16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
24 просмотра

Уильям Тейлор: Если элементы ПРО будут развернуты, то Европа, включая Украину, и США будут чувствовать себя безопаснее («День», Украина)

В последнее время в Европе, России и даже в Украине политики широко обсуждают вопрос возможного размещения элементов американской противоракетной обороны (ПРО) в Чешской Республике и Польше. Сами США заявляют, что цель разворачивания в Европе до 2011 года элементов ПРО заключается в том, чтобы защитить американские и союзнические объекты от вражеских угроз, возникающих на Ближнем Востоке, а не от России. Об этом заявил 29 января бригадный генерал Сухопутных войск США Патрик О’Райли, заместитель директора Управления противоракетной обороны. Генерал также сообщил, что США уже ведут с Россией переговоры об американских планах в области ПРО и приглашают россиян принять активное участие в ее разворачивании. По его словам, участие России в этом процессе укрепило бы российский оборонный потенциал. Однако российская сторона видит в этом шаге угрозу для себя. Российский президент Владимир Путин назвал безосновательной ссылку сторонников размещения системы ПРО в Восточной Европе на предупреждение угрозы со стороны Ирана. При этом он высказал уверенность в том, что российский ответ будет асимметричным и эффективным.

В Украине некоторые политики тоже считают, что размещение элементов ПРО в Чешской Республике и Польше будет представлять угрозу для России. После встречи с послом США в Украине Уильямом Тейлором министр обороны Анатолий Гриценко высказал мнение, что США проиграли информационную кампанию по вопросу возможного размещения элементов своей ПРО на территории Польши и Чехии. По словам Гриценко, реакция Европы на размещение ПРО в Польше и Чехии будет зависеть от того, для каких целей эти системы предназначены. Газета ‘День’ обратилась к самому господину Тейлору, чтобы выяснить, с какой целью США планируют разместить элементы ПРО в Европе. Являются ли достаточными аргументы в пользу расположения этой системы именно в Польше и Чехии? Кто будет принимать окончательное решение по размещению этих систем? Будет ли к обсуждению этого вопроса привлечен Европейский Союз? Предусматривается ли возможность привлечения Украины к каким-либо работам по разворачиванию элементов ПРО? Об этом — в эксклюзивном интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Соединенных Штатов в Украине Уильяма Тейлора.

— Из сообщений прессы складывается впечатление, что никто не понимает, зачем нужно США размещать элементы американской ПРО: радар в Чешской Республике, а противоракеты в Польше. Можете ли вы объяснить нашим читателям, с какой целью размещаются элементы ПРО в Европе, для защиты чего и от кого?

— Я с большим удовольствием дам вам самые лучшие объяснения, какие только смогу. Мы считаем, что есть очень четкий ответ на этот вопрос. Мы заинтересованы в том, чтобы провести переговоры с Польшей и Чешской Республикой с целью улучшить и укрепить безопасность в Европе и США. И мы считаем, что работаем на пользу безопасности Европы и США, во всяком случае тем, что начинаем переговоры с Польшей и Чехией о размещении там элементов противоракетной обороны для того, чтобы противостоять ракетным угрозам, начинающим формироваться на Ближнем Востоке. Если эти страны согласятся, а пока что соглашения никакого нет, то элементы противоракетной обороны не смогут защитить Европу или США от пусков ракет с территории России. Решение о том, где размещать элементы ПРО, принимается на основании анализа обстоятельств географии и геометрии. Эксперты и аналитики нашего министерства обороны потратили немало времени, занимаясь этими геометрическими упражнениями.

Вы, как эксперт сможете понять лучше, чем я. Насколько я понимаю, именно этот анализ показывает, что Польша и Чешская Республика являются, по-видимому, наиболее оптимальными местами для расположения противоракетных элементов против ракет, которые могли бы стартовать с территории государств-париев на Ближнем Востоке.

— Вы сказали, что переговоры ведутся с Польшей и Чехией, но уже поступил запрос от чешского и польского европарламентариев относительно того, ведут ли США переговоры с Европейским Союзом о размещении элементов ПРО в Европе, ведь эти две страны входят в состав ЕС?

