16+
Новости:
16 Февраля 2007 года, 00:00
29 просмотров

Российско-болгарской дружбе Европа не помеха

Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Болгария в Российской Федерации Пламен Грозданов рассказал в интервью «Росбалту» о перспективах отношений его страны с Россией и Евросоюзом, а также поделился своими впечатлениями от работы в Москве.


— Как вы оцениваете нынешнее состояние российско-болгарских отношений?

— В целом, отношения между Россией и Болгарией развиваются хорошо. У нас происходит интенсивный политический диалог. Напомню, что недавно в России с рабочим визитом побывал министр иностранных дел Болгарии Ивайло Калфин. В ходе этого визита обсуждались все вопросы двусторонних отношений, в том числе в политической, экономической, культурной сферах. Были намечены определенные планы.

Сейчас ведется подготовка к подписанию ряда соглашений между нашими странами, в том числе по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, по военно-техническому сотрудничеству, а также в области туризма и спорта. Многие из соглашений уже в принципе готовы — необходимо, чтобы они начали действовать.

В сфере культуры предстоит очень важное событие — 130-летие освобождения Болгарии от османского ига. Мы собираемся и уже предложили некоторым известным россиянам стать членами инициативного комитета по подготовке празднования. Различные мероприятия, наполненные культурной программой, будут проходить с апреля 2007 г. до 3 марта 2008 г. и в Москве, и в Софии. Состоится открытие новых памятников в Болгарии. Это стоит делать, потому что молодые люди должны помнить историю и все хорошее, что было сделано нашим предками.

— Тем более, что в последние российские туристы стали реже посещать Болгарию…

— Сейчас российские туристы постепенно возвращаются в Болгарию. В прошлом году свыше 180 тысяч россиян посетили нашу страну, причем не только черноморские курорты, но и другие болгарские здравницы. Многие русские покупают недвижимость в Болгарии. Это также создает определенные предпосылки для углубления и развития контактов между нашими странами.

— Есть ли вопросы, оставшиеся нерешенными в отношениях двух стран? Что необходимо предпринять в плане их улучшения и дальнейшего развития, на какую сферу сотрудничества необходимо обратить особое внимание?

— Думаю, что нужно на более высокий уровень вывести отношения в области здравоохранения. Также уже несколько лет мы работаем над вопросом сотрудничества в области социального обеспечения. Думаю, что решить эти вопросы необходимо в короткий срок, поскольку они затрагивают интересы конкретных граждан Болгарии и России.

Для Болгарии самая большая проблема в отношениях с Россией — это огромный дефицит в торговом обмене, который составляет почти $3,5 млрд. Конечно, мы понимаем, что невозможно резко сократить этот дефицит. Болгария на 100% импортирует газ, почти на 90% — нефть. При такой структуре товарообмена трудно уравновесить баланс. Но нужно сделать все возможное, чтобы болгарский экспорт увеличивался. Для этого необходимо предпринять определенные шаги, и первый, самый важный из них — наладить нормальную транспортную инфраструктуру между нашими странами. Необходимо подумать о прямых транспортных коридорах между Болгарией и Россией на черноморском побережье и на Азовском море. Сейчас все болгарские товары идут через Румынию, Украину, что создает некоторые проблемы. Между нашими странами нет прямых транспортных связей, что мешает развитию и углублению сотрудничества в экономической области. Мы обсуждаем эту тему с министерством транспорта России и ожидаем, что когда Левитин прибудет с визитом в Болгарию в конце мая, мы найдем какое-то решение.

— Какие изменения в российско-болгарских отношениях могут произойти в связи с вступлением Болгарии в Евросоюз?

— Никаких проблем в связи со вступлением Болгарии в Евросоюз я не вижу. Евросоюз и Россия — стратегические партнеры. Считаю, что членство Болгарии в ЕС будет способствовать развитию отношений, в рамках Евросоюза и Болгария, и Россия смогут и дальше развивать двусторонние отношения. Правда, в начале может быть некоторое торможение этих процессов, поскольку Болгарии нужно привести всю нормативную базу в соответствие с требованиями Евросоюза. Хотя мы начали эту работу уже давно, и практически все основные проблемы уже улажены. Думаю, что к середине текущего года мы завершим процесс приведения болгарской нормативной базы к требованиям Евросоюза и к требованиям Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Россией.

— Формальности займут полгода. Но сколько времени потребуется Болгарии, чтобы «вписаться» в общеевропейские рамки социальной сферы, ментальности граждан?

