16+
Новости:
20 Февраля 2007 года, 00:00
24 просмотра

Урок сдерживания жестокого экстремизма («Christian Science Monitor», США)

ВАШИНГТОН — По утверждению президента Буша, попытки помочь умеренным мусульманам и демократическим реформаторам являются главным бастионом обороны против этнорелигиозных конфликтов и порождаемого ими терроризма. Однако по прошествии пяти лет с момента начала войны против террора примеров в подтверждение данной точки зрения в реальном мире довольно мало. И все-таки существует конфликтная зона, где разработана эффективная модель сдерживания жестокого экстремизма, которую можно применить в горячих точках по всему миру. Речь идет об украинском Крымском полуострове.

В прошлом месяце в живописном Крыму произошло жестокое столкновение между татарами-мусульманами и этническими русскими, составляющими большую часть населения этого полуострова. Оно стало самым худшим в серии взрывоопасных событий, начавшихся в августе 2006 года. Тогда военизированные промосковские банды напали на татар в самом святом для них месте. Было подорвано здание, где размещается их парламент, и убит татарский журналист.

Тем временем, на сцене появились финансируемые из-за рубежа экстремистские группировки мусульман-ваххабитов, призывавшие нанести жестокий ответный удар. Почти в любом другом уголке мира это спровоцировало бы крупную этнорелигиозную войну. Однако благодаря выработанной снизу демократии татарского населения его руководству удалось предотвратить полномасштабные боевые действия.

Крымские татары были жертвами этнических чисток и депортаций, которые осуществляли сначала русские цари, а затем Иосиф Сталин и Советский Союз. В 1944 году Сталин депортировал всех татар в Узбекистан и другие республики Средней Азии. В изгнании татары сохранили мощную национальную самобытность, а после смерти Сталина они сформировали получившее известность ненасильственное движение сопротивления.

После распада Советского Союза Крым стал автономной республикой Украины, и движение сопротивления начало взаимодействовать с новым независимым украинским правительством в целях обеспечения татарам права на возвращение. Однако в Крыму продолжает доминировать российское большинство и промосковская партия.

Новые репатрианты столкнулись с притеснениями, поскольку состоящие из этнических русских органы власти Крыма препятствовали возврату земли и предоставлению рабочих мест татарам. Вместо того, чтобы скатиться на позиции экстремизма, татарское руководство нашло уникальное решение: в 1991 году был создан меджлис, или собрание, через который татары начали утверждать свою легитимность на украинской социально-политической сцене.

Татарские лидеры в качестве политической модели приняли Декларацию прав человека Организации Объединенных Наций. Руководящими принципами для них стали демократия и отказ от насилия. Вскоре после этого члены меджлиса призвали ООН и мировое сообщество признать их права. Результатом такого призыва стало налаживание тесных рабочих связей между меджлисом и различными международными организациями помощи. Со временем и украинское правительство признало меджлис в качестве законной политической силы. Основатель движения сопротивления Мустафа Джемилев является сегодня депутатом парламента Украины. Конечно же, он входит в состав ‘оранжевой’ коалиции, которая является символом демократии в регионе и во всем мире.

Вместе с системой меджлиса был создан выборный религиозный орган — муфтият, целью которого является предотвращение проникновения религиозного экстремизма и сохранение народных исламских традиций татар. В условиях возникшей этнической напряженности в Крыму появились мелкие группировки ваххабитов, финансируемые арабскими странами Персидского залива. В их числе запрещенная организация ‘Хизб ут-Тахрир’, которая жестко критикует меджлис за его ‘мягкую’ политику. Однако муфтият в союзе с меджлисом осудил такую идеологию, назвав ее ‘ложным учением и целью, которые отвергает ислам’. Он очень быстро подавил радикалов проведением в местных мечетях образовательных кампаний по привитию населению духа толерантности.

Огромный успех меджлиса в деле предотвращения распространения насилия основывается на исключительном использовании переговорной практики, на международной поддержке и на ненасильственных протестах населения. Когда происходит посягательство на права татар или случаются провокации, лидеры меджлиса выступают в качестве посредников. Меджлис активно препятствует созданию самостоятельных групп боевиков, признавая губительность такой практики для переговорного процесса.

Несмотря на многочисленные препятствия, мирная активность татар принесла им то, что раньше казалось невероятным. Произошла репатриация 250000 крымских татар, которым предоставлено гражданство; центральное правительство частично признало меджлис; татары получили представительство в украинских и крымских органах законодательной власти.

Опыт крымских татар доказывает, что для этнорелигиозных конфликтов действительно существует ненасильственное профилактическое средство. Признавая политические чаяния коренных меньшинств, власти получают возможность разрешать проблемы населения путем мирных переговоров, избегая открытого насилия. Таков опыт крымского меджлиса и муфтията. И этот опыт можно применить в других зонах конфликтов — от мусульманских меньшинств на территории бывшего Советского Союза до курдов в Сирии и мусульман-моро на Филиппинах.

Развитие движений с участием местного населения не только помогает оздоровлению демократии. В глобальной войне с террором это одно из лучших средств защиты от транснационального фундаментализма.

Валид Зиад — экономический консультант и руководитель Проекта национальной безопасности Трумэна (Truman National Security Project). Он активно пишет на тему исламских фундаменталистских движений. Лариса Хомяк — сотрудник министерства национальной безопасности. Она освещала проблемы крымско-татарского меньшинства в проекте университета штата Мэриленд ‘Меньшинства под угрозой’ (Minorities at Risk). Недавно авторы статьи вернулись из Крыма, где они проводили опросы среди татарских лидеров.