— Мы, безусловно, информируем наших союзников по НАТО. Между прочим, мы пытаемся информировать наших российских друзей. У меня было немало разговоров по этому поводу с украинскими официальными лицами. Но я не слышал о подобных разговорах именно с представителями Европейского Союза. Потому что, наверное, этот вопрос находится вне компетенции Европейского Союза как структуры. Этот вопрос явно в компетенции индивидуальных стран.

— Но ведь насколько вы знаете, НАТО — один блок, а Европейская система безопасности — другой, и они не всегда перекрывают друг друга. Учитывается ли этот факт Соединенными Штатами?

— Вы правы в том смысле, что совокупность стран-членов НАТО — это не то же самое, что совокупность стран, входящих в Европейский Союз. И мы можем сказать, что США не имеют такого уровня взаимоинформированности в вопросах безопасности и обороны со странами-членами ЕС, не являющимися членами НАТО, какой мы имеем со странами Европейского Союза, также являющимися нашими союзниками по НАТО.

— Есть ли в самом НАТО консенсус или его нужно будет достичь, чтобы решение по размещению элементов ПРО воплотить в жизнь?

— Мне так не кажется. Потому что это не выглядит решением, которое должно было бы принимать НАТО. С другой стороны, речь идет о переговорах по вопросам безопасности с двумя странами, являющимися членами НАТО. Но это не требует общего решения НАТО, как организации в целом.

— Как вы можете объяснить, почему со стороны России и даже бывшего министра обороны Украины Александра Кузьмука доносятся заявления, что размещение элементов ПРО в Европе будет являться угрозой для России?

— Честно говоря, я не знаю. Как я уже сказал в ответе на первый вопрос, если размещение этих систем будет согласовано, это не будет иметь никакого влияния на Россию. Фактически, это даже посодействовало бы безопасности самой России. Потому что и России, наверное, нужно чувствовать обеспокоенность по поводу ракет, которые могут полететь с территории Ирана.

— Тем не менее, во время пресс-конференции российский президент Владимир Путин поспешил заявить, что со стороны России будет адекватный ответ на угрозу, связанную с размещением элементов американской ПРО в Европе…

— Поскольку эта ситуация не представляет никакой угрозы для России, то мне трудно представить, какой может быть адекватная реакция на угрозу, которой не может существовать. Но этот ответ может соответствовать действительности в том случае, если адекватным ответом будет собственно отсутствие ответа потому, что отсутствует угроза.

— Вы сказали, что общались с украинскими официальными лицами по поводу размещения элементов ПРО в Европе. Какой была их реакция? Могли ли вы их убедить в целесообразности такого шага?

— Этого я не знаю. Наверное, вы должны обратиться к этим украинским официальным лицам, чтобы у них спросить, убедили ли их наши аргументы. Но я чувствовал удовлетворение от того, как складывались разговоры с представителями Украины. Они увидели, почему речь идет о тех географическо-геометрических вопросах, о которых мы с вами говорили немного раньше.

— Если решение о размещении элементов ПРО будет принято чешским и польским правительствами, может ли возникнуть возможность привлечения Украины, возможно, вместе с Россией, для того, чтобы принимать участие в работах по реализации этого проекта?

— Как и заложено в вашем вопросе, действительно, эта проблема может быть лучше всего рассмотрена после того, как будет достигнуто решение относительно расположения элементов противоракетной обороны в Польше и Чехии. Но на протяжении того времени, когда эти переговоры и обсуждения будут происходить, мы твердо намереваемся информировать наших украинских партнеров и наших российских друзей о ходе этих обсуждений.

— Почему, на ваш взгляд, многие российские высокопоставленные военные и эксперты сразу, можно сказать, с порога, отклонили предложение США относительно возможного привлечения российского ВПК для реализации проекта по размещению элементов ПРО в Европе?

— Я не знаю, почему россияне занимают такую позицию. Но в любом случае потенциальное сотрудничество или участие в этих проектах противоракетной обороны будет только на добровольной основе. Касается это россиян, украинцев или поляков.

— В Чехии и Польше уже прошли митинги в знак протеста относительно размещения элементов ПРО. Опрос общественного мнения в этих странах также свидетельствует о том, что большинство граждан выступает против этого. Учитывая это, будут ли США настаивать на реализации своих планов относительно размещения противоракетной обороны в Европе?

