16+
Новости
4 Марта 2007, 00:00
20 просмотров

Сергей Шаргунов: «Мы говорим о кадровой революции во власти»

Писатель, руководитель Союза «За Родину!» — молодежного крыла партии «Справедливая Россия», член Центрального Совета «Справедливой России» Сергей Шаргунов утверждает, что западная молодежная политическая жизнь по сравнению с российской «упорядоченнее, хотя и скучнее». «Я достаточно хорошо знаком с деятельностью молодежных организаций на Западе, в частности, в Германии и Бельгии. Ездил туда по приглашению тамошних молодежных структур. Так вот, начинающий политик на Западе четко знает путь, который надо пройти, чтобы достичь высокого поста в политической иерархии. Поступательно, аккуратно и уверенно он идет вверх по карьерной лестнице — начиная с местной ячейки молодежного крыла. При наличии энергии и способностей продвижение вперед практически гарантировано. В России же соответствующих механизмов пока не создано, и молодежная политическая жизнь хаотична и стихийна».

— Зато достаточно интенсивна.

— Молодежная проблематика у нас стала актуальной совсем недавно — в 2004–2005-х годах. Это было связано с цветными революциями в Грузии и на Украине, в которых, как известно, значительную роль сыграли молодежные организации.

В одночасье на российскую «молодежку» обратили внимание. Все стали смотреть, не появятся ли и здесь, в России, такие же протестные силы, способные стать двигателем народных волнений. Смогут ли они стать тем передовым отрядом, который приведет к власти оппозицию?

Как показала история, не смогли. Во-первых, было быстро придумано противоядие – «Наши», «Местные», «Молодая Гвардия». Оказалось, что власти способны вывести на улицы грандиозную массовку, на фоне которой протестные организации смотрятся, как небольшие кучки подростков. При том, что правоохранительные органы всегда имеют возможность начать очередную операцию «заслон», чтобы снизить вдвое то небольшое количество людей, которое способна вывести на улицу радикальная оппозиция.

— «Оранжевые» на Украине и в Грузии были успешней своих российских последователей?

— Что касается украинской политики, то мы сегодня наблюдаем там полный балаган. Майдан, по большому счету, накрылся медным тазом. И это оказалось большим смысловым удар по «оранжистам» в России.

В Грузии ситуация интереснее. Михаил Саакашвили, который по стилистике мне сильно напоминает Муссолини, сделал то, чего не получилось у Виктора Ющенко. При всей антипатии к антироссийскому режиму, который сложился в Грузии, признаю, что с политической точки зрения Саакашвили оказался эффективней Ющенко. Хотя к позитивным экономическим изменениям это вряд ли привело.

— Так что же такое тогда «оранжевая» революция и зачем она нужна?

— Любая революция – это очередная попытка людей найти большой смысл в существующем миропорядке. Это всегда некий титанизм, желание обрести что-то крупное, сформулировать и реализовать большой проект. Грубо — объединиться всем хорошим людям и убить всех плохих людей. Но если утопические проекты в XX веке были растянуты во времени, то сегодня процесс их крушения занимает буквально несколько месяцев.

Не так уж плохо, что люди постоянно ищут спасительные рецепты изменения мира. Важно лишь, чтобы не было человеческих жертв, чтобы не страдали мирные люди, особенно дети, старики, женщины. Революции в России, как мы знаем, не всегда заканчиваются мирно и бескровно. Поэтому мое убеждение в том, что единственный путь перемен, который для нас подходит, — это путь внутренний, эволюционный.

— Куда девается революционная молодежь после революции?

— Буржуазия похитила прометеев огонь революции, как сформулировал Энгельс. Те украинские ребята, на чьих плечах въехали во власть Ющенко, Тимошенко и прочие, вернулись в свое полумаргинальное состояние. Понятно, что на следующий день после победы оранжевых сил в России никакой Удальцов, никакой Яшин не воцарились бы в Кремле или Белом доме. У них бы украли победу.

