16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
46 просмотров

Стратегии преодоления угроз системного вызова усилению современной России

I

Если самодеструктивное поведение животных направлено в конечном итоге на выживание данного вида, то человек в отличие от животного может сознательно убивать самого себя. Клинический случай: отечественные перестройщики-"глуповцы" вместо реформирования порешили свою страну. Без осознания случившейся трагедии, параметров беды — политико-социального АНАМНЕЗА ( совокупности сведений о развитии суицидного синдрома — болезни страны) затруднительны диагностика, прогноз, лечение, профилактика сего не иначе как заболевания — определение перспектив России. По России словно прошел опустошительный Мамай, опустив её в средневековый мрак. Благодаря самодеятельности радикальных либералов и прочих "прорабов перестройки", российское общество было поломано через колено шоковой терапией. 25 миллионов россиян оказались под гнетом самостийных этнократий. Урон от разрушения экономики страны при царствовании Бориса Ельцина в восемь раз превысил потери в Великой Отечественной войне. Золотые запасы страны были растранжирены на 90%. Вооруженные силы страны были полностью дезориентированы бездарной политической властью. Уровень преступности достиг мирового рекорда. "Вашингтонский обком" с помощью местных смердяковствующих осуществлял свой первый "цветочно"-демократизаторский проект. Это был не только системный кризис, но и обвал государственности.

Конечно, без кардинальных перемен стране было никак не выжить. Уже сталинский сатрап Лаврентий Берия ратовал за глубокое реформирование системы, вынашивая прямо-таки горбачево-гайдаровские идеи, вплоть до роспуска колхозов и продажи земли в частную собственность. Он подумывал об альянсе с Западом, ради чего готов был пожертвовать спорными Курильскими островами и независимостью ГДР. Но Берия в своем реформаторском рвении явно переборщил, посмел замахнуться на "святая святых" — партию, вознамерившись ограничить её власть лишь сферой идеологии. Не потому ли и осталась в истории не бериевская "оттепель", а хрущевская?! И Юрий Андропов всерьёз интересовался экспериментами Дэн Сяопина со ‘свободными экономическими зонами’, желая оживить экономику китайской прививкой. Затевая перестройку, Михаилу Горбачеву казалось, что он ещё в состоянии не допустить распада Союза. Потому в своей речи в Минске он клеймил "так называемых демократов", которые "готовят государственный переворот", "взяли откровенно антикоммунистический курс" и вынашивают коварные планы "раздробления нашего великого многонационального государства". Он стоял перед жесткой дилеммой: сохранить СССР, но как империю, с возрожденным репрессивным ГУЛАГом; либо ценой распада Советского Союза строить "цивилизационное общество". На 1991 год темпы центробежных тенденций и наличие некоторых альтернативных возможностей реформирования системы ещё позволяли не считать фатальной неминуемостью распад страны. По мнению политолога Сергея Кургиняна, горбачевский "концептуально-проектный вектор", "грамотно сопряженный с определенными организационными и политическими технологиями, вовсе не обязательно должен был обернуться тем, чем он обернулся, — разрушением страны и теперь уже почти непреодолимым социальным коллапсом". Хотя мгновенный обвал СССР не предусматривался, но страну буквально на старте перестроечного марша понесло вразнос как неуправляемую телегу с горы.

Постбеловежский период России характеризуется антагонистической неоднородностью составных частей "российской массы". Ведь следствием проведения грабительской приватизации явился фактический раскол российской духовно-материальной субстанции на "две России" — 5%-7% сверхбогатеев против нищенствующего большинства. Поэтому, говоря об угрозах современной России, следует уточнить о какой именно из двух "Россий" идёт речь. Соответственно, сценарии стратегического развития и угрозы для каждой из этих "составляющих" — абсолютно разные. Например, для правящего олигархически-капиталистического режима угрозой безопасности являются:

— попытки насильственного изменения конституционного строя

(ну а если наспех написанная "под Ельцина" конституция несправедливо закрепила приХватизацию, развал и сдачу суверенной России?!);

— создание, оснащение, подготовка и функционирование нелегитимных вооруженных формирований

( ну а если это — корректировочная необходимость, поскольку коррумпированный режим в войне с народом фактически превратил армию в жандармов против обездоленных сограждан и в наймитов-обслугу властвующей олигархии?!);

— несанкционированная властями деятельность, сепаратистские и религиозно-националистические движения, угрожающие политической системе

(ну а если легальной оппозиции не дают демократически функционировать, запрещают протестно митинговать, отстаивать интересы народа?!).

