16+
Новости
23 Февраля 2007, 00:00
19 просмотров

США пытаются снять озабоченность России по поводу плана ПРО («The New York Times», США)

Вашингтон — Представители администрации Буша попытались в среду снизить крайне жестко озвученную обеспокоенность России в связи с американскими планами размещения системы противоракетной обороны в Восточной Европе.

Государственный секретарь Кондолиза Райс заявила, что предложение о создании системы ПРО, предусматривающее развертывание 10 ракет-перехватчиков в Польше и радиолокационной установки в Чехии, направлено исключительно на противодействие иранским ракетам большой дальности, которые могут быть созданы в будущем.

‘Я думаю, все понимают, что с ростом иранской ракетной угрозы, которая стала вполне отчетливой, необходимо изыскивать пути решения этой проблемы’, — сказала она, добавив при этом, что данная система не ‘ослабит российские средства сдерживания, состоящие из тысяч боеголовок’.

Спор на этой неделе усилился, когда командующий ракетными силами России генерал Николай Соловцов пригрозил нацелить российское оружие на те страны Восточной Европы, которые захотят присоединиться к программе ПРО.

‘Если правительства Польши, Чешской республики и других стран примут такое решение — а я думаю, взаимные консультации, которые проводились и будут проводиться, помогут этого избежать, — то ракетные войска стратегического назначения смогут нацелить свои ракеты на эти объекты’, — сказал он.

А в среду российский министр иностранных дел Сергей Лавров, у которого довольно жесткие, если не сказать большего, взаимоотношения с Райс, выступил на страницах государственной ‘Российской газеты’ с заявлением, полностью противоречащим позиции США.

‘Мы должны признать, что эти объекты вполне подходят для перехвата ракет, запускаемых с российской территории’, — сказал он.

Его коллега, уходящий с поста министра обороны Сергей Иванов, заявил, что Россия легко сможет подавить американскую ПРО при помощи гораздо более дешевой системы противодействия, которая будет блокировать противоракетную систему или создавать ей помехи.

Во время остановки в среду в Брюсселе на пути в Москву советник президента Буша по национальной безопасности Стивен Хадли (Stephen J. Hadley) заявил, что система противоракетной обороны против Ирана это ‘разумное дело, в котором должна быть заинтересована Европа, а также Россия’. Он высказал предположение о том, что после ее развертывания Иран может даже отказаться от создания ракет большой дальности.

Представитель США в НАТО посол Виктория Нуланд (Victoria Nuland) сказала, что у России нет оснований для выражения удивления, поскольку в прошлом году США регулярно информировали представителей Москвы и европейских союзников по НАТО о данном проекте.

В ноябре Совет НАТО-Россия получил от директора Агентства противоракетной обороны генерал-лейтенанта Генри Оберинга (Henry A. Obering III) и от заместителя министра обороны по политическим вопросам Эрика Эдельмана (Eric S. Edelman) ‘полное техническое описание программы’, как сказала Нуланд.

Однако администрация обеспокоена усилением критики в адрес программы ПРО. На четверг запланирован брифинг генерала Оберинга для иностранных журналистов, аккредитованных в Вашингтоне. К нему присоединится Дэниел Фрид (Daniel Fried), заместитель госсекретаря по европейским и евразийским делам.

Генерал Оберинг в прошлом месяце заявил, что ракеты-перехватчики ‘нацелены и направлены на объекты стран-изгоев, а не на явно хорошо развитую систему баллистических ракет, имеющуюся у русских’. По его словам, они ‘физически не смогут перехватить российские межконтинентальные баллистические ракеты, даже если мы попытаемся на них нацелиться’, поскольку расстояние и время подлета от российских шахт до Польши слишком мало.

Споры начались в этом месяце с язвительной речи российского президента Владимира Путина, который заявил в Мюнхене, что Соединенные Штаты Америки провоцируют начало новой гонки ядерных вооружений. Он также подверг критике расширение НАТО.

Высокопоставленные чиновники из администрации Буша — как присутствовавшие на мюнхенской конференции, так и остававшиеся в Вашингтоне — посовещались и решили дать должный ответ — но только в мягкой форме.

Министр обороны Роберт Гейтс (Robert M. Gates) переписал свою речь, с которой он выступил на следующий день после Путина. Гейтс заявил, что слова российского президента вызвали у него определенную ностальгию по более простым временам, но ‘одной холодной войны было вполне достаточно’.

Директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета Анжела Стент (Angela E. Stent) сказала в связи с этим, что администрация Буша ‘начала переоценку нашей политики в отношении России, поскольку мы с января 2006 года, а может быть и раньше, поняли, что существует новая, уверенная в себе Россия, Россия, купающаяся в нефтедолларах и осознающая, что теперь она может говорить ‘нет’ и отстаивать свои собственные интересы’.

По словам Стент, администрация Буша хорошо понимает, что позиции России в отношении Сирии, организации ХАМАС, Венесуэлы и по ряду других вопросов не совпадают с позициями Вашингтона. Однако, как заявила она, стоит продолжать искать области для сотрудничества, особенно в борьбе с терроризмом.

Перед отъездом в Москву Хадли заявил, что ‘существует целый ряд вопросов, в которых Россия, Соединенные Штаты Америки и Европа могут продуктивно сотрудничать, в которых у нас имеются общие интересы, в которых мы можем взаимодействовать и взаимодействуем’. К таким вопросам относятся борьба с терроризмом и распространение ядерного оружия.

Однако администрация оказывает давление на Москву по целому ряду других проблем, вызывающих обеспокоенность. К ним относится использование Россией своих энергоресурсов в качестве инструмента политического давления, ограничение гражданских свобод и свободы прессы, а также давление, оказываемое Москвой на южных соседей, в особенности на Грузию.

Свой материал для статьи предоставили Хелен Купер (Helene Cooper) и Майкл Швирц (Michael Schwirtz).

Подборка