Если представить себе немыслимую сегодня ситуацию, при которой «Другая Россия» приходит к власти, то ясно, что даже Лимонов оказался бы вычеркнут из победителей. Его бы переиграли в аппаратной борьбе люди Михаила Касьянова. Я думаю, что радикалы это прекрасно понимают. Видимо, они рассчитывают повторить опыт большевиков, переведя февральскую революцию в октябрьскую. На практике это бы означало перестрелять своих вчерашних союзников из числа либералов. Но этот сценарий «спасения России» и нежелателен, поскольку чреват большой кровью, и маловероятен. У власти осталось бы «временное правительство» временщиков, составленное из людей типа Касьянова, лично мне мало симпатичных.

— В России популярна точка зрения, согласно которой «цветные» революции служат средством взлома национальных суверенитетов со стороны западных стран.

— Это, конечно, так. Однако не стоит объяснять все манипуляциями иностранных спецслужб, неким мировым заговором против России. Надо отдавать себе отчет, что людей толкает на «Майдан» не западнический агитпроп, а реальное недовольство положением в стране. Коррумпированные элиты постсоветских республик неизбежно должны были — и еще будут — меняться. К власти будут приходить молодые политики, пользующейся националистической и прозападной риторикой и в той или иной мере отталкивающиеся от России, которая теряет геополитическое влияние в СНГ. Впрочем, наша страна по-прежнему остается центром притяжения постсоветских республик. Нам нужно храбро участвовать в борьбе за ближнее зарубежье, делая ставку не на безликих януковичей, а на местных, лояльных России ющенко и тимошенко.

— Вы тоже отдали дань «оранжизму»?

— Одно время я был сторонником объединения оппозиционных сил, чего абсолютно не скрываю. Я считал, в этом объединении очень важна, нет, не националистическая — державная составляющая. «Родина» казалась мне здравой, умеренной державной силой, носительницей ценностей, которые должны были способствовать приходу к власти новых элит. Возрождение русской культуры, защита соотечественников за рубежом, заслон нелегальной миграции – эти темы остаются актуальными и сегодня. Мне казалось, что наше державничество может быть гармонично дополнено разумным, творческим либерализмом «яблочников» и социально-экономическими инициативами коммунистов. Все это могло бы сложиться в позитивный синтез. К сожалению, все как всегда уперлось в личности, оказавшиеся в этой конструкции самым слабым звеном. Проект объединения оппозиционных организаций рухнул.

А вообще, надо признать, что «оранжевой» проблемы в России сегодня не существует. И стоит говорить не об организации московского «майдана» по украинским лекалам, а совсем о другом. О ротации элит, о том, что власть должна обновляться за счет прихода новых, молодых людей с идеалами и принципами. И вот здесь как раз возникает широкое поле для работы с радикальными молодежными организациями. Активных и талантливых активистов следует интегрировать в систему.

В общем, это частично уже делается. Есть примеры того, как вчерашние оранжевые смутьяны переходили на сторону власти. Иногда их банально покупают. Иногда сами радикалы начинают понимать, что в России совсем не обязательно замыкаться в глухой оппозиции режиму. Свежий пример — поход нижегородского прозаика Захара Прилепина, симпатизирующего НБП, на встречу с президентом. Он там не брызгал горячим кофе в лицо главе государства, не пытался порвать пасть собаке Кони, а напротив, постарался выстроить с Путиным диалог.

В молодежных организациях, представляющих радикальную оппозицию — будь то молодежное «Яблоко» или леворадикальные структуры – сосредоточено большое количество поистине талантливых людей, которые не находят себе применения в современной социальной системе, не видят в современном обществе пресловутой вертикальной мобильности. Ставка власти на сотрудничество с ними полностью оправдана с исторической точки зрения.

Считаю, что одним из ключевых положений в программе «Справедливой России» и должна стать вертикальная ротация или даже, если угодно, кадровая революция. Чтобы в будущем избежать смуты и кровавых восстаний, в России должно случиться внутреннее преображение власти. Нравится нам это или нет, но историческая правда в том, что все реальные перемены в России осуществляются сверху.

— «Справедливую Россию» называют партией элиты, по тем или иным причинам не попавшей в «Единую Россию». С одной стороны, возникновение этой партии открывает новые каналы вертикальной мобильности. С другой, партия рискует усвоить привычки «единороссов». Найдется ли в ней место молодым?