— Выполнение Болгарией критериев членства в Евросоюзе уже привело к фундаментальным переменам в нашем обществе. Многое изменилось и в плане ментальности. Но мы хорошо понимаем, что если мы не продолжим с реформами, это будет большая ошибка. Поэтому мы должны сделать все возможное, чтобы как можно скорее привести всю практику к требованиям Евросоюза. Я имею в виду здравоохранение, социальное обеспечение, правопорядок. В области экономики, я думаю, мы уже сделали много. В Болгарии существует макроэкономическая стабильность, низкая инфляция и низкая безработица, высокий уровень роста валового внутреннего продукта. Так что в этом плане все развивается хорошо. Это поможет решить фундаментальные вопросы перехода к тем требованиям, которые накладывает членство в Евросоюзе.

— Какие положительные и отрицательные стороны имеет членство Болгарии в Евросоюзе?

— 70% населения Болгарии поддерживают членство в Евросоюзе. Среди молодежи эта цифра достигает почти 100%. Это естественный процесс, и это нормально, потому что Болгария — европейская страна. Мы должны вместе решать европейские проблемы.

Я не думаю, что можно говорить о каких-то отрицательных последствиях. Правда, в некоторых областях вступление в Евросоюз нам обошлось дорого. Я имею в виду закрытие третьего и четвертого энергоблоков АЭС «Козлодуй». Это приведет к проблемам нехватки электроэнергии не в самой Болгарии, а в некоторых странах балканского региона. Дело в том, что Болгария является экспортером электроэнергии в Грецию, Турцию, Македонию и Сербию. Могут возникнуть проблемы стабильности из-за нехватки электроэнергии в этих регионах. Тем не менее, мы будем выполнять все принятые на себя обязательства. Но при этом мы продолжим диалог с европейскими странами и попытаемся найти взаимоприемлемое решение.

— Какие из стран Евросоюза ближе всего к Болгарии по внешнеполитическим приоритетам?

— Не думаю, что нужно так ставить вопрос. Мы согласуем нашу внешнюю политику в рамках Евросоюза, и будем придерживаться действий, которые предпринимает ЕС. Исторически у Болгарии всегда были развиты с некоторыми европейскими странами более тесные отношения. Например, с Германией, Австрией, Бельгией, Италией, Грецией были развиты экономические связи. С Францией – тесные связи в области культуры. В последнее время голландцы очень активно работают в нашей стране. Но трудно определить, кто ближе, а кто дальше по внешнеполитическим приоритетам.

— Возможно ли в Болгарии что-либо подобное польскому «мясному скандалу»?

— Я не думаю, что это возможно. У нас идет достаточно глубокая реформа в области сельхозпродукции. В Болгарию приезжает множество комиссий, которые постоянно проверяют болгарских производителей. Производители получают соответствующие лицензии на производство и экспорт. Это довольно сложный и болезненный процесс. Но мы четко придерживаемся критериев, предъявляемых Евросоюзом. И у нас не должно возникнуть никаких проблем ни с Россией, ни с другими странами.

— Между Болгарией и США заключено соглашение о совместном использовании военных баз на болгарской территории. Не может ли это угрожать интересам России с учетом планов по размещению систем ПРО в Польше и Чехии?

— Во-первых, нужно сказать, что российская сторона была полностью проинформирована обо всех деталях этого договора, а во-вторых, это не американские базы. Это общие базы, которые находятся под болгарским командованием. Эти базы мы рассматриваем в качестве дополнительного стимула к усилению безопасности в регионе. Они используются на принципе ротации, прежде всего, для тренировок военнослужащих, и там не будут постоянно дислоцированы американские военнослужащие. В Болгарии такое сотрудничество рассматривают как повышение боеготовности собственной армии. Это ни в коем случае не направлено против России.

— Не отказались ли в Болгарии от идеи заменить проект «Бургас-Александруполис» на проект нефтепровода Болгария-Македония-Албания?

— Один проект не мешает другому. Текст межправительственного соглашения по проекту Бургас-Александруполис уже в принципе согласован. Предстоит официальное подписание договора 6 марта.

Что же касается проекта АМБО (трансбалканский трубопровод из Бургаса через Македонию и Албанию) то, как я уже сказал, Бургас-Александрупулис не мешает развитию АМБО. Он еще находится на раннем этапе развития: нужно сначала решить вопрос обеспечения поставок нефти, чтобы эта система заработала.

Но у нас есть желание развивать подобные проекты. Болгария заинтересована в том, чтобы разные транспортные коридоры пересекали нашу территорию. Это обеспечивает, во-первых, определенный доход, а во-вторых, определенную стабильность. Мы заинтересованы и в развитии той сети, к которой будет подключена Сербия после того, как уже подписан договор между «Газпромом» и Сербией.

— Как складываются контакты с российским МИД?

— Хорошо. У вас очень серьезная служба, хорошие профессионалы, аналитики с большим научным потенциалом. При этом российские дипломаты довольно открытые и всегда хорошо идут на контакт. В этом плане – никаких претензий.

Беседовал Дмитрий Пановкин