16+
Новости:
9 Февраля 2007 года, 00:00
69 просмотров

Тактика Лачплесиса («Postimees», Эстония)

Политика Латвии в отношении России оказалась результативнее критического отношения Эстонии к восточному соседу. Эйки Берг пишет о том, что латыши, в отличие от нас, строят отношения с Россией более разумно и уже близки к заключению латвийско-российского договора о границе.

Лет пять назад один из известных эстонских политиков заявил в приватной беседе буквально следующее: ‘В 1997 году ‘дяди’ из Брюсселя выбрали нас для переговоров о присоединении к ЕС исключительно потому, что мы ‘выдержали удар’, в отличие от литовцев, которые ничего не поняли, и латышей, которых и вовсе не существует…’

Ситуация в Латвии после обретения независимости была более сложной, чем в Эстонии. Латыши составляли лишь половину жителей страны, в крупных городах нелатыши преобладали над коренным населением. Экономика Латвии, зависимая от восточного рынка и транзита, была более уязвима.

Но что самое печальное, у республики не было той истории, опираясь на которую можно было бы взрастить национальную гордость. История не задалась с самого начала. Латышский народный эпос повествует как о Лачплесисе, герое, победившем медведя, так и о предателе Кангарсе, которому поклонялся невежественный народ.

Отголоски прошлого привели к тому, что в латвийском Законе о гражданстве появились так называемые ‘окна натурализации’, началось шельмование тех, кто был в свое время репрессирован, а всех, кто отрицает оккупацию, радикально настроенные националисты пытаются объявить предателями.

Разный подход

С учетом всего вышесказанного получается, что правы те критики, которые считают, что латышам с их проблемами не справиться, что из-за их неумелости все попытки установить отношения с Россией заканчиваются ничем, а их несостоятельность в вопросах внешней политики приводит к тому, что звон стоит от Вильнюса до Таллинна.

Тем не менее у меня есть все основания не согласиться с критиками. Более того, я считаю, что те, кто формирует нашу внешнюю политику, могли бы взять на вооружение тактику Лачплесиса (буквально — ‘Раздирающего медведя’). Как известно, ключевыми вопросами в отношении с Россией являются национальные меньшинства, различный подход к истории и пограничная тематика.

Еще совсем недавно в Эстонии придерживались мнения, что проблема национальных меньшинств у нас не стоит, в Параде Победы страны, оккупировавшей нас, мы участвовать не будем, зато пограничный договор готовы подписать хоть сейчас.

В Латвии — иной подход. Здесь считают, что проблема национальных меньшинств стоит во многих странах-членах ОБСЕ, празднества 9 Мая дают возможность напомнить всему миру о трагедии стран Балтии, а для подписания пограничного договора нужна четкая декларация или мандат народных избранников.

На самом деле вся внешняя политика Эстонии и Латвии в отношениях с Россией строится на тактических различиях.

В настоящий момент есть все основания считать, что тактика ‘Раздирающего медведя’ — не просто понимаемая на Западе фигура Латвии. С помощью этой тактики можно уложить на лопатки российского медведя. Например, позиция Эстонии в вопросе национальных меньшинств отличается от альтернативных поисков Латвии.

Заносчивое отношение некоторых народных избранников Эстонии в духе ‘мы не считаем нужным участвовать с россиянами в телемосте и обсуждать вопрос Бронзового солдата’ ярко контрастировало со стремлением президента Латвии заявить о ‘своей правде’ в нужное время и в нужном месте.

Министр иностранных дел Эстонии просто не понимает, что, благодаря членству в Евросоюзе, известные политические силы могут более свободно распространять антирусскую агенду.

Россия, обсуждая вопрос о заключении пограничного договора, любила приукрасить технические детали политическими декларациями, суть которых обычно сводилась к гуманитарным вопросам и/или экономическим интересам.

Эстония ни разу не давала сбить себя с толку навязываемыми дополнительными обязательствами, но мы не могли и предложить ничего другого, кроме решительного и лаконичного ‘нет’. Вопреки ожиданиям, наши ссылки на юридическую правопреемственность появились только после заключения пограничного договора и в атмосфере подготовки к местным выборам.

Мы критикуем односторонние декларации России, обманываем сами себя и других, заявляя, что ‘Эстония сделала все от нее зависящее для скорейшего заключения договора о границе’, чтобы дать небольшую демократическую пощечину России. Вот те на! Отдача от нее оказалась болезненной.

А еще больнее стало, когда до нас дошло, что ‘Эстония не может начать новые переговоры о границе’, а ‘Россия не может подписать договор, подпись под которым она уже отозвала’.

Судя по всему, с договором о границе латыши переиграли нас тактически. Для начала они постарались достичь внутриполитического консенсуса и еще до подписания договора обсудить его в парламенте. Своей деятельностью Латвия умело парировала попытки Москвы диктовать условия игры.

Переиграла Эстонию

Если сейчас встанет вопрос о заключении с Россией пограничного договора, политическим силам Латвии будет довольно сложно оспорить соглашение при ратификации. А России, в свою очередь, — сослаться на несуществующие политические декларации, которые задевали бы ее интересы.

Латвия никуда не делась, она существует. И при этом стоит на ногах так твердо, что может принимать в качестве почетного гостя экс-президента России Бориса Ельцина и награждать его высокой государственной наградой по случаю восстановления независимости страны. Латвия уверенно вошла в Евросоюз. Так уверенно, что никто не сомневается в европейских ценностях этой страны и ее народа, которые ставят общие интересы выше узких национальных.

Наверное, мы осознаем это 800 лет спустя после написания Генрихом Латвийским новых ‘Ливонских хроник’. Интересно, какая роль будет отведена эстонцам, бледно смотрящимся на фоне Лачплесиса, раздирающего медведя.

Эйки Берг — профессор Тартуского университета