16+
Новости:
27 Февраля 2007 года, 00:00
20 просмотров

Сербию призвали к ответу

Вердикт верховного суда ООН, гласящий, что Сербия не сумела предотвратить массовое убийство боснийских мусульман в Сребренице в июле 1995 года, вчера приняли с горечью и боснийские мусульмане, и сербы. Для боснийских жертв самой свирепой расправы на территории Европы со времен Второй мировой войны оправдание сербов по обвинению в геноциде – горькая пилюля. Прозападному президенту Сербии Борису Тадичу тоже трудно согласиться с решением, назвавшим Сербию ответственной за военные преступления и геноцид, совершенные режимом Слободана Милошевича. И все же вчерашнее решение следует отнести к числу важных вех в международном праве.

Доказать вину государства в геноциде всегда будет трудно. Ведь хотя Сербия поддерживала и финансировала боснийских сербов, суду пришлось бы устанавливать, что у Сербии был реальный контроль над боснийской армией и военизированными отрядами, осуществившими массовое убийство. Улик было недостаточно, чтобы это доказать. Суд отверг также аргумент, что характер зверств во время войны, питаемой сербским национализмом, которая велась сербским оружием, равноценен обвинениям в геноциде. Десятки тысяч людей были убиты, и до двух миллионов согнаны с насиженных мест в результате масштабных этнических чисток, проводимых боснийскими сербами преимущественно в 1992 году. Но и это не является геноцидом. Суд также отверг иск Боснии о репарациях, которые достигли бы миллиардов долларов.

Но при всех этих оговорках решение международного суда было важным. Во-первых, суд подтвердил, что случай геноцида имел место в Сребренице. Во-вторых, судьи убедительным большинством (13 против 2) пришли к выводу, что Сербии было по силам предвидеть и предотвратить расправу, но она этого не сделала. В-третьих, судьи решили, что Сербия не выполнила свои обязательства наказать тех, кто осуществлял геноцид, либо отдав генералов под суд в стране, либо передав их Международному трибуналу по бывшей Югославии. Далее, Сербия по-прежнему не выполняет свои международные обязательства, не выдавая военного инициатора расправы Ратко Младича, давно объявленного в розыск в Европе. Схватить 64-летнего генерала не удается уже 12 лет, прежде всего из-за помощи, которую ему оказывают его бывшие бойцы и элементы в спецслужбах, считающие его национальным героем.

Сербские националисты называют Международный трибунал в Гааге западным инструментом, созданным после гражданской войны. Но им будет труднее отмахнуться от Международного суда ООН, созданного более 60 лет назад как гражданский суд, выносящий решения по делам между государствами, а не отдельными лицами. Тадич ухватился за этот факт, чтобы убедить соотечественников передать Младича трибуналу по военным преступлениям в Гааге. Единственной возможностью для сербов возродить свою истерзанную войной страну будет вступление в Европейский союз, а у вступления есть конкретная цена.

Но значение вчерашнего решения шире. Впервые с 1948 года была применена Конвенция о геноциде, целую страну призвали к ответу за геноцид. Создан важный прецедент: там, где государство может оказать положительное влияние или имеет фактическую власть, чтобы предотвратить геноцид, оно обязано это сделать. Тот же принцип можно применить к ответственности Судана за этнические чистки в Дарфуре. Заседание было частью незавершенного дела, оставшегося после суда над Милошевичем, который умер раньше, чем над ним свершилось правосудие. Если вчерашнее решение, пусть и не идеальное, прояснит определение геноцида и ответственность государств по его предотвращению, оно окажет важную услугу укреплению международного права.