за места в парламенте.

Кремлевские чиновники утверждают, что изменения направлены на создание более сильной многопартийной системы. В частном порядке чиновники говорят, что Кремль хочет вытеснить на обочину и коммунистов, до сих пор чтящих советского диктатора Иосифа Сталина, и либеральные партии, появившиеся в 1990-х годах. Постоянные разногласия внутри этих либеральных партий не дают им эффективно мобилизовать небольшую часть российского электората, которая поддерживает их рыночную и прозападную идеологию. Путин же ясно дал понять, что хочет обеспечить преемственность своей политики после его ухода в будущем году, когда закончатся два срока, предусмотренные конституцией.

Благодаря рейтингу Путина, превышающему 70%, и жесткому контролю Кремля над СМИ и ходом кампании, аналитики отмечают, что на декабрьских выборах в парламент неизвестно только одно – получат ли прокремлевские партии больше 75% мест, которые есть у них сейчас, и соответственно добавочную законодательную силу, или останутся с простым большинством. Борьба с более высокими ставками состоится на три месяца позже.

«Выборы в Думу – это первый тур, – говорит Сергей Миронов, спикер верхней палаты парламента и лидер одной из прокремлевских партий. – На основе поведения осенью 2007 года сложатся контуры и личности президентских выборов».

Аналитики и оппозиционные лидеры считают, что Кремль пытается замкнуть политическую площадку перед президентскими выборами в марте 2008 года, чтобы обеспечить господство выбранного Путиным преемника, хотя ни один из вероятных кандидатов не имеет его популярности, ни на национальном уровне, ни среди кремлевской элиты.

«Им нужно, насколько возможно, минимизировать риск, что оппозиция извлечет выгоду из конфликтов внутри режима», – говорит политический консультант Алексей Макаркин из московского Центра политических технологий. Внутри Кремля, как полагают, идет борьба за то, кто получит одобрение Путина. Главными претендентами многие считают двух правительственных чиновников, хотя ни один из них пока не заявил, что будет участвовать в выборах.

В парламентской кампании напряженность существует лишь между прокремлевскими партиями, одну из которых возглавляет спикер нижней палаты, Госдумы, а другую – Миронов. Оба они близкие союзники Путина. Поскольку критика в адрес Кремля недопустима, обе партии сосредоточились на привлечении в свои ряды знаменитостей и обличении друг друга.

Партия «Единая Россия», которую возглавляет спикер Думы Борис Грызлов, называет Путина своим нравственным лидером, напоминая о его поддержке в создании доминирующей позиции партии в парламенте и региональных правительствах.

Сам Путин не является членом какой-либо партии, и в прошлом году он одобрил создание еще одного блока, который называется «Справедливая Россия». Возглавил его Миронов, на прошлой неделе зачитавший теплое письмо президента на съезде своей партии в Петербурге.

«Справедливая Россия» выступает за то, что она называет «новым социализмом», в том числе за повышение государственных пенсий и других льгот. Она называет «Единую Россию» партией бюрократов, подобной КПСС. «Единая Россия» утверждает, что на КПСС похожа партия Миронова, которая возвращается к советской эпохе с ее социалистическими лозунгами.

Политические аналитики говорят, что задача «Справедливой России» – отобрать голоса у левых партий, таких как коммунисты. Уверенное второе место на региональных выборах в воскресенье будет важным признаком жизнеспособности «Справедливой России», отмечают аналитики.

Византийская партийная конкуренция имеет место на фоне введения в централизованную политическую систему элементов борьбы, тщательно контролируемой Кремлем. Миронов, например, стремится внести в закон поправки, которые предусматривали бы выборы членов верхней палаты парламента, в настоящее время назначаемых региональными правительствами.

«Маятник снова совершает колебание в направлении выборов», – говорит Миронов. Но его план, который, по его словам, мог бы вступить в силу в будущем году, предлагает проверку потенциальных кандидатов региональными правительствами.

Социологи, проводящие опросы, говорят, что россияне устали от политики, и при сильном экономическом росте мало признаков недовольства кремлевской инсценировкой политики.

«Это показная демократия, имитация, – говорит Лев Гудков, директор социологической службы «Левада Центр». – Люди это понимают, но хотят в это верить, так же, как хотят верить в Путина».

Подборка