II

Россию — покалеченную, ослабленную, геополитически окромсанную, весьма условно суверенную — "унаследовал" Владимир Путин. Тогдашняя государственность смахивала на латиноамериканский или нигирийский образчик антинародного властвования. Страна при Путине постепенно выбирается из руин, хаоса, деструкции. Но бедовое наследие столь глубоко и всепоражающе, что никакие "национальные проекты" пока не меняют плачевной картины. Если резко не остановить тенденцию вымирания народа, то к 2080 году в России останется около 60 миллионов человек, из которых 60% — чужестранцы и их внуки. Без справедливой корректировки социального неравенства не избежать кровопролитной классовой конфронтации. Продолжающееся расслоение общества, депопуляция народа и деградация страны не дают оснований говорить об общественной гармонии и стабильности. Закамуфлировано сдаются национальные интересы и геополитические державные позиции, при сознательной дискредитации подлинных русско-православных ценностей (Русью и не пахнет) — залога мощи и величия национально-имперской России. Нет мира и в политическом классе: одни недовольны путинским "откатом" от демократического курса, невнятностью и половинчатостью реформ; другие — его соучастием в закреплении "неправедного антинародного строя". Вот и оказалась Россия как бы у былинного путеводного "камня" — перед развилкой-развязкой путей. Ситуация пиковая: продолжение линии на косметическое облагораживание фасада мало кого уже устроит. Но, с другой стороны, и думать страшно о смене не только ошибочного курса, но и даже установившегося строя, способного раздором и смутой вконец погубить страну.

Благоприятная конъюнктура цен на энергоносители помогла усилиться России. Постепенно восстанавливается достоинство страны и воскресают надежды на её полноценное возрождение. Власть старается не отставать от народных чаяний. 10 февраля 2007 года на Мюнхенской конференции по безопасности президент Путин напомнил миру о суверенной и самодостаточной России. Брошен вызов дерзкому господству однополярья. По силе аргументации, пафосу и резонансу сказанное Путиным сравнимо со знаковой фултоновской речью Черчилля. Полагаю, мир услышал от Путина политическое завещание-установку на честную, самодостаточную, суверенную и никому не угрожающую Россию.

Обжегшись на молоке — на воду дуют. Как понимать, что Путин — "наследник Ельцина", "верный сподвижник Буша" проснулся вдруг патриотом?! Рьяные критики путинизма усматривают в откровении президента России спекулятивную подоплеку. Сергей Доренко обусловливает взрывную реакцию Путина тем, что "его завернули со Штокмановским приданым. Потому что Штокмановское месторождение, которое он собирался преподнести на блюдечке Западу в обмен на свою миноритарную долю в газораспределении Франции, Германии, было для него пенсией. Мега-"Газпромом", который бы он возглавил. Над суверенитетом, над Россией. Это был бы мега-‘Газпром’ для Евразии. Для этого ему нужно было легализоваться там в качестве миноритарного газораспределителя немецкого. То есть стать немецким газораспределительным парнем. Но его отвергли:". Посмотрим.

Перед Россией три пути:

1. нейтрально-прагматический: наращивать путинский новый курс, проклюнувшийся в Мюнхене. Политический союз в обмен на энергетические послабления. СНГэвцы "сами придут". Приоритеты: 1) социальная справедливость,

2) развитие и модернизация,

3) национальный вопрос,

4) закон, порядок и борьба с коррупцией.

