16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
38 просмотров

В старых документах – умирающая надежда семьи Анны Франк

30 апреля 1941 года, через несколько дней после того, как курьер гестапо пригрозил выдать нацистам отца Анны Франк, Отто, тот написал своему другу по колледжу Натану Штраусу, прося помочь вывезти его семью из Амстердама в Америку.

«Я бы не просил, если бы ситуация здесь не вынуждала меня сделать все возможное, чтобы успеть избежать худшего, – писал он в письме, которое оказалось в 78-страничной пачке недавно обнаруженных документов, опубликованных вчера. – Наверное, ты помнишь, что у нас две девочки. Прошу прежде всего ради детей, о которых мы должны заботиться. Наша собственная участь не так важна».

Франку был нужен вклад в 5 тыс. долларов, чтобы получить визу, а у Штрауса, директора федерального Жилищного управления, друга Элинор Рузвельт и сына совладельца Macy’s, были деньги и связи. «Ты единственный человек, которого я могу попросить, – писал он. – Есть ли у тебя возможность сделать вклад на мое имя?»

С этого письма начинается ряд личных писем и официальных документов, впервые рассказывающих об отчаянных попытках семьи Франк, предпринятых в 1941 году, попасть в Америку или на Кубу, прежде чем нацисты доберутся до них. Документы, принадлежащие Институту еврейских исследований YIVO в Нью-Йорке, спокойно пролежали на складе в Нью-Джерси почти 30 лет, пока ошибка клерка не привела к их неожиданному обнаружению. Учитывая подробные исторические исследования и беспрецедентные усилия по сохранению наследия Анны Франк, эта незамеченная папка удивляет.

Кажется, что история разворачивается в замедленной съемке: письма усердно перебираются с континента на континент и из штата в штат, но ко времени их получения информация часто устаревает. Каждая страница добавляет новый слой печали по мере того, как идет процесс получения права на въезд в США, связанный со спонсорами, большими суммами денег, письменными показаниями под присягой и доказательствами, что их приезд полезен Америке. Как только Франки и их американские помощники преодолевали очередное административное или материальное препятствие, возникало новое.

Даже тогдашний помощник госсекретаря Адольф Берл пришел в отчаяние от ставящего в тупик лабиринта инструкций. Как отмечал историк Американского университета Ричард Брейтман в отдельной пояснительной записке, Берл писал в январе 1941 года, что некоторые консульства требуют трастового фонда. «Другие просят письменные показания. В одном, особенно шокирующем случае заявили, что ничего не примут, кроме как от родственника в США, который даст в суде обязательство поддерживать заявителя, – сказал он. – Мне действительно кажется, что наш Департамент мог бы взять себя в руки и выпустить общую инструкцию, которая была бы достаточно полной и достаточно простой, чтобы можно было унифицировать процедуру».

В конечном итоге высоких связей и денег оказалось недостаточно, чтобы Франки, не говоря о многих других европейских евреях, прорвались через ужесточавшиеся ограничения Госдепартамента. К лету 1942 года Франкам пришлось прятаться. Они оставались в секретной пристройке два года, прежде чем их выдали – возможно, тот же курьер, который первоначально пытался шантажировать их. Как известно любому школьнику в мире, история кончается смертью в концлагере 15-летней Анны, ее сестры Марго и их матери Эдит и публикацией дневника Анны, теперь литературного и исторического памятника, который персонифицирует неизмеримые потери Холокоста.

Брейтман пояснил: после того как Франция в июне 1940 года капитулировала перед немцами, в США усиливался страх перед потенциальной пятой колонной шпионов и диверсантов из числа европейских беженцев. К июню 1941 года никого из тех, у кого были близкие родственники в Германии, не пускали в США из-за подозрений, что нацисты могут использовать их для шантажа беженцев и их вовлечения в тайное сотрудничество. Такое развитие событий лишило девочек Франк возможности выбраться через агентство по спасению детей, а Отто Франка – надежды уехать первым с расчетом, что семья быстро последует за ним.

К июлю Германия закрыла американские консульства на своих территориях в отместку за аналогичные действия со стороны Америки. Как явствует из переписки, Отто Франку надо было получить разрешение на выезд из Нидерландов, транзитные визы для ряда стран, оккупированных нацистами, в одну из четырех нейтральных зон, где у Америки были консульства. К тому лету бегство в США выглядело невозможным. «Впрочем, боюсь, что это плохая новость», – писал Штраус Отто Франку 1 июля 1941 года.

Чтобы попасть в нейтральную страну, Франк затем попытался получить кубинскую визу – рискованный, дорогой и часто сопряженный с коррупцией процесс. В письме от 8 сентября он писал Штраусу: «Я знаю, что уехать нам всем будет невозможно, но Эдит уговаривает меня ехать одному или с детьми». 12 октября 1941 года он писал: «Все гораздо труднее, чем можно себе представить, и усложняется с каждым днем». Из-за неуверенности он решил попытаться получить визу на одного себя. Ее дали и отправили Отто Франку 1 декабря. Неизвестно, получил ли он ее; через 10 дней Германия и Италия объявили войну США, и Гавана аннулировала его визу.

Документы, сначала попавшие в руки Национальной службы беженцев, были переданы YIVO в 1974 году вместе с десятками тысяч других документов из частных еврейских служб, занимавшихся беженцами.

Лишь в 2005 году YIVO был получен грант на систематизацию и составление каталога материалов, которые могли бы заполнить 350 картотечных шкафов, хранившиеся в складском центре. Летом того года волонтер Эстелла Гузик сортировала документы и увидела, что на одной из папок нет даты рождения человека, рассказал генеральный директор YIVO Карл Рейнз. По его словам, она открыла папку, увидела, что детей звали Анна и Марго Франк, и сказала: «Боже мой, это документы Анны Франк».

До вчерашнего дня YIVO держал подлинники документов в секрете, так как разбирался в сложных правовых вопросах конфиденциальности и авторского права, сказал Рейнз. Теперь документы доступны для исследователей в YIVO, на Западной 16-й улице в Манхэттене.

Последние документы датируются периодом с июня 1945 до середины 1946 года. Среди них есть письмо зятя Отто Франка, Юлиуса Холландера, который пытался найти Франков и устроить им эмиграцию в США. Там же уведомление в четыре строки о том, что «Эдит Франк умерла, дочери считаются пропавшими без вести».

Затем следует письмо Холландера от 2 февраля 1946 года, в котором он говорит, что «Отто Франк заявил, что хочет остаться в Амстердаме» и больше не хочет ехать в США.