16+
Новости
11 Апреля 2019, 06:37
1096 просмотров

В судебных прениях по делу Олега Сорокина гособвинители не стали опровергать конкретные аргументы защиты

В судебных прениях по делу Олега Сорокина гособвинители не стали опровергать конкретные аргументы защиты

Сегодня в Нижегородском областном суде могут завершиться судебные прения в рамках рассмотрения апелляций на приговор экс-главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и бывшим сотрудникам МВД Евгению Воронину и Роману Маркееву, вынесенный 7 марта Нижегородским районным судом.

10 апреля суд перешел к стадии прений, которая открылась выступлениями представителей государственного обвинения, заявивших, что приговор они считают законным и не усматривают фактов, свидетельствующих о незаконности возбуждения уголовного дела и нарушении подсудности при его рассмотрении в суде первой инстанции. Прокуроры поддержали положения жалобы обвинения, попросив назначить Сорокину по совокупности 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, а также штраф в 15-кратном размере суммы взятки, которую, как утверждается в приговоре, он получил.

«Мы воочию убедились в том, как здесь работает состязательность, - сказал журналистами адвокат Дмитрий Кравченко. – В прениях государственные обвинители выступали, как водится, достаточно кратко. И надо сказать, что апелляционная инстанция по смыслу предполагает, что заявляются некие жалобы, в данном случае жалобы защитников и подсудимых, и другая сторона должна эти доводы, жалобы оспорить. Однако государственное обвинение в основном к этим доводам никак не отнеслось. Оно просто сказало, что все доводы и жалобы были исследованы судом первой инстанции и правильно были отклонены. Хотя половина доводов на самом деле новая, потому что они относятся уже к вынесенному приговору. Половина не была рассмотрена судом первой инстанции. Государственное обвинение должно было эти доводы опровергнуть, на самом же деле оно этого совершенно не сделало. И в целом позиция государственного обвинения, как и в первой инстанции, строилась на общей позиции «да все нам понятно, все для нас очевидно» - не было подробных ссылок на доказательства, не было описания того, каким образом, какой причинно-следственной связью то, что утверждается государственным обвинением, связано с тем, что вменяется подсудимым с точки зрения обвинения и написано в приговоре суда первой инстанции».

«Поэтому, на наш взгляд, государственное обвинение в прениях выглядело неубедительно, что еще раз показывает, что позиции у них нет, и они это понимают», - заявил Дмитрий Кравченко.

В свою очередь, выступившие затем в прениях Евгений Воронин, Роман Маркеев и их защитники поддержали содержание своих жалоб и привели конкретные доводы в пользу вывода о незаконности приговора, вынесенного судом первой инстанции.

Так, адвокат Андрей Юдин, защищающий Евгения Воронина, подробно обосновал вывод о наличии в деле материалов, составляющих государственную тайну, и, соответственно, о подсудности данного дела исключительно областному суду.

«Я считаю, что в данном деле имеются многочисленные и разнородные сведения, составляющие государственную тайну, надлежащая оценка этому факту судом первой инстанции не была дана. Нарушена подсудность уголовного дела и права наших подзащитных на осуществление правосудие тем судом, которому подсудно разрешение данного вопроса. Таким образом, приговор вынесен с нарушением правил подсудности уголовных дел, что является безусловным основанием для отмены данного приговора», - заявил Андрей Юдин.

Адвокат Андрей Бастраков, осуществляющий защиту Романа Маркеева, назвал приговор незаконным и необоснованным уже потому, что суд допустил множество нарушений, в том числе в порядке судопроизводства: суд ограничивал права защитников и право подсудимых на защиту, ограничивал права подсудимых на отдых и здоровье, когда, например, установил ежедневный график заседаний.

Все действия судьи Екатерины Кислиденко, по словам Бастракова, были направлены на ускоренное рассмотрение уголовного дела, хотя, считает он, такое сложное дело невозможно рассмотреть в короткие сроки, не нарушив закон.

Бастраков считает, что сторона обвинения в апелляционной инстанции и районный суд вышли за рамки уголовного дела, когда апеллировали к оперативному эксперименту как к «так называемому». Получается, сказал Бастраков, что в сущности оперативного эксперимента не было, но проведение именно оперативного эксперимента оговаривается в обвинительном заключении. Адвокат акцентировал внимание суда на том, что в приговоре говорится: «Новоселов сообщил нужные сведения», что противоречит сути обвинительного заключения, где достоверность показаний Новоселова не подвергается сомнению. Эта разница, по мнению адвоката, предполагает разные стратегии защиты и разные трактовки произошедшего.

Андрей Бастраков подчеркнул, что суд неоднократно использовал формулировки, которые фактически ставили под сомнение приговор по делу Дикина.

После этих выступлений суд объявил перерыв в заседании до 9 утра 11 апреля, когда будет предоставлено слово Олегу Сорокину и его защитникам.

Подборка