16+
Новости
23 Февраля 2007, 00:00
11 просмотров

Великая Обезьянья миссия Марии Кирилловны. Долго ли продлится романтичная пауза в судебном процессе по «делу Дарвина»?

Так вышло, что ревнительница своего Богообразного человеческого достоинства Мария Кирилловна получила в суде отказ. В удовлетворении иска с лишением надежды на получение извинений от имени науки и образования суд Маше Шрайбер, формальной истице по громкому питерскому делу об оскорблении религиозных чувств православной школьницы посредством преподавания в школе теории Дарвина, оказал. Правда, Машин папа, Кирилл Львович, не согласен на том остановиться и заявил уже о намерении продолжать бомбардировать российские суды новыми претензиями к теории Дарвина. И понять его теперь несложно. Мало того, что теория, не слишком уж однозначно воспринимаемая в церковной среде, так оскорбила религиозные чувства дочки-тинейнджера, что пришлось искать защиту в суде, так теперь и остаться еще на всю жизнь с таким пятном на репутации?

Среди православной общественности, известной широким диапазоном своих пристрастий, наверняка найдутся те, кто не только «против Дарвина» поддержит, но и против кого угодно выступит, лишь бы людей посмотреть да себя показать. Так что, никаких сомнений в продолжении спектакля «на подмостках» вышестоящих судебных инстанций быть не может. Но некоторые выводы из этой ситуации можно делать уже теперь. Потому что, если задаться известным сакраментальным вопросом «кому это выгодно?» и добавить к нему «зачем это делалось?», то оснований для предположений окажется вполне достаточно.

Например, мало кто задумывался над тем, почему для «оскорбления» религиозных чувств девочки из множества не менее нерелигиозных дисциплин была выбрана именно теория Дарвина, а не астрономия, физика или просто общая биология. Ведь, теория эта – лишь одна из наиболее старых и упрощенных моделей, даже один из начальных этапов развития теории эволюции вообще, тогда, как некоторые из самых последних ее разновидностей не уступают внешне по своей фантастичности доктрине креационизма. Да и религиозные представления об обстоятельствах происхождения мира и человека, за последние пару веков претерпели серьезные изменения, учитывающие новейшие открытия. Поэтому, абсурдность ситуации с упомянутым иском не только в том, что по какой-то непонятной логике именно российский суд выступает экспертом в вопросах взаимоотношения науки и религии, но и в том, что ни наука, ни религия на данном этапе их эволюции — да-да! — не способны придти к окончательному заключению по вопросу о деталях «происхождения видов». Да и никогда к окончательному и полному заключению не придут. Однако, в том-то и соль! Потому что, ежели суд принимает иск по основаниям столь высокой степени абсурдности, а широкая общественность вместо освистания или, в крайнем случае, игнорирования этой нелепости, с видимым удовольствием вступает в игру, принимая ее правила, то возникает очень любопытный казус.

Смысл его в том, что людям на голубом глазу навязывается обсуждение проблемы, которой… не существует. Потому что есть две данности – это объективный опыт и религиозная вера, которые прекрасно сосуществуют в здоровых обществах, не вступая ни в какие конфликты на социальном уровне. То есть, теоретические споры между учеными и богословами, которые не прекращаются с момента зарождения материалистического мировоззрения, благополучно продолжаются, но происходит это только на уровне теории. Да и, похожи они уже не столько на горячие споры, сколько на более или менее острый диалог. Так может продолжаться очень долго, и беды в том ни для науки, ни для религии, ни для кого-то лично не будет. Но когда наука или религия получает не какой-то временный перевес, а утверждается извне в виде «единственно верного мировоззрения», то именно она оборачивается идеологией, причем тоталитарной. Однако, идеология – это уже не мировоззрение, а состояние, в котором носители разных мировоззрений противопоставлены друг другу. И, если такое противопоставление еще недавно было возможным, то сегодня организовать его становится все сложнее.

Вот и решил кто-то выбрать в науке нечто наиболее одиозное, а религию, которую задумал этому выбору противопоставлять, так и вообще подменить. Не менять же, в самом деле, науку – в ее основных положениях, в отличие от религии, в системе образования, худо-бедно, все же разбираются, и вранье немедленно обнаружится. Поэтому, в «противники» архаичной трактовке креационизма была избрана «теория Дарвина» в не менее архаичной интерпретации. Ну, а что касается того, что девочку «подставили», так, это для создания впечатления особой трогательности ситуации: мол, надо же, ребенок – и тот от Дарвина пострадал! Хотя, может быть, все проще: не каждый взрослый сумел бы на голубом глазу проявлять такую уверенность в том, что Господь пачкал руки в первобытной грязи, вылепливая Адама вручную. Вот, об этом-то и спорили стороны в судебном заседании, предлагая заменить умозрительную «обезьяну» непременно столь же умозрительной «глиной».