2. право-либеральный: более прозападный

3. лево-консервативный: антинародный компрадорский режим немедленно заменить национально-патриотическим строем

III

Возрождению сильной национально-патриотической России вплоть до смены строя мешают внутренние, внешние и трансграничные факторы.

Внутренние угрозы национальной безопасности России:

— коррупция (более 2000 промышленных предприятий России контролируются крупными криминальными группировками. France Presse , 01.02.2007);

— катастрофическое снижение интеллектуального потенциала власти;

— глубокая пропасть между властью и народом;

— гипертрофированное изменение в системе ценностей всего общества, утрата им общенациональных целей и идеалов;

— дезинтеграция нации в результате имущественного расслоения;

— самовластие и безнравственность правящих элит;

— опасное усиление зависимости страны от некомпетентных решений;

— дезинформация населения в сфере целеполагания, объектов, приоритетов и методов проводимой реформы;

— демография (смертность, вырождение, дегенерация духа);

— экологическая безопасность.

Внешние угрозы:

— системные меры с целью перераспределения российских природных богатств;

— вызов территориальной цельности России;

— расширение НАТО и строительство системы ПРО в Европе;

— стратегия непрямых действий, извне направленная на дестабилизацию ситуации в том или ином регионе, и искусственное создание управляемых извне локальных конфликтов. Технологии задействования "пятых колонн" ; — "религиозная экспансия" со стороны Римско-католической церкви. Распространение политических и религиозных взглядов, угрожающих стабильности общества (пропаганда расизма, нацизма, тоталитарных сект);

— плохоконтролируемая миграция;

— усиление России внушено расценивать как объявление "энергетической войны";

— при решении глобальных проблем всё меньше учитываются российские национальные интересы;

— трансграничная преступность: подготовка и засылка бандформирований, наркобизнес, контрабанда, и пр.;

— проблемы идеологической безопасности. Ведение враждебных по отношению к России информационных (информационно-технических, информационно-психологических и др.) действий. Кибертерроризм. Угрозы нравственности (распространение порнографии, пропаганда насилия, наркотиков, криминалитета и т. д.). Ведение информационной войны в электронных масс-медиа. Фальсификация данных и документов в системах электронного правительства.

В зависимости от рода угроз, масштабов и средств их воздействия на объекты безопасности различают политическую, экономическую, военную, технологическую, информационную, экологическую, генетическую и другие виды безопасности страны. По всем этим аспектам национальной безопасности надлежит продумать нейтрализацию каждого конкретного вида угрозы стране.

Угрозы экономике:

— бизнес-разведка иностранных фирм и государств;

— распространение негативной информации, влекущей экономические потери для субъектов бизнеса;

— киберпротиводействие конкурирующим фирмам;

— незаконное использование интеллектуальной собственности (информационных активов.

Военные угрозы:

— контроль интернет-трафика потенциальным противником и сбор статистики по национальному трафику и по вычислительным ресурсам, оценка уровня их использования для национальной обороны;

— использование вычислительных и частотных ресурсов России для решения военных задач;

— несанкционированное использование противником канальной емкости систем связи при проведении военных операций против России или третьих стран;

— целевое нарушение или изменение трафика, разрушение системы связи страны в критические моменты;

— распространение дезинформации;

— поражение ВЦ, центров обработки данных и телекоммуникационных сетей путем применения боевых компьютерных вирусов и других средств;

— разведывательно-диверсионная и военная деятельность с применением роботизированных средств и соединений боевых роботов.

Если путинский постмюнхенский нейтральный курс развития самодостаточной и гордой России (но без коммунопатриотизма) не состоится и соскользнет "вправо" или "влево", то как разрешится буриданова дилемма: усилить, стабилизировать олигархически-либеральный курс правления Россией, или же благоприятные обстоятельства явятся базой для установления национально-патриотического народного строя?

Выход из положения четырехвариантен:

I. досдать все позиции Западу "на милость победителей":

— капиталы итак уже в западных банках;

— вместо справедливой расприватизации — амнистия награбленного достояния страны;

— усыпляется бдительность народа, постоянно декларируется невозможность крупномасштабных войн, отсутствие противника. Продолжается ориентация общества лишь на пассивную защиту, отсутствует практика превентивной ликвидации угроз.

