16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
90 просмотров

Уголовное дело, вероятно, отдаст весь ЮКОС в руки государства

Новые уголовные обвинения, выдвинутые в понедельник против бывших руководителей нефтяной компании ЮКОС, когда-то крупнейшего в России частного энергетического концерна, вероятно, закончатся передачей того, что осталось от компании, в руки государства, усилив контроль Кремля над отраслью, заявили аналитики и представители компании.

В этом смысле дело ЮКОСа заканчивается так же, как началось: в мутной воде, где перемешаны уголовное преследование и российский энергетический национализм и далеко не ясно, где кончается одно и начинается другое.

«Все это происходит в момент, когда мы движемся к последней главе ЮКОСа, – заявил в понедельник Крис Уифер, главный аналитик «Альфа Банка» и бывший советник Организации стран-экспортеров нефти. – (Власти) хотят изменить то, как люди воспринимают дело ЮКОСа. Им важно избавиться от впечатления захвата активов».

Государственные компании уже контролируют треть добычи в России, одной из крупнейших в мире нефтедобывающих стран.

Теперь обе крупные государственные энергетические компании проявляют интерес к покупке месторождений и перерабатывающих заводов ЮКОСа – активов, по мнению критиков, экспроприированных государством, но в свете новых обвинений призванных выглядеть как побочный продукт скандала вокруг корпоративных налогов и отчетности.

В Чите, городе неподалеку от китайской границы, власти предъявили бывшему главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и его деловому партнеру Платону Лебедеву обвинения в хищениях и отмывании денег.

Один из адвокатов Ходорковского, Чарльз Краузе заявил на телефонной конференции из Вашингтона, что прокуратура обвиняет Ходорковского в хищении денег, полученных от торговли нефтью между дочерними компаниями ЮКОСа с использованием метода, который называется трансфертным ценообразованием.

В рамках этой практики – действительно существовавшей, как признает компания, – торговое подразделение ЮКОСа платило ниже мировых цен за нефть, купленную у других филиалов компании, что представлялось как стратегия минимизации налогов. Операции с трансфертным ценообразованием, ставшие основанием для новых обвинений, были также источником налоговых претензий государства, которые привели к банкротству ЮКОСа.

Российские власти говорят, что могут преследовать и аудитора ЮКОСа – PricewaterhouseCoopers. В своем заявлении PricewaterhouseCoopers отрицала какие-либо злоупотребления.

Оставшиеся активы ЮКОСа, примерно 22 млрд долларов, должны быть выставлены на аукцион в ближайшие месяцы. Лишившись крупнейших добывающих активов в 2004 году, ЮКОС потерял в весе, но остался ценной компанией. На кон поставлены 2,3 млрд баррелей нефтяных резервов и добыча 400 тыс. баррелей в день, пять нефтеперерабатывающих заводов, сеть бензоколонок и московская недвижимость.

Несмотря на то что ЮКОС банкрот, ему принадлежат ценные миноритарные пакеты двух главных государственных энергетических компаний – 9,5% «Роснефти» и 20% «Газпром Нефти», нефтяного филиала «Газпрома». «Газпром» заявил, что хотел бы выкупить акции своего филиала. «Роснефть», как ожидается, будет претендовать на добывающие активы и хотя бы некоторые НПЗ.

ЮКОСом руководит назначенный судом управляющий Эдуард Регбун, который в понедельник в телефонном интервью стремился минимизировать связь между уголовными обвинениями и процедурой банкротства. Он заявил, что финансы ЮКОСа были потрепаны еще до предъявления налоговых обвинений в 2003 году, а причиной, скорее всего, было присвоение активов и прибыли – заявление, совпадающее с новым уголовным делом. «Ясно, что они уже скрывали налоги и прибыль», – заявил Регбун, добавив, что в 2003 году ЮКОС объявил об убытках в 1 млн долларов.

Новые обвинения могут найти отклик в другом судебном процессе, в Нидерландах, где Регбун оспаривает право собственности на европейские активы ЮКОСа, стоимость которых превышает 1,5 млрд долларов. Компания Yukos International, которая не подпадает под российскую процедуру банкротства, имеет на счету в голландском банке 1,49 млрд долларов от продажи нефтеперерабатывающего завода в Литве, 49% словацкой трубопроводной сети и швейцарскую машиностроительную компанию, которая оценивается примерно в 25 млн долларов.