16+
Новости:
17 Января 2019 года, 17:26
1436 просмотров

Суд отказался предъявить защите Сорокина, Воронина, Маркеева письмо, на основании которого материалы дела признаны рассекреченными

Суд отказался предъявить защите Сорокина, Воронина, Маркеева письмо, на основании которого материалы дела признаны рассекреченными

Нижегородский районный суд посчитал документы, приобщенные к уголовному делу Олега Сорокина, Романа Маркеева и Евгения Воронина под грифами «Секретно» и «Совершенно секретно» и содержащими государственную тайну рассекреченными. 

Судья Екатерина Кислиденко приняла такое решение после того, как прокурор Елена Шкаредная сообщила, что она получила ответ от замначальника ГУВД России по Нижегородской области. Из письма следует, что засекреченных документов в материалах дела нет. Документы, копии которых приобщены к уголовному делу под грифом «Совершенно секретно», ранее были рассекречены, о чем есть отметки на обложках папок, в которых эти документы хранились. На основании этой информации гособвинитель считает, что рассмотрение дела может быть продолжено в районном суде. Ведущий программы «Полный контакт» Владимир Соловьев в эфире радиостанции «Вести ФМ» 17 января прокомментировал тему, заявив, что надо проводить расследование, и виновные должны быть найдены и наказаны.

Напомним, что 11 января адвокат полковника милиции в отставке Евгения Воронина Андрей Юдин ходатайствовал о передаче дела на рассмотрение в Нижегородский областной суд, так как в материалах дела имеются секретные и совершенно секретные документы, а все дела, связанные с государственной тайной, по закону должны рассматриваться судами субъектов России.

Госбовинитель сначала заявила, что секретных документов в деле нет, но после того, как защита Воронина представила список таких документов с указанием конкретных томов и листов дела, прокурор признала, что в деле есть документы, на копиях которых стоит гриф «Секретно» и «Совершенно секретно», и при этом нет никаких отметок об их рассекречивании. После этого Елена Шкаредная попросила объявить перерыв, чтобы запросить информацию, как эти документы могли попасть в дело, и на основе этой информации сформировать свою позицию по ходатайству адвоката Юдина.

После того, как прокурор огласила ответ МВД и выразила свою позицию, а судья вынесла решение об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката, пояснив, что документы были рассекречены в 2013 году приказом МВД, защита попыталась заявить ходатайства, но суд отказал им в этом законном праве. Судья считает, что адвокаты злоупотребляют своим правом, и поскольку с 26 ноября по 14 января сторона защиты неоднократно пользовалась своим правом заявлять ходатайства, то теперь суд считает возможным перейти к допросу потерпевшего.

Защита, будучи лишенной возможности заявить ходатайства, возражала по поводу решения суда, а адвокат Михаил Бурмистров заявил отвод судье, и его заявление поддержали все подсудимые и их адвокаты.

«Произошла беспрецедентная ситуация: защите – всей, безотносительно кто сколько участвует и так далее, запретили заявлять следующие ходатайства. Несмотря на то, что сразу несколько адвокатов заявили о том, что у них есть дополнительные ходатайства, причем, в том числе ходатайства, которые относились к эпизоду с Новоселовым, которого сегодня начали допрашивать, - сказал журналистам адвокат Дмитрий Кравченко. – Однако суд сказал, что все эти ходатайства – это злоупотребление правом на защиту, что во всех дальнейших ходатайствах на этом этапе отказывается и мы переходим к допросу Новоселова. То есть, суд даже не выяснил, что это были за ходатайства, действительно ли они важны. Насколько я знаю, у коллег было ходатайство, связанное с режимом заседания суда, потому что у нас одному из подсудимых регулярно становится плохо и вызывается карета скорой помощи».

«Это была первая ситуация, которая нас абсолютно шокировала. Еще в практике такого не встречалось, чтобы запрещали заявлять ходатайства, откладывая все ходатайства до какого-то неопределенного срока. Закон разрешает заявлять ходатайства в любой момент»,- пояснил Кравченко.

Большое число ходатайств адвокатов Дмитрий Кравченко объяснил плохой подготовкой дела к рассмотрению в суде.

«Адвокаты Олега Сорокина еще на этапе предварительного следствия указывали не менее пятидесяти оснований, которые связанны с нарушениями закона следствием и требовали их исправить, - напомнил адвокат. – На это никто на это никак не отреагировал, и прокуратура пропустила все эти многочисленные нарушения. Почему-то тогда она не считала, сколько оснований защита приводит, указывая на нарушения закона. А сейчас резко начала считать».

«Вторая беспрецедентная ситуация касалась вопроса секретности, который был поднят раньше. Потому что в ответ на заявления одного из защитников другого подсудимого о том, что в материалах дела содержатся секретные документы, на которых грифы «Секретно» и «Совершенно секретно», суд нам сообщил, что прокурором представлены некие аналогичные документы от ГУВД, что, якобы, документы, которые содержатся в материалах дела, не являются секретными, - пояснил Дмитрий Кравченко. – Мы просили суд представить нам эти документы для того, чтобы мы поняли, что там написано, высказались по их содержанию, но суд отказался нам их предоставлять. То есть, он не дал нам ознакомиться с документами, которые поступили из ГУВД».

«Это важнейший вопрос, который касается гостайны и интересов государства, это сфера компетенции ФСБ, - заявил Кравченко. – По сути, суд принял решение на основании документов, которых мы не знаем, со ссылкой на какие-то приказы, о которых мы ничего не знаем (и которые, возможно, вообще не существуют! – мы их не видели) – насколько они достоверны, насколько они правдивы, тем ли лицом выполнены в них подписи и так далее».

Евгений Воронин высказался прямее: «Ваша честь, вас обманули. Я знаю, как рассекречиваются документы, по мне конкретно это может произойти только комиссионно или после моей смерти. Но то, что мы услышали сегодня, означает, что вас обманули».

Ведущий программы «Полный контакт» на радиостанции «Вести ФМ» Владимир Соловьев 17 января так прокомментировал эту тему:«Согласно ответу, засекреченных документов в материалах дела нет. Копии тех, что в деле имеют гриф «Совершенно секретно», были ранее рассекречены, просто штамп на документе не поставили. Ну вот какой уровень наглости? То есть что это, люди совершают служебные преступления, подлоги? Это какой уровень наглости должен быть? Ну и что, какой-нибудь судья в эту чушь поверит? Что значит штамп забыли поставить? Значит, надо проводить расследование, виновные должны быть найдены и наказаны». 

Источник изображения: «Опора России»