16+
Новости:
2 Февраля 2007 года, 00:00
24 просмотра

Танцы с медведями («The Economist», Великобритания)

Хорошей притчей о причудах и вывертах занятия бизнесом в России может стать непревзойденная история о конфискованных мобильных телефонах. В прошлом году в московском аэропорту на прилете было изъято 167500 телефонных аппаратов Motorola. Причины конфискации попеременно назывались разные: то говорили, что телефоны ввезены контрабандным путем, то они якобы являются контрафактом, нарушают российское патентное законодательство, представляют опасность для здоровья людей. Министерство внутренних дел якобы уничтожило 50000 трубок, хотя многие говорили, что позднее эти телефоны появились на черном рынке.

Со временем большую часть телефонов вернули. Это может быть свидетельством либо прогресса, либо хаоса — все зависит от точки зрения. Но мораль этой истории заключается в том, что энтузиазм Motorola в отношении России отнюдь не иссяк. Представитель компании в этой стране Сергей Овчаренко говорит, что российский рынок мобильных телефонов в настоящее время третий в мире, после Америки и Китая. Поскольку многие россияне ‘тратят деньги зачастую для того, чтобы продемонстрировать, как много они могут себе позволить’, покупатели предпочитают супермодные модели. Оптимизм Motorola разделяют многие транснациональные компании. Несмотря на все риски, возникает поразительный диссонанс между усиливающейся русофобией политиков и энтузиазмом инвесторов.

Российскую репутацию подмочила не только ее агрессивная внешняя политика и нарушения прав человека. При Путине Кремль продемонстрировал хет-трик на поле злополучных скандалов в сфере бизнеса. Большая часть когда-то основной нефтяной компании России ЮКОС была экспроприирована, ее основателя отправили в далекую сибирскую колонию, а остальных акционеров просто обманули. Руководителя самой крупной инвестиционной компании России Hermitage Capital Management Билла Броудера (Bill Browder) не пускают в страну на том основании, что он якобы представляет угрозу национальной безопасности. В реальности причиной отказа в визе может быть то, что он слишком тщательно расследовал темный мир корпоративного управления в России. А рэкет при поддержке государства помог ‘Газпрому’ взять под свой контроль нефтегазовый проект на острове Сахалин, являвшийся крупнейшей в России схемой прямых иностранных инвестиций. Следующей жертвой может стать англо-российская нефтяная компания TNK-BP.

Однако, несмотря на эти получившие большую известность скандалы, российская экономика в последние восемь лет развивается хорошими темпами. Показатель роста ВВП за прошлый год близок к семи процентам. Российская делегация на Всемирном экономическом форуме в Давосе на прошлой неделе хвасталась, что по ВВП Россия скоро обгонит Францию. Такому росту способствует увеличение добычи нефти и газа, а также заоблачные цены на них. Однако и здравое управление макроэкономикой тоже может помочь сохранению экономической стабильности в случае падения цен на нефть — хотя бы временно. Это несомненное достижение Путина, в рамках которого был погашен внешний долг, а значительная часть доходов от продажи нефти отложена в созданный на черный день Стабилизационный фонд. Быстро растут зарплаты, россияне меньше стали экономить, а потребительские кредиты сегодня все чаще выдают даже на небольшие покупки, такие как яркий и модный мобильный телефон.

Все это, плюс укрепление рубля по отношению к доллару, означает, что можно получать большую прибыль в сфере финансовых услуг, строительства и особенно в розничной торговле товарами повседневного спроса, где объем продаж в прошлом году вырос на 13 процентов. Самую большую прибыль удалось получить от торговли продуктами питания, пивом и автомобилями.

Аудиторская компания Pricewaterhouse Coopers заявляет, что в прошлом году впервые объем продаж новых иномарок (многие из которых собираются в России) превысил объемы реализации российских машин. Россияне поняли, что иностранные автомобили, несмотря на более высокую цену, имеют больше преимуществ, а также повышают статус владельца. И российские покупатели становятся более требовательными, высказывая все больше собственных пожеланий. Бывший генеральный директор компании кондитерских изделий и безалкогольных напитков Cadbury Schweppes Эрик Сандберг (Erik Sandberg) говорит, что его российский центр обработки звонков получает самые сложные вопросы.