— Нет. Мы настаивать не будем. Мы не настаиваем сейчас и не собираемся настаивать в будущем. Это решение должны принимать правительства Чешской Республики и Польши. Они полностью суверенны, представляют интересы своих народов, и мы это уважаем.

— Как вы можете объяснить заявления некоторых политиков, что США проиграли информационную войну относительно размещения элементов ПРО в Европе?

— Что США должны делать — это объяснить наше обоснование обсуждения, происходящего относительно запланированного разворачивания этой системы, народу и журналистам, имеющим вопросы по этому поводу, в любой стране. У нас есть убедительные аргументы, во всяком случае, убедительные для меня, что эта противоракетная оборона направлена на противостояние потенциальной угрозе с Ближнего Востока. Если эти системы противоракетной обороны будут развернуты, то Европа, включая Украину, и Соединенные Штаты будут чувствовать себя безопаснее. Но вы справедливо указываете на то, что нам следует ясно и четко объяснять свои расчеты. Одна из вещей, которая могла бы помочь разобраться, — на этой карте линией соединены Персидский залив и Вашингтон, oкруг Колумбия. Эта линия является кратчайшей траекторией для ракеты, которая летела бы между этими точками. Это показывает, что Чешская Республика и Польша находятся в самой непосредственной близости от этого участка траектории. Если посмотреть на карту на стене, этого не видно. Но если взглянуть на глобус, то это становится очевидным.

И я думаю, что в контексте вашего замечания о необходимости разъяснения позиций и аргументации, такой анализ показывает, что как раз расположенные именно в этом районе противоракетные системы смогут защитить Европу и Соединенные Штаты. Этот аргумент и анализ имеет смысл и должен быть убедительным.

— Известны ли окончательный срок и дата, к которой польское и чешское правительство должны определиться и дать согласие на размещение противоракетной обороны?

— Я не знаю того, чтобы существовал какой-то крайний срок. Серьезные переговоры только начнутся через пару месяцев.

— C вашей точки зрения, удачно ли выбрано время обнародования планов относительно размещения элементов ПРО в Европе? Возможно, нужно было учитывать то, что скоро выборы в России?

— Решение начать публичное обсуждение этого вопроса диктовалось не политическими рассуждениями наподобие того, например, что приближаются выборы в России. Время начала обсуждения диктовалось логикой того, когда следует начинать эти дискуссии, чтобы процесс переговоров развивался согласно своей логике. В мае 2003 года президент Джордж Буш выступил с национальной стратегией по вопросам защиты против баллистических ракет. И в этой стратегии четко речь шла о том, что целью является защита США, а также друзей и союзников. Таким образом, это политическая линия США уже в течение почти четырех лет с 2003 года.

— Верите ли вы в то, что в будущем США и Россия, владеющие огромным потенциалом в области создания баллистических ракет и противоракетной обороны, смогут объединить усилия и, на самом деле, создать противоракетный щит не только для защиты конкретного региона, а и всей планеты?

— Это была бы очень позитивная вещь для всего мира. Потому что мы все находимся под угрозой ядерных боеголовок на баллистических ракетах Ирана и Северной Кореи. Это угрожает России, Европе, США и Японии. То есть это угроза для всего мира. Если бы мы могли объединить усилия против угрозы от этих стран-парий — безответственных стран, то это был бы огромный вклад в дело мировой безопасности.

— Но ведь не все страны, особенно Россия, верят, что названные вами две страны безответственны?

— Я думаю, что Россия согласна с нами в том, что ядерное оружие Ирана и Северной Кореи является угрозой.

— Но ведь возникает вопрос, почему нет согласия или взаимопонимания между США и Россией относительно размещения американской системы ПРО в Европе?

— Я надеюсь, что россияне и некоторые люди в Украине, Польше и Чехии после того, как внимательно пересмотрят ситуацию, анализ, аргументы, придут к выводу, что они окажутся в лучшей ситуации, если будут средства противодействия этим угрозам.

N20, вiвторок, 6 лютого 2007

__________________________________

Медведь рычит на американские ракеты («New York Post», США)

Россия-Запад: ракетная дипломатия («Politika», Сербия)