II. расплатиться России сдачей части своих стратегических интересов в обмен на допущение быть относительно независимой региональной державой.

III. никуда не наступать, но и ничего кровного своего более не сдавать — умудряться "вертеться" — балансировать, уклоняясь от прямой серьезной конфронтации (путинский мюнхенский "выпад" может рассматриваться как заявка на равноценное партнерство равновеликих).

IV. не только ничего более не сдавать, но и попытаться вернуть утраченное, исходя из разумной накопленной силы, ассиметричных действий — при абсолютном примате национальных интересов (развитие проекции путинского "выпада"?). Без единства политической воли нации и руководства страны невозможно обеспечить национальную безопасность суверенной державы. Идеология: смычка устряловского "национал-большевизма" (нынешние лимоновцы) с "охранительным социализмом" Константина Леонтьева.

У каждого из этих вариантов свои стратегии и тактики. В свете современных угроз и вызовов в России готовится новая военная доктрина с учетом того, что главная особенность международного противоборства XXI века состоит в переплетении социально-политических, экономических, информационных и военных процессов. Чисто военные и невоенные угрозы следует рассматривать в их органическом единстве.

Современное состояние России и ситуации в мире делает маловероятной немедленную смену общественного строя. Однако в среднесрочной перспективе (в зависимости от скорости созревания критической массы недовольства-"революционной ситуации" и сопротивления сдерживающих сил правопорядка) не исключена возможность посредством осуществления реставрационного проекта — легального прихода к власти национально-прагматического правительства народного доверия (типа связки Маслюков — Примаков). "Теология революции" и новый левый проект, возможно, ГКЧПистского типа . "Социализм может стать и созиданием" — утверждал Константин Леонтьев.

В терминах Сергея Кургиняна реставрационный проект многообразен, вплоть до авантюрно-пиратского варианта:

1. "Реставрация через торможение": нео лигачевщина связывает руки постгорбачевцам — нынешним либерал-демократам.

2. "Реставрация через срыв": трансформация либерального проекта методом доведения его до абсурда и выморочности — через "самодискредитацию" и внешнее манипулирование — срыв — возврат к реставрации на более прочных основаниях.

3. "Русский проект", как "Модернизация через распад СССР": вариант — прохановская "Пятая империя". Логика такова: небуржуазный путь развития оказался тупиковым; буржуазный — невозможен в полиэтнической империи с мощными кланами на Юго-Западе и Юго-Востоке. В разрушенной стране некий русский "островок", скажем распутинская "Матёра"., Создаются мощные русские-прорусские миграционные потоки с сопредельных частей разрушенного СССР, накаляя за счет этого русскую тему — дискредитируя провалившееся либеральное реформаторство, создавая цунами растущего национализма, мощную национальную буржуазию, укрепляя Российскую Федерацию как русское ядро будущей империи в размерах не меньше СССР, приходящей на смену "красной интернационалистической империи".

4. Чубайсово-кудринское "демократическое барахтание" — "это навоз в почву проекта, это провокативное начало, призванное катализировать контрастные умонастроения и дать шанс национальной модернизации".

5. При сохранении "чубайсовского раздражителя и недоразрушенной традиционности российского населения" политически перспективен захлест — трансформация естественного и обязательного национализма в "черносотенный" этнорадикализм а-ля Александр Белов.

6. Возможен симбиоз силовиков, национал-евразийцев прорусских мыслителей зарубежья — по линии отталкивания от чуждого "чужого" как помехи осуществления русского геополитического реванша (раздражающая сурковская прямая параллель между деятельностью Франклина Рузвельта и Владимира Путина — в то время как министр обороны США Роберт Гейтс призывает быть готовым к войне с Россией).

7. "Геополитическое пиратство" — осуществить захват полубесхозного корабля советской сверхдержавности с ядерным оружием на борту. Дать этому кораблю новую команду, поменять цели и направить ядерную и иную мощь его на эскадру своих противников.