Взгляните на опыт работы глобального символа потребления среднего класса — компании IKEA, которая вложила в России 2,4 миллиарда долларов. Сейчас у нее восемь складов и восемь огромных торговых центров. ‘Россия чем-то похожа на свои ‘русские горки’, — со скандинавской невозмутимостью говорит Пер Кауфманн (Per Kaufmann), руководитель российского отделения компании, — никогда не знаешь, что произойдет завтра’. Как и у многих других (например, на этой неделе компанию Pricewaterhouse Coopers обвинили в уклонении от уплаты налогов), у IKEA были свои нелады с властями. Ее магазин в Нижнем Новгороде пришлось недавно закрыть на десять дней — якобы из-за нарушений правил безопасности, но возможно, и по более темным причинам.

Однако прочно укоренившаяся и дающая хороший доход тяга россиян к покупкам, ставшая результатом стремления избавиться от обстановки советских времен, наверняка оправдывает все издержки. Любимым товаром россиян стали диваны-кровати, тапочки и рюмки для водки. Кауфман говорит, что его российский персонал очень быстро учится: половина директоров его магазинов — россияне. Отражением тенденции распространения богатства за пределы Москвы стало открытие пяти магазинов IKEA в других городах России. В этом году откроется еще три торговых центра компании. А Овчаренко считает, что на долю Москвы приходится четверть всех продаж в Росси — остальное продается в других городах. Он говорит, что еще несколько лет назад все было наоборот.

В прошлом году, когда полоса отчуждения между Путиным и его западными коллегами стала максимально широкой, российский фондовый рынок, тем не менее, переживал бурный рост, а объем прямых иностранных инвестиций достиг уровня примерно в 30 миллиардов долларов, что вдвое больше показателя 2005 года. При этом сфера приложения капиталов стала более разнообразной, не ограничиваясь нефтью и газом. Крупные риски, способные сдержать приток инвестиций, такие как политические перевороты, вполне резонно кажутся чем-то весьма маловероятным. Одним из тех, кто хвастал в Давосе экономическими успехами, был заместитель премьер-министра Дмитрий Медведев, который считается фаворитом Путина, способным прийти ему на смену в 2008 году, и которого многие инвесторы считают самым неплохим кандидатом на этот пост.

Несмотря на то, что иностранным компаниям порой приходится делать ‘добровольные’ пожертвования в местные бюджеты (например, оплачивая приобретение новых пожарных машин), они менее подвержены ежедневному риску вымогательства со стороны коррумпированных чиновников и милиции, размах которого, как говорят многие российские бизнесмены, при Путине увеличился. У иностранных компаний также больше шансов защитить себя в нечестных российских судах. Главное беспокойство у них в настоящее время вызывает сумасшедший бюрократизм, контрафактная продукция и увеличение зарплат.

Так каковы же правила успеха и безопасности бизнеса в России? Во-первых, следует избегать тех отраслей, которые власти считают ‘стратегическими’, — таких как природные ресурсы. Но надо помнить, что правительство может передумать. (Вскоре долгожданный пакет новых законов может определить правила работы иностранных фирм в этих областях.) Во-вторых, необходимо правильно выбирать партнеров: сторонитесь ‘олигархов’, сомнительным путем накопивших свои состояния в 90-е годы, а также тех, кто слишком близок к Путину — ведь фортуна может от него отвернуться после 2008 года.

В-третьих, заводите нужных друзей. В регионах это означает, что вам следует ‘подмазаться’ к местному губернатору. Овчаренко говорит, что важно не выглядеть в его глазах ненадежным временщиком, гоняющимся за легкой прибылью. ‘Чем больше ты инвестируешь, тем безопаснее ты себя чувствуешь’, — говорит он. Нужно быть достаточно сильным, чтобы суметь защититься от бюрократических атак, но в то же время, не следует раздражать конкурентов с более мощными связями. И наконец, будьте готовы зажать нос, когда станете свидетелем фальсификации выборов и подавления оппозиции.