— Безусловно, «Справедливая Россия» является системной силой. Но одновременно она возникла как реакция на застой системы. Говорить о том, что сюда вошли только те, кого не взяли в «Единую Россию», попросту неверно. Сергей Миронов вообще третье лицо в государстве. При этом он изначально работал в иной стилистике, чем та, которая присуща «единороссам». И это всегда привлекало.

По логике своего появления и развития «Справедливая Россия» должна привлекать ярких, идейных людей, интеллектуалов. Это партия, которая выстраивается вокруг нескольких фигур, имеющих высокие статусные позиции в элите, но, тем не менее, не согласных с монополизацией политической жизни «единороссами».

Давайте посмотрим, кто сегодня входит в «Справедливую Россию». Депутаты Госдумы Евгений Ройзман, Олег Шеин, Оксана Дмитриева, мэр Коврова Ирина Табацкова. Очевидно, эти люди – а их у нас немало — отличаются от тех безликих персонажей, которых во множестве в «Единой России». Сейчас они имеют реальную возможность влиять на положение дел в обществе.

— Их было немало и в «Родине». Печальная судьба этого проекта известна.

— Известны и причины, по которым «Родину» постигла неудача. В отличие от Миронова, Рогозин не пользовался прямой поддержкой Путина и не имел выхода на него. Второй принципиальный момент заключается в непоследовательности «Родины», молодежную организацию которой я, кстати, к тому времени уже возглавлял. Вопрос был в том, договариваемся мы с властью или становимся полноценной оппозицией. После того как нас мощно тряханули на выборах в Мосгордуму осенью 2005 года, и партия утерлась, я поставил вопрос ребром: какова наша стратегия?

— И, помнится, открыто заявили об этом.

— И был абсолютно искренен в своих заявлениях. Речь шла о нашем политическом выживании. После того как нас сняли с выборов, мы могли действовать лишь двумя способами. Уйти в экстремальную оппозицию или согласиться на сотрудничество с властью. Первый путь был закрыт. Руководством партии. Хотя я был готов на жесткий сценарий и даже начал предпринимать соответствующие действия. Мы выводили людей, нас преследовали… Но мы, «зародинцы», не просто всегда готовы идти под пулю или в тюрьму, но еще обладаем историческим чутьем, имеем мужество заниматься реальной политикой.

— Ваша молодежная организация не стала участвовать в «Русском марше»-2006. По каким причинам?

— Я негативно отношусь к этому проекту. Там очень много откровенных расистов и нацистов, а я не считаю, что нацисты должны предоставлять интересы русского народа.

Вообще, многие русские националисты сегодня стремительно теряют адекватность. Возникли национал-сепаратистские настроения, появляются бредовые идеи о некой «этнически чистой» Русской республике, которая должна отделиться от России.

— Тотальное отрицание нынешнего режима свойственно сегодня и некоторым представителям либерального фланга радикальной оппозиции.

— Знаете, во многом в этом виновата власть. Ну была бы сейчас передача «Свобода слова» на НТВ, ну спорили бы там все между собой, получая свои 7 процентов на выборах. Рогозин мочил бы Хакамаду в прямом эфире, Каспаров выступал бы с ультралиберальных позиций. У них бы и мысли в этом случае не возникло договариваться с Анпиловым.

Своими жесткими менеджерскими действиями власть всех этих граждан собрала воедино, положила на совочек и смела в угол. Понятно, что загнанные в угол персонажи не могут иметь никакой другой позиции, кроме тотальной отрицаловки. С их стороны это такое забавное нигилистическое ницшеанство. «Другая Россия» — «другая земля» — «другие небеса»…

Но они могут быть полезны обществу. Потому что любая власть совершает ошибки, и наша, мягко говоря, здесь не исключение. Считаю, что ответственные силы в настоящий момент не должны заниматься лакейством по отношению к власти, как не должны быть и маргинальными нигилистами. Нужно искать некий третий вариант. «Справедливая Россия» может и должна претендовать на роль этой третьей силы.

