16+
Новости:
22 Февраля 2007 года, 00:00
85 просмотров

Сезон вопросов без ответов

Уже почти неделю «политические животные» в Москве только и обсуждают новые правительственные назначения, о которых президент Владимир Путин объявил в четверг.

Многим из комментаторской братии кажется, что все достаточно очевидно: президент Путин решил, что в игре должно быть как минимум два преемника, и что они должны посостязаться между собой на президентских выборах в марте 2008 года. Бывший министр обороны Сергей Иванов, до недавнего времени воспринимавшийся как «запасной» кандидат в преемники, теперь уравнен в статусе с предыдущим фаворитом, первым вице-премьером Дмитрием Медведевым. Одновременно Иванов избавлен от непопулярной ответственности за происходящее в пронизанной скандалами армии. Теперь у нас два первых вице-премьера, каждый из которых давно является близким и доверенным союзником Путина и абсолютно лоялен по отношению к нему.

Путин отныне избавлен от неприятной необходимости выбирать между ними самостоятельно. Иванов с Медведевым будут имитировать предвыборную борьбу между собой, а выбор пусть делают избиратели.

Слово «имитация» не случайно, потому что президент, я уверен, будет тщательно контролировать предвыборную кампанию. Кремлевские инсайдеры, например, утверждают, что он уже лично следит за тем, чтобы на государственном (то есть, практически на всем) телевидении Иванова и Медведева показывали в равном количестве.

Но на самом деле совершенно не исключено, что все будет иначе. На последнем этапе Путин может сделать какой-то жест, который даст людям знать: он хочет, чтобы они голосовали за Иванова (или, конечно, за Медведева). На ежегодной марафонской пресс-конференции в Кремле 1 февраля Путин заявил, что, если он и выскажет какие-то личные предпочтения, то случится это не раньше того, как начнется президентская предвыборная кампания.

Впрочем, подобные заявления иногда ровным счетом ничего не значат. На той же пресс-конференции Путина спросили, можно ли ожидать, что перед выборами его избранник будет назначен на один из высших постов в правительстве. Он, не моргнув глазом, ответил, что в данный момент все в правительстве уже находятся на своих постах. А спустя каких-то две недели мы узнаем о новых назначениях.

Может быть, 1 февраля Путин именно так и считал, но за две недели произошло что-то, что поменяло его планы? Что могло произойти?

Более важен, вероятно, вопрос, с кем советовался Путин, когда принимал решение о перестановках. Что касается прямо заинтересованных лиц, то ни Иванов, ни Медведев, вероятно, ничего не знали, пока не было принято решение. Едва ли Путин мог обсуждать это и с Игорем Сечиным, заместителем главы кремлевской администрации и неофициальным лидером группировки «силовиков», ибо, как предполагается, он считает, что ни Иванов, ни Медведев не скроены из президентского теста.

Премьер-министра Фрадкова вообще не было в Москве – ему пришлось спешно возвращаться из Ашхабада, где он участвовал в инаугурации президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова, чтобы создать хотя бы видимость того, что с ним проконсультировались.

Так кто же принимал участие в этих решениях?

Очевидно, что у Путина есть круг влиятельных неформальных советников – людей, которые связаны с президентом на протяжении многих лет, которые абсолютно лояльны, прямого участия в политике не принимают и никаких собственных президентских амбиций не имеют. Среди таких людей называют начальника Федеральной службы охраны генерала Евгения Мурова, начальника личной охраны президента генерала Виктора Золотова, ректора Политехнического института в Санкт-Петербурге Владимира Литвиненко, питерского ученого-юриста Николая Егорова. Некоторые кремлевские инсайдеры утверждают, что с годами огромным влиянием стал пользоваться пресс-секретарь президента Алексей Громов.

Никто не знает, сохранил ли прежние доверительные отношения с президентом миллиардер и губернатор Чукотки Роман Абрамович, который восемь лет назад он сыграл одну из главных ролей в выдвижении Путина на пост премьера при президенте Борисе Ельцине, а затем и президента. Абрамович встречался с Путиным как раз накануне поездки Путина в Мюнхен и на Ближний Восток, сразу по возвращении из которой Путин объявил о перестановках в правительстве. По официальной версии, на встрече обсуждалось будущее Абрамовича на посту губернатора Чукотки. Абрамович предлагал уйти в отставку, но Путин ее не принял. Но совершенно не исключено, что они могли обсуждать и другие темы.

Еще один вероятный представитель этого «узкого круга» – глава «Российских железных дорог» Владимир Якунин. Многие считают, что у него есть собственные президентские амбиции, и подтверждают слухами о том, что именно он стоял за покупкой национальной ежедневной газеты «Комсомольская правда» – самой читаемой в стране. Если это так, то газета будет, безусловно, серьезным электоральным ресурсом. Но есть и другая версия, согласно которой Якунин будет баллотироваться в президенты, только если его об этом попросит сам Путин. А «Комсомольскую правду» он купил в услугу Кремлю, который не хотел, чтобы она попал не в те руки.

Вся история вокруг этой газеты – история, ясности в которойне прибавилось – весьма любопытна, поскольку долгое время казалось, что самым вероятным покупателем является «Газпром». Но потом все вдруг переменилось, что было сочтено плохой новостью для Медведева, дела которого напрямую связаны с «Газпромом».

Ходят упорные слухи, что «силовики» были столь решительны в своем неприятии Медведева в качестве наследника Путина, что несколько раз срывали его назначение премьер-министром. В результате Путин, утверждают сторонники этой версии, решил сделать ставку на Иванова.

Интересно, что практически никто не задается вопросом: а не означает ли возвышение главы аппарата правительства Сергея Нарышкина в ранг вице-премьера, что он отныне становится потенциальным кандидатом на пост президента в 2008 году?

Понятно, что Нарышкин – практически никому не известный чиновник, но это не умаляет того, что действительно важно: став вице-премьером, Нарышкин приобрел статус политической, публичной фигуры. Это дает ему базу, с которой можно двигаться дальше.

Ведь ровно этим же путем пришел Путин, который тоже был никому не известным высокопоставленным чиновником, прежде чем его назначили премьер-министром в 1999 году.

Нарышкин, как рассказывает знающие его люди, прекрасно образован, энергичен и обаятелен. Это блестящий администратор, который сумел поставить под жесткий контроль всю работу правительственного аппарата. Ни одна бумага не выходит оттуда, ни одно решение не принимается без его ведома. У Нарышкина прекрасные отношения с Фрадковым, но ни для кого не секрет, что Нарышкин – человек Путина. Он был приставлен к Фрадкову приглядывать за ним, точно так, как в свое время Дмитрий Козак, другой член путинского узкого круга, был приставлен к тогдашнему премьеру Михаилу Касьянову.

Как знать, не окажется ли в будущем Нарышкин той самой консенсусной фигурой на роль кандидата в президенты, которая будет приемлема для всех группировок политической элиты? Борьба в преддверии президентских выборов только разворачивается, и в ней не все так просто, как выглядит на поверхности.

Евгений Киселев – политический аналитик.