16+
Новости:
2 Февраля 2007 года, 00:00
37 просмотров

Свет российского телевидения озаряет кандидата в преемники Путина («The Washington Post», США)

Утром по воскресеньям по российскому телевидению идет игра ‘Счастливый рейс’, в которой заметные роли играют оба самых приближенных к Владимиру Путину чиновника. Во время передачи показываются несколько веселых роликов, в которых Дмитрий Медведев и Сергей Иванов вручают детям награды и вообще говорят о пользе здорового образа жизни для молодежи.

Что у одного, что у другого есть, ‘как бы’, весьма весомые причины появиться в телевизоре: каждую неделю одну команду, участвующую в конкурсе, спонсирует государственный энергетический гигант ‘Газпром’, где Медведев — председатель правления. Спонсор другой команды — фонд ‘Новое поколение’, возглавляемый Ивановым, занимающим также пост министра обороны.

Однако очень многие считают ‘Счастливый рейс’ не чем иным, как нагляднейшим свидетельством способности Кремля мобилизовать в помощь Путину при выборе преемника все эфирные ресурсы, вплоть до самых малозначащих программ. Практически все считают, что президент теперь будет выбирать только между Медведевым и Ивановым, поэтому весь прошлый год телевидение усиленно полировало имидж обоих — в особенности Медведева. ‘Счастливый рейс’, в частности, впервые появился еще в мае на канале НТВ, принадлежащем дочерней компании ‘Газпрома’.

По мере централизации власти в Кремле в российской политике все сильнее становилась роль сценариев, написанных властью — за счет реальной политической борьбы. По словам аналитиков, на кого покажет Путин, тот и будет доминировать на российском телевидении и наверняка выиграет президентские выборы, намеченные на начало 2008 года, даже не замечая конкурентов.

— Три главных героя новостей — это Путин, Медведев и Иванов, — говорит Анна Качкаева, преподаватель журналистики электронных СМИ в московском государственном университете. — Таково указание администрации.

Продюсеры российских телеканалов, включая авторов ‘Счастливого рейса’, отказались отвечать на вопрос, почему в их программах появляются Иванов и Медведев.

Фактически в выборах российского президента участвует коллегия выборщиков в составе одного человека, зовут которого Владимир Путин. Взять хотя бы прошлый год: стоило генеральному прокурору Владимиру Устинову, которого считали фаворитом спецслужб, начать как-то позиционироваться в качестве возможного претендента на высший пост, как он тут же стал ‘бывшим’. Его, правда, не уволили совсем, ограничившись переводом на гораздо менее влиятельный пост министра юстиции. Сам Путин, однако, отрицает, что решения принимает единолично.

— Преемников никаких не будет. Будут кандидаты на пост Президента России, — заявил он в четверг на ежегодной пресс-конференции, которая в этот раз длилась три часа тридцать минут и собрала около тысячи двухсот журналистов. — Я оставляю за собой право высказать свои предпочтения. Но буду делать это только в период предвыборной кампании.

Жесткая управляемость электронных СМИ остается одним из главных инструментов президентских выборов в России, включая и две кампании самого Путина, еще с 1996 года, когда группа олигархов бросила все ресурсы принадлежавших им телеканалов на поддержку слабой кандидатуры Бориса Ельцина и усиленную демонизацию его противника-коммуниста. Сегодня, в отличие от 1996 года, когда телевидение работало на богатейших бизнесменов страны, эти же самые СМИ контролируются государством или компаниями, лояльными Кремлю.

Пятидесятичетырехлетнего Иванова, уже давно известного в стране и за ее пределами по своей работе на посту министра обороны, Медведева, которому всего 41 год, еще пятнадцать месяцев назад мало кто знал. Но с ноября 2005 года, когда Медведева и Иванова одновременно назначили, в дополнение к остальным титулам, заместителями премьер-министра, его имидж подвергается тщательной переработке, вплоть до стрижки (сейчас он стрижется короче и красивее, чем раньше), комплекции (он явно сбросил пару килограммов) и манеры одеваться (которая стала менее официальной). Перерождение произошло буквально у всех на глазах и привлекло всеобщее внимание. Вместо деревянного, осторожного и во всем лояльного чиновника, которым Медведев был еще год назад, появился уверенный в себе и напористый политик, в котором есть очень много такого, что характерно для самого Путина — и жесткие выволочки, которые он время от времени устраивает министрам с использованием весьма разговорных выражений, и явно подчеркиваемое физическое здоровье, за которое многие россияне любят нынешнего президента. Например, в ноябре Медведев, говоря о совершенствовании системы здравоохранения и доступности лекарств, выразился так:

— Одни жулики лекарства производят, другие жулики эти лекарства продают, а третьи жулики занимаются посредничеством, используя средства государственной программы. Состояние дел в фармацевтической промышленности отвратительное.

