16+
Новости:
20 Февраля 2007 года, 00:00
92 просмотра

Русские опасаются прихода на Кавказ американцев и поэтому наказывают Грузию («Georgian Times», Грузия)

Известный русский журналист Виталий Товиевич Третьяков — фигура, хорошо знакомая грузинским политикам. В свое время он редактировал ‘Независимую газету’, но после того, как ее купил Борис Березовский, Третьякову пришлось оставить свой пост. Сейчас он — главный редактор еженедельной газеты ‘Московские новости’ и журнала ‘Политический класс’. ‘Джорджиан таймс’ побеседовала с Виталием Третьяковым о грузино-российских отношениях.

‘Джорджиан таймс’: Как вы думаете, по чьей причине произошло обострение грузино-российских отношений?

Виталий Третьяков: Думаю, что это произошло из-за руководства Грузии. Главная причина в том, что Грузия хочет ввести на Кавказ третью силу. Это — или НАТО и западные европейцы, или НАТО и Соединенные Штаты Америки. Грузия называет на этот счет свои причины, но, думаю, они необоснованны. Считаю, что безопасности самой Грузии в этом регионе никто не угрожает.

Нахождение России на Кавказе достаточно для того, чтобы все чувствовали себя в безопасности. А Грузия хочет привести туда американцев. Это в корне противоречит стратегическим, тактическим и оперативным интересам России. Нельзя, чтобы на Кавказе, кроме России, была другая дополнительная глобальная сила. Это приведет к тому, что на Кавказе возникнет гигантский конфликт, который перерастет в войну.

— Грузия хочет одного — возвратить Абхазию и Цхинвальский регион. А Россия ей в этом препятствует. Мы в этом убеждены, а вы?

— Я считаю так: Грузия хочет вернуть Абхазию и Цхинвальский регион. А Абхазия и Цхинвальский регион не хотят возвращаться в состав Грузии, учрежденный в советский период. Грузия сделала ставку на дружбу с Соединенными Штатами Америки. Тогда она должна вместе с Америкой же и восстановить свою территориальную целостность. Россия тут не при чем. Грузия не считает Россию дружественным государством, тогда почему Россия должна принимать участие в восстановлении территориальной целостности Грузии

— Виталий Товиевич, давайте посмотрим правде в глаза. Грузия никогда не отказывалась от дружбы с Россией. Саакашвили сразу же, как стал президентом, протянул Путину руку дружбы, но она повисла в воздухе.

— Что вы имеете в виду? Когда он протянул руку?

— Сразу же, как стал президентом…

— Извините, но это только слова. С его стороны были жесткое обращение о срочном выводе российских баз из Грузии, постоянная антироссийская пропаганда. Нам известно, что Саакашвили приведен Америкой, и свои шаги он согласовывает с Вашингтоном.

После переворота стало очевидно, что нужно не театрально протягивать руку, а нужно делать реальные дела. Сразу же после вступления на пост Саакашвили зафиксировал, что приводит сюда американцев. Другого жеста, дружественного в отношении России, я не помню.

— Вы упомянули слово ‘переворот’. Уточните, пожалуйста, ‘революцию роз’ вы расцениваете как переворот

— Разумеется, когда вооруженные люди вторгаются в парламент до того, как войти туда с розами, — это разве не переворот?!

— С оружием в руках туда никто не вторгался. У вас неверная информация.

— Я выразил свое отношение.

— Да, батоно, это ваше право. Давайте сейчас коснемся известной встречи Путина с журналистами. На ней он говорил и о Грузии. Какое у вас осталось впечатление, изменятся ли отношения между Россией и Грузией?

— Сделать точный прогноз сейчас я не могу. Все зависит от грузинской стороны. В отношениях с Россией сегодняшнего руководства Тбилиси можно рассматривать два главных фактора. Первый — это то, что в Вашингтоне господину Саакашвили сказали: мы не будем оказывать давление на Россию, в своих делах разбирайтесь сами. Желательно мирным путем.

Второй фактор заключается в том, что Тбилиси с помощью или без помощи Вашингтона не смог ограничить активность России на Кавказе. Не удалось искоренить и экономическую, политическую, цивилизованную зависимость Грузии от России. Возможно, в будущем это удастся, но пока не удалось. Путин заявил, что возвращение российского посла вы приписали себе как собственную победу. Пожалуйста, мы к этому относимся спокойно.

— Было не так. Посла отозвали вы, вы сами и возвратили — и все.

— То же самое и я говорю. Вы можете принять это, как угодно, но скажу, что надежды на то, что Вашингтон стал бы ради Грузии оказывать каждодневное давление на Москву, провалились. Несмотря ни на что, Грузия по-прежнему остается в этом регионе зависимой от России. Исходя из этого, Грузия, с целью нормализации отношений между двумя странами, должна предпринять несколько шагов, причем очень серьезных шагов.

— Конкретно, каких?

— Один шаг уже сделан. Лидер партии войны, министр обороны Окруашвили уже отпущен с поста. Он заявлял о намерении разжечь в Абхазии и Цхинвальском регионе войну, чего Москва не может допустить.

Во-первых, потому, что война на Кавказе ей не нужна. Во-вторых, потому, что они (Абхазия и Цхинвальский регион — ред.) хотят быть вместе с Россией, и Москва не может это игнорировать. Хотя она их не поддерживает. И еще, Окруашвили постоянно вел антирусскую пропаганду.

— Да, с Окруашвили понятно. Он уже не является министром. А какие другие шаги должна сделать Грузия?

— Я над российско-грузинскими отношениями специально не работаю. Говорю о своих соображениях только в тех аспектах, в которых могу. Первое, что необходимо сделать, — Грузия должна показать России, что хочет мирно жить совместно с ней в регионе Кавказа. Второе и главное — не приводить сюда никакую другую силу, кроме тех, которые уже есть на Кавказе.

Третье. Пусть не пытается с помощью оружия завладеть Абхазией и Цхинвальским регионом. Вот три основных условия, шага, направления, которым Грузия должна удовлетворять. А восстановление полетов, почтовые отправления и другое — это уже дело дипломатов и бизнесменов, и это автоматически решится. Главное — желание сотрудничать с Россией на Кавказе, а не желание бороться с ней.

— А какие шаги должна сделать непосредственно Россия, чтобы отношения восстановились?

— Россия в отношении Грузии и без того проводит лояльную политику, поэтому никаких других дополнительных шагов она сделать не может, кроме снятия ограничений, ввоза грузов, вопроса виз и других, в зависимости от того, какие шаги предпримет Тбилиси.

Главный вопрос понятен — это территориальная целостность Грузии. Прекрасно осознаю, что для нее это болезненный, существенный вопрос, но повторяю: Россия не приступит к восстановлению территориальной целостности Грузии. Это не входит в ее задачи до тех пор, пока Грузия не станет в отношении России лояльной, дружественной страной.

Если вы думаете, что Москва должна заставить Сухуми и Цхинвали присоединиться к Грузии, то такой шаг Москва не сделает до тех пор, пока это правительство, а возможно, и следующее правительство не будет по-настоящему лояльным в отношении Москвы.