Тем временем, очень определенные «православные», используя сам факт этого судебного разбирательства, нагнетали истерию по поводу «нарушения их прав» Минобрнауки, а некие «атеисты» готовили демонстрацию под лозунгом «Скажи нет Христу». Причем, если причины беспокойства «православных», выступающих с инициативой иска, абсолютно непонятны, то с «атеистами» все значительно прозрачней и проще. Ведь главным основанием своего антирелигиозного мероприятия «христоборцы» назвали судебный прецедент с абсурдным иском, поданным православными. Впрочем, глупая судебная тяжба по поводу того, что надо бы отныне считать критерием преподавания в светской школе – дедовский, но все же научный метод, либо религиозные воззрения самого невзыскательного слоя представителей одной из многих религиозных организаций, в сущности, оскорбляла не только атеистов. Это был редкий, можно сказать уникальный случай, когда интересы верующих полностью совпали с интересами неверующих, правда, не в мировоззренческом, а в правовом плане.

Ведь ущемленными этим прецедентом оказались, по сути, все. Неверующие – оттого, что пусть и спорную, и устаревшую, но светскую научную доктрину готовы безапелляционно заменить на одну из религиозных версий, что откровенно незаконно и нарушает права всех граждан скопом на светское образование. А последователи разных вероисповеданий тем, что креационистскую теорию сотворения мира и человека, мало того, что пытаются пропихнуть в светскую школу, так еще и лишь в наиболее примитивном ее варианте.

В результате тот, кому в первую очередь оказался выгоден иск к науке таких «православных», определяется легко, хотя и не персонифицируется. Это любой оппонент религии и веры, в том числе — христианской, и любой оппонент науки, независимо от того, верующий он или нет. А значит, исключительно те, кого и в научном, и в религиозном мире одинаково называют обидным словом «мракобесы».

Ну, а ответ на вопрос «зачем это кому-то понадобилось?», лежит на самой поверхности и далеко за пределами области права. Любое человеческое мировоззрение является той оправданной для каждого основой, тем стержнем, который играет для нас роль «личной идеологии». То есть, является той нравственной по своей природе опорой, которая определяет уважение к общепринятой морали, предполагает личную ответственность и позволяет нам оставаться самими собой при одновременном ощущении общности со своим народом. Иногда это называют целостностью или духовной зрелостью, а значит — качествами, носителями которых нелегко, а то и невозможно манипулировать. Такими, в отличие от своих мучителей и охранников, становились многие невинные узники сталинских лагерей. Но стяжание подобных качеств оказывается невозможным для тех, кто, за неимением личного мировоззрения, подпадает под действие той или иной специально изготовленной тоталитарной идеологии с единым «мировоззрением» для непривилегированного большинства.

Мы помним время, когда такое большинство называлось «хозяином своей судьбы» и принимало действия собственных кукловодов за воплощение «воли народа». Так вот, сегодня мы снова понадобились кому-то в той же роли. Но сделать людей такими снова можно только, лишив их здравомыслия. Поэтому, независимо от веры или неверия, всем россиянам и предлагается сосредоточиться на нелепых проблемах, дабы не видели за ними того, что происходит в действительности. Ведь, по аналогии с известной поговоркой «назовешь сто раз свиньей — захрюкает», любой абсурд, упорно повторяющийся много раз, вполне может когда-то превратиться в норму…

Девочка Маша от свалившихся на ее юную психику переживаний за время процесса, похоже, заметно повзрослела. По меньшей мере, до той степени, чтобы в отличие от остальных действующих лиц странной «пьесы», почувствовать определенную неловкость ситуации. Поэтому, возмутившись в последний раз тем, что при ее высоком уровне знаний она подверглась дискриминации мстительных преподавателей и оттого получила 12 двоек, Маша плюнула на сутяжничество, и уехала в Доминиканскую республику, чтобы построить там, наверное, в пику многочисленным местным обезьянам, свой «Город Солнца». Этого немногого, вероятно, тоже вполне достаточно для того, чтобы задать еще один вопрос – родителям, рясофорным экспертам, судьям и «кукловодам»: Это кем же надо быть, чтобы вытворять подобное с таким ребенком?

Ответ прост. Правда, прозвучать он может довольно грубо.

Михаил Ситников
для «Портала-Credo.Ru»

Подборка