Медведев женат, у него один ребенок, по образованию он юрист и начинал работать с Путиным в 90-е годы в городской администрации Санкт-Петербурга. Потом Путин привел его в Кремль, где он стал руководителем президентской администрации. По сравнению с другими приближенными Путина, работавшими ранее в спецслужбах, его считают либералом: Медведев никогда не служил ни в КГБ, ни в других органах, пришедших ему на смену. Однако он никогда не критикует Путина на публике и активно защищает ‘Газпром’, куда его назначили в качестве председателя правления в 2002 году, от обвинений в непрозрачности, неэффективности и некомпетентном управлении, а также в том, что государство использует компанию в качестве политического оружия для наказания соседних стран. Недавно по телевидению он назвал ‘Газпром’ ‘важнейшей российской компанией’ и подчеркнул, что под контролем государства ее капитализация подскочила с 10 до 225 миллиардов долларов.

Кроме того, Медведев все больше говорит о своем народном происхождении. Беседу с журналистами в ноябре, он сказал, что жил ‘так же, как и все’:

— Я точно так же, как и все другие люди, жил вот в тех квартирах, которые раньше давались советским гражданам, — сначала в коммунальной, а потом в малогабаритной в Петербурге. И я точно так же, как и все остальные, ходил и хожу в поликлинику (государственное учреждение амбулаторной медицины, контактов с которыми люди, как правило, стремятся как можно дольше избегать).

Но как бы ни рассказывал Медведев ‘о себе и о жизни’, как, в общем-то, и положено кандидату в президенты, о своих амбициях он говорит более чем уклончиво:

— Меня огорчает, что меня сделали участником каких-то гонок.

Однако, судя по словам аналитиков и результатам социологических опросов, Медведев — как бы его это ни огорчало — сегодня стал вторым по популярности в России политиком после Путина. В ноябре в результате опроса общественного мнения, проведенного независимым ‘Центром Левады’, выяснилось, что 38 процентов респондентов заявили, что на выборах проголосовали бы за Медведева. За Иванова высказалось меньше народа — 23 процента. Еще год с небольшим назад, заметим, рейтинг Медведева стремился к нулю.

Даже при том, что подобное имиджмейкерство практикуется далеко не только в России, да и учитывая, что повышение интереса СМИ к Медведеву в любом случае гарантировалось его новой должностью в правительстве, то н освещения его действий практически на всех каналах до такой степени положителен, что только диву даешься. Московское аналитическое агентство ‘Медиалогия’ провело исследование телеэфира, из которого следует, что в 2006 году Медведев фигурировал в новостях шести основных каналов телевидения, включая три общенациональных, 2064 раза — и ни разу о нем не сказали ни одного отрицательного слова. Иванова, по данным ‘Медиалогии’, освещали с негативной стороны 17 раз, по большей части в связи со страшным случаем дедовщины в армии, на который он недостаточно быстро отреагировал. К другим потенциальным кандидатам отношение не столь теплое. За тот же период, по данным ‘Медиалогии’, о бывшем премьер-министре Михаиле Касьянове, противнике Путина, также заявившем о намерении побороться за президентское кресло, ни разу не сказали ничего хорошего: в 60 процентов случаев о нем говорили негативно и в остальных 40 — нейтрально, а всего новостей, главным героем которых оказывался Касьянов, за год было сорок. В Кремле Washington Post отказали в просьбе направить своего корреспондента для сопровождения Медведева в его обычном рабочем режиме: его деятельность освещает специальный небольшой пул журналистов.

Фактически, Медведева назначили представлять власть в вопроса траты государственных денег на социальные программы, предусматривающие восстановление систем здравоохранения и образования, жилищного строительства и прекращению сокращения населения. По словам политолога Вячеслава Никонова, имеющего широкие связи в Кремле, в общественном сознании Медведева превращают в Деда Мороза.

— У него есть все эти прекрасные и конкретные дела для страны, это хороший пиар. Имидж каждого строится целенаправленно. В принципе, то же самое происходит и в Белом доме.

Весьма типичной в этом отношении была прошлая неделя. В среду вечером по всем трем общенациональным каналам — ОРТ, РТР и НТВ — прошли огромные репортажи о заседании, на котором председательствовал Медведев и много говорил о повышении рождаемости и других проектах. Медведев показал сертификат, гарантирующий денежные выплаты женщинам, рожающим второго ребенка, а его слова перемежались сценами, изображающими младенцев в родильных домах. Ни в одном из этих репортажей не было приведено ни слова критики так называемых ‘национальных проектов’. Между тем в январе жесткой критике это проекты подверг заместитель председателя Коммунистической партии.

— Национальные проекты — это имитация реальной деятельности, — заявил он во время выступления в парламенте. — Те бодрые картины, которые мы каждый день видим по телевизору, не имеют ничего общего с реальным состоянием дел.

— Его усиливают, да и сам он меняется, — считает Игорь Бунин, глава московского Центра политических технологий. — Сначала необходимо, чтобы люди начали его узнавать. . . . Вторая задача — чтобы его начали ассоциировать со всем наиболее приятным, что исходит от государства. И поэтому все серьезные ленточки разрезает именно он. Вначале он был мягкий, словно плюшевый мишка, а теперь стал значительно крепче. Как и у Путина, для критики некомпетентных чиновников у него находится немало громов и молний.

— Может быть, окончательное решение еще не принято, но он явно кандидат номер один. Иванов — в резерве, — добавляет Бунин.

_____________________________________________

Править по воле народа («The Guardian», Великобритания)

Россия — Западу: получите сдачи («The Times», Великобритания)