16+
Новости:
9 Февраля 2007 года, 00:00
32 просмотра

Успокоительный тон России никого не успокаивает: быть и новому газовому картелю? («The Financial Times», Великобритания)

На этой неделе министр энергетики России Виктор Христенко отверг подозрения в том, что Россия пытается сформировать с Ираном, Алжиром и другими странами такой же картель поставщиков газа, каким в нефтяном секторе стала Организация стран-экспортеров нефти, назвав подобные высказывания ‘фантазиями’.

В том же самом духе выступил и его коллега из Катара Абдалла бен Хамад аль-Аттия (Abdullah bin Hamad Al Attiyah), и руководители других стран-поставщиков газа. Все они в один голос уверяют европейских политиков и НАТО в том, что газовой ОПЕК не будет.

Однако от их слов беспокойство никуда не делось: Россия, Алжир и другие страны-поставщики голубого топлива заключают между собой долгосрочные соглашения, которые в конечном итоге могут повлиять как на цену газа для европейских потребителей, так и на возможности доступа международных нефтегазовых корпораций к активам в двух наиболее крупных странах мира, где добывается газ.

Беспокойство началось несколько дней назад после выступления президента России Владимира Путина, сказавшего, что газовая ОПЕК — ‘идея интересная, мы подумаем’. По его словам, Россия, Иран и другие крупные поставщики не должны создавать картель, но должны ‘координировать свои действия’.

По словам же Виктора Христенко, расширение контактов между поставщиками газа и его потребителями служит только одной цели — ‘усилению энергетической безопасности и снижению рисков’.

Что же предлагают Россия и другие поставщики? Фактически речь идет о создании некой ‘сети влияния’ путем заключения долгосрочных контрактов, по которым национальные нефтяные компании договаривающихся стран получат возможность разведывать и добывать газ на территории друг друга. Немало национальных газовых и нефтяных компаний хотят расти и диверсифицировать активы через международные инвестиции и на равных конкурировать с ExxonMobil, Royal Dutch Shell и другими глобальными корпорациями.

По словам Фрэнка Гарриса (Frank Harris), аналитика консалтинговой компании Wood Mackenzie, двусторонние соглашения о совместной разработке месторождений — это как раз шаг в указанном направлении. Те, кто его сделает, оставят у себя прибыли, которые им в противном случае пришлось бы отдавать финансирующим проекты международным корпорациям. Кроме того, национальные энергетические компании и контролирующие их правительства получат возможность влиять на скорость извлечения газа конкурентами и таким образом обеспечивать долгосрочную стабильность ценового режима.

Алжирская компания Sonatrach уже готовится к участию в тендерах на разведку и добычу полезных ископаемых в России; параллельно в обеих странах ужесточается режим инвестиций в газовые ресурсы со стороны западных компаний. С точки зрения аналитиков, смысл в подобных действиях, конечно, есть: у Алжира есть опыт работы на рынке сжиженного природного газа, а у российского ‘Газпрома’ — в транспортировке газа по трубопроводам. Сегодня обе компании вместе поставляют в Европу 46 процентов потребляемого там газа. Однако эксперты тут же оговариваются, что подобные соглашения могут замедлить инвестиционный процесс. Недавно Международное энергетическое агентство, отслеживающее развитие энергетики со стороны развитых государств, заявило, что существует ‘значительный риск инвестиционного дефицита’ — особенно в России.

Пока что больше всех оснований претендовать на роль всемирного альянса поставщиков газа у Форума стран-экспортеров газа (Gas Exporting Countries Forum), хотя он тоже потихоньку уходит в небытие: пыл собирающихся в его рамках министров угас, уже не одно заседание форума было отменено.

Что примечательно, объединению поставщиков способствуют новые законы, принимаемые в рамках либерализации энергетических рынков Европейского Союза: они разрешают перепродажу газа странами-потребителями, но при этом до сих пор затрудняют прямой доступ стран-поставщиков на европейские рынки. Перспективы их долгосрочного сотрудничества в немалой степени зависят от того, как теперь поступит Брюссель, а также от того, насколько серьезно ‘Газпром’ и другие компании считают, что сотрудничество с другими национальными энергокорпорациями поможет им превратиться в тяжеловесов международного уровня.