16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
337 просмотров

СПРАВКА: Религиозная ситуация в Саудовской Аравии, Катаре и Иордании

В Саудовской Аравии из приблизительно 27 млн. человек населения, около 20 млн.-граждане королевства. Абсолютное большинство из них принадлежит к течению ислама, называемым сторонними наблюдателями ваххабитами. Однако сами саудовские мусульмане предпочитают называть себя салафитами (по арабски), при этом часто делая упор на то, что между понятиями салафит и ваххабит для них существует разница. В восточной провинции страны проживает два млн. шиитов, имеются также группы неортодоксальных исмаилитов.

То, что территория Саудовской Аравии – колыбель ислама, обусловило в значительной степени ту сверхортодоксию, что царит на территории страны в религиозных делах. До недавнего времени, практически все мусульмане не принадлежащие к салафитскому -ваххабитскому) толку ислама, практически не считались полноценными мусульманами и не участвовали в общинных молитвах. До сих пор сохраняется дискриминация в отношении проживающих в стране шиитов, для них по-прежнему закрыто любое продвижение по социальной лестнице. Для немусульман практически полностью запрещено какое-либо публичное исповедание их веры, хотя среди иностранцев, проживающих в стране, немало индуистов, буддистов и христиан. Но даже закрытые религиозные собрания находятся под неусыпным контролем религиозной полиции –муттаваля. Кроме того, в стране строжайше запрещено употреблять символику и атрибутику, связанную с другой религии, хотя последние и утратили свой изначальный религиозный смысл – например, украшения к Рождеству, или дню Святого Валентина. Часто в публичных выступлениях в масс-медиа, а также в проповедях имамов в мечетях звучат определения иудеев и христиан как неверных. Что касается буддистов и индуистов, то их дискриминация носит еще более откровенный характер, поскольку по шариату, они считаются язычниками-политеистами.

В последние годы, особенно в связи с тем, что Саудовская Аравия в глазах своего главного союзника – США оказалась страной, где вопрос религиозной свободы вызывают озабоченность, были сделаны шаги, несколько смягчающие подобного рода сверхортодоксальность. В частности в шариатских судах стали вести производство не только на основе ханбалитского мазхаба, но и трех других богословско-правовых школ суннизма. Также, по инициативе нынешнего главы государства, короля Абдаллы, разворачивается диалог между различными группами мусульман внутри страны. Однако определить, каковы на данном этапе реальные перспективы религиозной ситуации в стране не представляется возможным.

Практически сходно с Саудовской Аравией по религиозной структуре населения государство Катар, расположенное на небольшом полуострове на аравийском берегу Персидского залива. Из его населения в 900 000 человек, из которых 200 тысяч человек – граждане государства Катар – 90% составляют мусульмане-сунниты (салафитского толка, как и в Саудовской Аравии), 10% – шииты. Среди неграждан, работающих в стране по контракту, есть мусульмане (сунниты и шииты), христиане (католики, англикане и представители различных азиатских Церквей), а также индуисты и буддисты.

Несмотря на то, что в Катаре также действуют ортодоксально-исламские законы (считающие предательством переход в другую веру, запрещающие миссионерскую деятельность и т.п.) в межрелигиозных отношениях ситуация здесь более мягкая, нежели в Саудовской Аравии. Правительство гарантировало легальный статус католической, англиканской, православной, коптской и сирийской Церквей, они могут собираться на богослужения в определенных помещениях. Причем, эти богослужения не закрыты для публики, хотя и воспрещается вывешивать на них внешние знаки принадлежности к той или иной общине. Пока в стадии проекта остаются предложения по строительству храмов католической и англиканской Церквей. По законам страны в шариатские суды могут обращаться для решения коммерческих и гражданско-правовых казусов как мусульмане, так и немусульмане. С момента обретения страной независимости не было случаев осуждения за переход из ислама в другие религии, а также за деятельность таких религиозных общин как бахаи или буддисты, которые де-факто существуют, но государство смотрит на их деятельность сквозь пальцы.

Религиозная структура Иордании следующая. Из населения в шесть млн.человек более 95% – мусульмане-сунниты, 3-4% – христиане, принадлежащие преимущественно к различным древневосточным Церквам, около 2% – мусульмане-шииты и друзы. Само государство провозглашено светским, законы шариата распространены только на мусульман, причем, как правило, в семейно-брачном аспекте. Глава государства король Абдалла II принадлежит к роду Хашимитов, из которого выводят пророка Мухаммада. Отметим при этом, что отношения Хашимитской династии к хранителям мусульманских святынь, клану Саудидов весьма неприязненно (в свое время Саудиды изгнали Хашимитов из священных земель Хиджаза). Король Иордании является также покровителем мусульманских и гарантом многих христианских святынь Иерусалима и Св. Земли.

Несмотря на малочисленность, социальный статус многих христиан в Иордании весьма высок (например, есть православные среди генералитета национальной армии). В тоже время, если православная, католическая, англиканская Церкви, общины, принадлежащие к дохалкидонским обрядам имеют статус Церквей, то очень многие протестантские и другие новые деноминации – только статус религиозных обществ, соответственно с ограниченными правами. Такие мусульманские новообразования, как друзы и, особенно, бахаи подвергаются серьезной дискриминации. Действуют характерные для многих мусульманских стран ограничения на миссионерскую деятельность, а также на смену мусульманами своей религии. Имеются сведения, когда вероотступники-мусульмане по решению суда полностью лишались гражданских прав.

В настоящее время Иордания является площадкой для многих мероприятий по межмусульманскому и межрелигиозному диалогу.