16+
Новости
6 Марта 2007, 00:00
11 просмотров

США стремятся унять усиливающееся недовольство России («The New York Times», США)

Администрация Буша решила чаще и более интенсивно контактировать с Россией, в то время как российское руководство резко критикует проводимую Америкой политику, а ряд экспертов заявляют о том, что Соединенные Штаты не уделяли важным отношениям с Россией должного внимания.

Американские планы базирования компонентов своей системы противоракетной обороны (ПРО) в Восточной Европе, а также поддержка Вашингтоном расширения НАТО, усиливают негодование российского руководства, зачерпнувшего смелости в потоке нефтедолларов.

На фоне критики со стороны президента Владимира Путина и его ближайшего окружения — советников и генералов — среди официальных лиц в Вашингтоне растет осознание того, что Соединенные Штаты не откликнулись на широко распространенное в России недовольство так быстро и красноречиво, как могли бы.

Чувство разочарования проистекает из точки зрения, широко распространенной в Кремле и среди простых россиян, согласно которой российское руководство после распада Советского Союза во многом пошло навстречу Соединенным Штатам, которые не ответили взаимностью.

Высокопоставленные члены администрации Буша утверждают, что их инициатива (по развертыванию системы ПРО в Восточной Европе — прим. перев.) предусматривает вовлечение российского руководства в неформальное обсуждение данного вопроса, чтобы показать, что Соединенные Штаты прилагают дополнительные усилия по поддержанию отношений с Россией и что последняя заслуживает участия в углубленном диалоге об американских внешнеполитических планах и планах по обеспечению национальной безопасности.

Один из ключевых членов администрации Буша, участвующий в выработке стратегии в данных областях, заявил о том, что в соответствии с программой развертывания системы ПРО в Восточной Европе ‘мы будем проводить больше консультаций — в более расширенном составе и более углубленно — с тем, чтобы все стороны хорошо понимали точку зрения друг друга’.

‘Это не значит, что мы непременно будем соглашаться с каждым возражением или озабоченностью и что они [россияне] будут обладать возможностью налагать нечто вроде вето на нашу программу, — заявил этот чиновник. — Наша инициатива подразумевает готовность России и Соединенных Штатов начать настоящий диалог и вести этот диалог для того, чтобы попытаться рассмотреть интересы и озабоченность обеих сторон’.

По словам членов администрации Буша, данные взаимные интересы включают в себя меры по воспрепятствованию ядерным амбициям Ирана и Северной Кореи, сотрудничество в борьбе с терроризмом и наркоторговлей и в создании системы противоракетной обороны, что, по утверждениям американской стороны, должно заинтересовать Россию, находящуюся в пределах досягаемости Ирана и Северной Кореи.

Администрация США заявляет о том, что ее инициатива также предусматривает более интенсивный диалог между российскими и американскими военными, что может способствовать более подробному обсуждению технических вопросов касательно планов Вашингтона в области противоракетной обороны.

Члены администрации Буша обещают отстаивать свою точку зрения, отражая российскую критику по существу. В частности, заявляют они, российским угрозам не остановить воплощение планов Вашингтона по развертыванию системы противоракетной обороны в Польше и Чехии и не уменьшить поддержку, оказываемую Вашингтоном расширению НАТО.

Ошеломляющая откровенность недавних публичных жалоб Москвы рассматривается администрацией США как подрыв американо-российских отношений. Озабоченность администрации также вызывает то, что жесткий тон доносящейся из Кремля критики заметно обеспокоил европейских союзников, оказавшихся меж двух огней, особенно бывших сателлитов Советского Союза, вступивших после его распада в НАТО.

Новый поток грозных заявлений России хлынул 10 февраля в Мюнхене, где Путин использовал свое выступление в рамках конференции по вопросам безопасности для того, чтобы обвинить США в том, что они перешагнули свои границы с целью навязать свою волю всему миру путем единоличного применения военной силы. Он также подверг критике американскую позицию по противоракетной обороне и расширению НАТО.

Ряд обозревателей сначала заявили, что речь Путина предназначалась российской аудитории. Однако среди российских экспертов усиливается ощущение того, что его жесткие формулировки были адресованы именно Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО.

‘Мы не уделяли этому должного внимания. Мы отвлеклись на другие мировые проблемы, в частности на Ирак, — заявил Майкл Макфол (Michael McFaul), преподаватель Стэнфордского университета и специалист по России. — Администрация теперь вынуждена обороняться, поскольку мы наконец-то увидели международные последствия довольно драматичной внутренней трансформации России, характеризующейся эрозией демократии в стране, возникновением нового правящего класса, широкомасштабным перераспределением собственности от так называемых олигархов, в основном, к друзьям Путина, большинство из которых выходцы из старого КГБ’.

Высокопоставленные члены администрации Буша заявляют о том, что уже приняты меры, чтобы развеять озабоченность России, включая консультации государственного секретаря Кондолизы Райс (Condoleezza Rice) с ее российским коллегой, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, состоявшиеся в Берлине 21 и 22 февраля. В ходе консультаций обсуждался вопрос о том, намерена ли Россия добиваться второй резолюции Совета Безопасности ООН о санкциях против Ирана.

Встречи в Берлине во многом предназначались для того, чтобы показать России, что администрация Буша консультируется с ней перед выдвижением своих дипломатических инициатив.

У Райс и Лаврова непростые отношения. Хотя они часто встречаются для обсуждения иранской проблемы, большинство их встреч проходит в официальном формате и включает в себя представителей пяти постоянных членов Совета Безопасности и Германии в отличие от менее формальной берлинской встречи с Лавровым и коллегами, представляющими Германию и Европейский Союз.

За встречами Райс и Лаврова на той же неделе последовал визит в Москву Стивена Хэдли (Stephen J. Hadley), советника президента по национальной безопасности. Хотя поездка Хэдли была запланирована еще до известных высказываний российских официальных лиц, он использовал ее для того, чтобы донести до своих собеседников больше подробностей о планах администрации Буша, включая планы по противоракетной обороне.

По словам американских и российских официальных лиц, Хэдли также полно обрисовал пока не принятое Соединенными Штатами решение о разработке нового поколения ядерного оружия. Он рассказал об этом еще до того, как россияне поинтересовались данной программой в ходе той встречи.

Дипломатические представители НАТО также выразили разочарование заявлением российских руководителей о потрясении, вызванном у них предложением США развернуть противоракеты и радиолокационную станцию соответственно в Польше и Чехии, и назвали ряд встреч в рамках заседаний Совета Россия-НАТО и двусторонних переговоров, в ходе которых российских официальных лиц проинформировали о развертывании системы противоракетной обороны.

Российские представители жалуются, что упомянутые встречи были не двусторонним обсуждением американских планов, а односторонними уведомлениями, игнорировавшими озабоченность России.

Россия нужна Соединенным Штатам, если они хотят добиться успеха в своем стремлении усилить давление на Совет Безопасности, чтобы воспрепятствовать ядерным амбициям Ирана.

На выработку первой резолюции по Ирану, принятой 23 декабря, у Совета Безопасности ушло четыре месяца отчасти потому, что Россия отказалась поддержать гораздо более жесткие санкции, принятия которых добивалась администрация США.

Москва также не поддержала предложение о введении санкций против атомной электростанции, которую российские специалисты строят в г. Бушер на юге Ирана.

Подборка