Россия сегодня достигла политической стабильности. В стране восстановлено единство. Но это лишь базовое – необходимое, но недостаточное — условие дальнейшего роста. Поэтому вслед за единством должна прийти справедливость. В России существует гигантское количество нерешенных проблем. Это и коррумпированные элиты, и высокий уровень агрессии в обществе, и ситуация с тюрьмами, полицейским произволом, армией, которая внутренне полностью бесконтрольна, доступным качественным образованием, наукой, производством, которого сегодня просто нет. Это ситуация со Стабилизационным фондом, средства которого надо вкладывать в производственные отрасли и в граждан. Это нищенские пенсии и стипендии. Вот какие проблемы нужно решать, если ты всерьез хочешь заниматься политикой.

— Пассионарная молодежь — в общем, как и любая революционная толпа – реагирует лишь на радикальные лозунги. Одно дело сказать «Власть – это Газпром. Ее интересует лишь личное обогащение. Давайте откажемся от власти и, если потребуется, от страны». Ваши же представления о власти сложнее. Но ведь позицию конструктивного сотрудничества с ней на звучные лозунги не разложишь.

— Это действительно проблема. Что здесь можно сделать? Оставаться активными, предлагать молодежи привлекательную, современную, мобилизующую эстетику. «Мы разгоним силы мрака! Утро! Родина! Атака!» — этот наш лозунг дополняется реальными делами, которыми мы занимаемся. Защищаем учителя Поносова, выступаем с жесткими социально-экономическими требованиями, стараемся находить привлекательные для молодых ниши, в которых им комфортно и интересно.

Но главное – мы открыто говорим о кадровой революции. Нас не устраивают те люди, которые сегодня во власти. Они не готовы к позитивному строительству, у них нет никакого большого проекта. Все это есть у нас. Поверьте, возможность реализовать себя в сегодняшних структурах власти больше привлекает молодежь, чем перспектива участия в «оранжевой» революции с весьма смутным исходом.

Союз молодежи «За Родину!» воспринимают как этакую кузницу политических кадров. Тут много молодых, но уже состоявшихся творческих людей. Журналистов, публицистов, поэтов, художников. Это люди, которые имеют общественный инстинкт, заинтересованы в развитии страны. Наша организация выводит их в реальную, большую политику.

— После ухода Путина элита будет меняться?

— Безусловно. Это логика политического процесса. Уходя, Путин теряет власть. На мой взгляд, при путинском преемнике Россию ждет либерализация. Но это будет осторожная либерализация, которая коснется преимущественно элит. При этом существует риск, что безыдейность и апатия в обществе, которое подсадили на нефтяную иглу, будут возрастать. Но это уже другой разговор.

Если же делать прогнозы насчет будущего нашей партийной системы, то мне кажется, что в нее будут встроены три политические партии: либералы, социалисты и правоцентристская политическая сила.

— Как вы относитесь к провластным молодежным движениям?

— Из этих организаций могут вырастать достойные кадры. Не нужно думать, что ротация элит должна происходить исключительно за счет людей из АКМ и молодежного «Яблока». В рамках движения «Наши», «Местные», «Молодая гвардия» появляются целеустремленные молодые люди, в хорошем смысле слова карьеристы, которые реально хотят улучшения положения дел в стране и недовольны всесильем чиновничьего аппарата. Эти молодые люди протестуют внутри системы, что гораздо эффективнее, если б их протест носил внешний характер.

Несмотря на нашу жесткую конкуренцию, в том числе идеологическую, я не так уж плохо отношусь к подобным гражданам. Конечно, их руководители зачастую всего лишь менеджеры, выполняющие конкретную политическую задачу типа согнать бессмысленную процессию Снегурочек и Дедов морозов, дабы не случилось майдана в Москве. Но внутри этих организаций действительно идут интересные процессы.

В «Справедливую Россию» недавно пришел бывший «нашист» Дмитрий Пакка, крайне энергичный молодой человек, за развитием которого я наблюдаю с большим интересом.

— «Эсерам» угрожают две опасности. Первая – повторить судьбу «Родины». Вторая, гораздо более вероятная, – стать бюрократической партией наподобие «Единой России».

— Я очень надеюсь, что со «Справедливой Россией» ничего подобного не произойдет. Наш успех на выборах-2007 позволит ярким, в хорошем смысле этого слова не системным личностям войти в российскую законодательную власть. Не системные в данном случае — не чиновные, не принадлежащие к конформистской «мафии» во власти.

04

Подборка