8. "Геополитическое мародерство" — "элементарное разграбление советского наследства (прежде всего, территории). На этом этапе считалось целесообразным идти в фарватере США и поддакивать сверхдержаве ?1 во всем, что касается ее стремления добить геополитического конкурента. В оплату за подобное поддакивание предполагалось получить солидный куш (Кавказ, Сибирь, Дальний Восток). После получения этого куша предполагалось на втором этапе (за счет собственного усиления, порожденного эксплуатацией выпрошенной "геополити-ческой награды") наказать тем или иным способом почившую на лаврах сверхдержаву ?1".
Академик Леонид Абалкин считает, что у России есть три сценария развития: превращение во второразрядную державу с сырьевой направленностью экономики; гибель страны как целостного государства; возрождение былого величия и славы, но через очень большой промежуток времени и при особо благоприятном стечении обстоятельств. По его мнению, все эти сценарии развития событий являются сегодня равновероятными.

Доктор социологии Виктор Левашов дает три стратегических сценария развития страны:

1. Антиолигархическая революция.

Ведь политическое руководство страны вряд ли сможет признать общественную пагубность рыночных преобразований, возникновение и усиление в обществе антагонистических противоречий между финансово-промышленной и торговой олигархией и абсолютным большинством народа. По мере ухудшения положения в обществе интенсивность запрещающих действий властей будет увеличиваться. В конце концов олигархическое государство в своих попытках защитить "демократические" завоевания окончательно примет авторитарный характер. Зависимый компрадорский характер сырьевой экономики не позволит обеспечить улучшение условий жизни населения. Тотальный социальный антагонизм взорвет обшество и создаст адекватную своим потребностям государственную машину. Революция — не обязательна, ибо развитие ситуации может пойти по пути более-менее мирной социополитической трансформации. Линии противостояния: Центр-регионы, Москва-периферия.

2. Либеральная деградация.

Правящие либералы, тесно связанные с антироссийской олигархией, постараются убедить президента Путина пойти по пути создания "сильного государства", посредством минимизации и дерегулирования социальных функций, строительства так называемого "субсидиарного государства". На деле это будет означать, что узурпировав материальные ресурсы и организовав их постоянную откачку из страны в целях максимализации своих прибылей, олигархи постараются поддержать как можно дольше процесс тотальной маргинализации российского общества, поддерживая его всеми возможными средствами на грани выживания (коматозное состояние). Общество и государство вступают в отношения субсидиарности — дополнительности. Фактически перестает действовать статья 7 Конституции, в соответствии с которой "РФ — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". Без эффективного социального контроля государство начнет распадаться под воздействием сил коррупции. Антагонизм общества и государства будет возрастать. Наступит полный паралич социально-политических отношений. У государства нет шансов победить народ в классовой справедливой войне.

3. Социальная трансформация.

Стратегия устойчивой социальной трансформации предусматривает изменение точки зрения на функции государства в сфере отношений собственности и рынка. Либеральная идеология рынка сегодня входит в противоречие с логикой процессов глобализации и стратегий успеха на мировой арене.

Интересно, что в швейцарском Давосе накануне недавнего Всемирного экономического форума был представлен экспертами доклад "Глобальные угрозы", с сенсационным выводом, что уже через год на карте мира снова появится СССР — из-за высоких цен на нефть (следствие теракта или краха доллара) — 150 долларов за баррель. Станет ли пророческим известное изречение Ленина о том, что капиталисты продадут Советам веревку, на которой потом будут повешены? Кстати, к 1917 году и консервативная, и либеральная модели модернизации России полностью провалились. Ещё поэтому реализовался вариант социалистической модернизации, что видимо аналогично, по версии Александра Дугина, реконструкции "мягкой формы Советского Союза". Это может быть выношенный Нурсултаном Назарбаевым Евразийский союз, или Конфедерация, где у каждого субъекта максимум независимости, однако по крупным политическим вопросам решения принимает единый центр — Москва.