16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
50 просмотров

Следующий шаг Европы («Project Syndicate», США)

Текст публикуется с любезного разрешения редакции ‘Project Syndicate’

С тех пор как Франция и Нидерланды отклонили предлагаемый Европейским Союзом Конституционный договор, лидеры ЕС занимаются тем, что сваливают вину друг на друга или обвиняют французских и голландских граждан в непонимании того, о чем их спрашивали. Но сваливание вины друг на друга не поможет скрыть тот факт, что через 50 лет после создания европейского сообщества Европе крайне необходима новая политическая стратегия, а может быть и новый проект для укрепления своего единства.

Вообще-то, французы и голландцы действительно не ответили на тот вопрос, который им задавали. Их голосование было протестом против глобализации, отвержением современного мира с его отчужденными и малопонятными механизмами государственного управления. Как и движение антиглобалистов, новое движение антиевропеизма можно считать требованием установления ‘другого мира’ — в данном случае ‘другого европеизма’.

Две мировые войны и ‘холодная война’ сформировали идею европейской интеграции как проект установления мира, защиты фундаментальных ценностей Запада и всеобщего экономического процветания. Но падение коммунизма в 1989 г. и представившийся шанс преодолеть исторически сложившееся разделение континента требуют сейчас разработать новое определение целей европейского проекта. Маастрихтский (1992 г.) и Амстердамский (1997 г.) договоры создали новую организационную структуру ЕС и заложили основы для политических институтов, отвечающих уровню экономического развития Европы. Ниццкий договор (2000 г.) стал результатом довольно слабого компромисса.

Заявления канцлера Германии Ангелы Меркель, чья страна заняла на шесть месяцев пост председательства в Европейском Союзе в начале 2007 г., недвусмысленны: время на принятие решений, установленное Еврокомиссией в 2005 г., прошло. Германия, председательствующая ныне в ЕС, постарается осуществить резолюции Конституционного договора, а в Берлинской декларации от 25 марта 2007 г. (дата назначена в ознаменование пятидесятой годовщины Римского договора) будет предложена концепция будущего ЕС. Цель — дать преемникам Германии по председательству в ЕС — Словении, Португалии и Франции — план для будущих реформ.

В прошлом, когда политики обсуждали будущее ЕС, они ссылались на точную формулу европейской интеграции, определенную во время известной лекции министра иностранных дел Германии Йошки Фишера, прочитанной в 2000 г. В ходе возникших после этого интеллектуальных дебатов, возглавляемых философами Юргеном Хабермасом и Жаком Деррида, была установлена природа европейской идентичности, прежде всего, направленная против вмешательства США, но также определяемая в рамках проблем, возникающих вследствие глобализации. Подобные дебаты по ключевым вопросам будущего ЕС следует начать и сейчас.

Во-первых, какими должны быть отношения между национальными и общеевропейскими интересами? Рассматривать следует не только распределение полномочий, но и более фундаментальный вопрос: когда следует полагаться на национальные правительства, а когда — на общеевропейские институты, такие как Европейская Комиссия или Европейский Парламент?

Второй вопрос касается границ ЕС. Европа представляет собой уникальное сочетание географии и истории, но границы ЕС (и, следовательно, перспективы его будущего расширения) определяются как его способностью включать в свой состав страны-кандидаты, так и собственной способностью этих стран к адаптации.

После присоединения Болгарии и Румынии в ЕС стало 27 стран, в то время как Турция и Хорватия, а также другие балканские страны, Украина и Грузия еще ждут своей очереди. Является ли расширение единственной эффективной стратегией стабилизации и установления мира или же ‘политика добрососедства’ ЕС, используемая для стран, которые не смогли стать полноправными членами ЕС, может стать средством поддержки развития и стабилизации, чем когда-то являлся план Маршалла для Западной Европы?

В-третьих, вместо пустых теоретических дебатов о преимуществах либеральной или социальной модели экономического развития, нам надо сравнить опыт таких стран, как Великобритания, Швеция, Германия и Франция. Является ли их опыт взаимно исключающим или же существует возможность сближения? Какие стратегии реально сокращают уровень безработицы? Какие меры могут обеспечить конкурентоспособность ЕС в мировом масштабе? Как мы можем сократить существующий разрыв в развитии и материальном благосостоянии в Европе?

В-четвертых, следует обратить внимание на стремление ЕС к общей внешней политике и политике безопасности. Угрозы, с которыми сталкивается сегодня мир, являются наднациональными, поэтому и противодействие им должно носить наднациональный характер. Но это невозможно без четко обозначенной европейской идентичности и, следовательно, без общих интересов, которые следует отстаивать и защищать. Лишь в этом случае возможна выработка общего подхода к таким важнейшим проблемам как, например, энергетическая безопасность.

Эти вопросы могут быть вынесены на консультативный референдум, проводимый одновременно во всех странах-членах ЕС. Его результаты позволят представить договор в упрощенном виде для принятия его девятью странами-членами, которые пока еще этого не сделали. Тогда у ЕС будет и политическая направленность, и четкие правила действий.

В противном случае наступит паралич. Если страны ЕС станут руководствоваться Ниццким договором, возможностей для дальнейшей политической интеграции и расширения не останется. Существующие правила также не помогут обеспечить эффективное функционирование институтов Союза, а составление проекта нового Конституционного договора, возможно, потребует еще больше времени, чем было потрачено на разработку текущего варианта. В данных обстоятельствах следует руководствоваться прагматизмом.

Демократия может понести некоторые кратковременные издержки, но они всегда меньше долгосрочного ущерба, возникающего в результате нехватки народного участия. Только новые европейские дебаты с участием европейских граждан и институтов могут эффективно противостоять ‘другому европеизму’. Может быть еще не настало время для принятия европейской конституции, но поиск путей решения фундаментальных проблем ЕС, а не уклонение от их решения, может создать условия для оживления Конституционного договора и подготовки Союза к вызовам нашего времени.

Бронислав Геремек — бывший министр иностранных дел Польши, сейчас является членом Европарламента.

_____________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2007.

Перевод с английского — Николай Жданович