16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
55 просмотров

«Русский проект» Кремля

«Единая Россия» объявила о начале реализации «русского проекта», вступив в борьбу за национал-патриотическую тематику в публичном пространстве. Одновременно постепенно происходит нейтрализация «останков» партии «Родина»: Сергею Бабурину, претендовавшему на продолжение проекта «Родина», было отказано в создании своей фракции (его нынешняя фракция «захвачена» Геннадием Семигиным). Тем временем на прошедшей неделе фракция-преемник рогозинской «Родины» сумела отстоять право переименовать себя в «Справедливую Россию»-«Родину». «Останки» «Родины» осваиваются социал-демократами, а национал-патриотическая тема усилиями Кремля концентрируется в руках «Единой России».

Кремль пытается не выпустить из-под контроля национал-патриотический тренд, который усилился в 2005 году и укреплялся на протяжении всего 2006 года. При этом кремлевская игра на националистических настроениях в российском обществе началась еще раньше — в 2003 году, когда появился проект блока «Родина». Однако в проблему националистический тренд конвертировался лишь два года спустя, когда Кремль сделал ставку на новые молодежные движения, поднятые на борьбу с «фашизмом», но при этом использующие националистические лозунги. Тогда в Кремле рассчитывали использовать национал-патриотов против «оранжистов». Подобные игры актуализировали антимигрантсткие, националистические настроения в массовом сознании, чем не преминула воспользоваться партия «Родина» и ряд других, более радикальных организаций, таких как ДПНИ. Спрос снизу рождал политическое предложение, которое либо с трудом, либо вовсе не контролировалось Кремлем. В итоге началась кампания против экстремизма: сначала была снята «Родина» на выборах в Мосгордуму, потом принято более жесткое антиэкстремистское законодательство. Постепенно «Родина» была окончательно уничтожена, а проблема удовлетворения социального запроса на национал-патриотическую риторику оставалась в повестке дня.

На освоение «руин» «Родины» претендуют несколько политических сил. В первую очередь, это блокообразующие партии – «Народная воля» и СЕПР. Лидер первой — Сергей Бабурин — однозначно пытался сделать ставку на «продолжение дела» «Родины» — например, в прошлом году он числился в организаторах «Русского марша». Бабурин начал сближение с ДПНИ, что могло быть расценено в Кремле как опасный сигнал.

В Кремле, судя по всему, решили не допускать второго издания «Родины» как проекта, который будет «специализироваться» на национал-патриотизме. Остатки «Родины» в Госдуме поглощаются социал-демократами. Сергею Бабурину комитет по регламенту отказал в создании собственной фракции, тем самым узаконив «захват» его фракции Геннадием Семигиным. Одновременно и другая фракция «Родина» (бывшая «рогозинская») активно осваивается «Справедливой Россией»: мироновцы сумели отвоевать новое название фракции, где на первом месте стояло бы название партии Миронова. Комитет по регламенту изначально отказывал им в таком праве.

Вторым традиционным претендентом на освоение национал-патриотических настроений является ЛДПР. Партия давно использует националистические лозунги. Однако для растущего сегмента радикального национализма ЛДПР не является привлекательной силой и скорее ассоциируется с конформизмом. На будущих выборах партия скорее всего пройдет в Думу, но получить контроль над всем националистическим сегментом ей не удастся.

С одной стороны, власть вынуждена реагировать на социальный запрос. С другой стороны, Кремль не хочет повторять ошибок 2003 года, когда национал-патриотическая тема была отдана отдельному проекту в лице «Родины», потерявшему управляемость в ситуации социальной напряженности (монетизация льгот). Единственным выходом остается превращение самой власти в умеренно «национал-патриотическую», перехватив инициативу у реальных националистов. Частично в этой стилистике уже действует президент: его заявления о наведении порядка на рынках положительно оценивается той частью населения, которая недовольна мигрантами и является благоприятной средой для развитий политического национализма.

Теперь к президенту присоединилась и «Единая Россия». Партия запускает общественную дискуссию «Русский проект». Руководить проектом будет бывший телеведущий Иван Демидов. Как сообщают «Ведомости», цель проекта ЕР — разобраться в том, что означает слово «русский», и отделить «махровый» национализм от «бархатного». Однако такое «отделение» может привести к обратному результату – к росту легитимности националистических настроений (хотя она и без того увеличилась после высказываний президента о рынках), к получению националистами (в том числе и радикальными) трибуны для выражения своих взглядов. В то же время конкуренция партии власти с националистическими политическими силами будет ограничена лишь рамками публичной дискуссии, и Кремль сделает все, чтобы не сделать ее частью выборной повестки декабря 2007 года. Кроме того, Кремль приложит усилия к тому, чтобы не допустить к выборам партии, откровенно играющие на националистической тематике.

Появление «Русского проекта» было расценено как чисто электоральное мероприятие. Однако в действительности у него несколько политических задач. Первое – создание альтернативы более радикальным, «специализированным» организациям, которые пытаются сделать тему национализма «профильной» (например, попытки Рогозина возродить КРО, ДПНИ). «Русский проект» призван в этом контексте не позволить подобным фигурам и лидерам наращивать собственную социальную базу. Второе – предотвратить падение рейтинга «Единой России», которая вынуждена учитывать наличие ощутимого националистического тренда. Третье – партия власти вслед за самой властью вынуждена реагировать на настроения в обществе. Однако развертывание «русского проекта» может иметь негативные последствия: фактически власть вынуждена заигрывать с националистической темой, одновременно подогревая ее. В этих условиях не исключена активизация радикальных националистов, которые заходят стать фактором влияния как в русле политики Кремля, так и за его рамками. Как следствие, Кремлю придется проводить двойственную политику: с одной стороны, усиливать борьбу с экстремизмом, с другой — поддерживать умеренный национализм в риторике околовластных и властных структур.

13