16+
Новости:
1 Января 2006 года, 00:00
55 просмотров

Смерть Фидельки

Федотов, вообще-то, оплакивал гибель барыниной собачки, но работу убрали в запасники потому, что накануне к власти на Кубе пришел революционер Фидель Кастро. Сегодня представления о политкорректности несколько измнились, и болезнь главного «барбудо», а уж тем более ее возможный исход, обсуждают на редкость широко. А зря.

Когда умер Брежнев, я лично плакал. Казалось, что из окружающей среды навсегда исчезло что-то вечное, незыблемое, данное нам от Бога навсегда. Впрочем, у меня есть оправдание: в то героическое время, как говорил Остап Бендер, я был еще крайне мал. Поэтому и Брежнев воспринимался исключительно как добрый дедушка, всегда выступающий после тети Вали из «Спокойной ночи, малыши».

Годика через полтора, когда на лафете покатили Андропова, впечатление было уже не то: во-первых, не успели к нему привыкнуть, во-вторых, взрослые тихо радовались – борьбой за дисциплину с облавами в кино и в банях покойник ухитрился всех достать и за этот короткий срок. А дальше вообще начался чистый цирк, когда выражение «кремлевские геронтократы» из лексикона советологов получило на редкость зримое воплощение в лице товарища Черненко. Но и этих дедушек тоже было немного жалко: все-таки живые люди, наверное, внуки-правнуки по ним плачут. Поэтому лично я не могу разделить восторги кубинских эмигрантов по поводу грядущей вскоре (как это им представляется) кончины Фиделя Кастро.

Разделить не могу, но понимаю. Лидер кубинской революции у власти без малого полвека, за это время и ангел бы надоел, а Фидель отнюдь не ангел – крови он пролил порядочно, как и всякий уважающий себя диктатор. И все же заявлять «у каждой жизни должен быть конец, и мы надеемся, что это станет концом» — как-то не по христиански. Хочется из принципа пожелать Фиделю поприсутствовать на похоронах спешащих его закопать политэмигрантов. Тем более, что и повод у них для этого пока несерьезный: ну сделали Фиделю во вторник операцию, ну передал он (как утверждается, временно) полномочия своему брату Раулю, так что с того? У нас, когда Ельцина оперировали, он тоже отдавал ядерный чемоданчик поиграться Черномырдину, а жив-здоров по сей день.

Кроме того, о Рауле ходят такие слухи, что жизнь при Фиделе может раем показаться. Но один из кубинских эмигрантов, вынужденный прозябать вдали от родины на неприветливых пляжах Майами, сформулировал свою мысль предельно четко:«Мы хотим перемен. И если для этого понадобится смерть Кастро, мы надеемся, что он умрет». Эту простую мысль трудно не понять: если человек своими руками создает систему, перемены в которой возможны только после его кончины, он должен быть готов к тому, что число желающих ему смерти будет расти.

Поэтому мне кажется, что лизоблюды всех мастей, призывающие внести изменения в Конституцию ради третьего срока хотят добра себе и зла – действующему президенту. Ну, положим, уговорят его, настанет 2012 год, и что? Сырье ведь в России к этому времени не кончится, и ни у кого не появится желание слезать с трубы. «Третий срок» они воспринимают как некий эвфемизм, а в уме держат «срок пожизненный». К счастью, президент это понимает, потому и не желает соглашаться. Очень уж это в российских традициях – раз избрали помазанника Божего на Земском соборе, будет свой крест нести до самой смерти.

Справедливости ради нужно отметить, что так принято не только в России. Так поступают большинство наших соседей по рейтингу свободы и развития демократии: Северная Корея, Иран, та же Куба… Конечно, так и удобнее, и дешевле, и стабильнее. И никто при этом не думает о бедном помазаннике (аятолле, диктаторе, генсеке – нужное подчеркнуть). Легко ли, пока не настиг тебя спасительный старческий маразм, ежедневно просыпаться с одной и той же мыслью — мыслью о том, что большинство твоих подданных смотрит на тебя и думает, когда ж ты помрешь?

Человек Cреды

Источник: Росбалт