16+
Новости:
24 Февраля 2007 года, 00:00
56 просмотров

Великое и бессмысленное переселение

Обоснованной и последовательной, тщательно просчитанной и выверенной программы, направленной на максимально выгодное для старинных зданий использование, не существует. Процесс развивается стихийно, и в большинстве случаев смена владельцев или арендаторов исторических строений происходит вовсе не в интересах сохранения самих памятников. А в интересах организаций и коммерческих структур, «положивших глаз» на тот или иной объект. Получив на него права, новый владелец, чаще всего, объявляет о невозможности наполнить старые стены новым, современным содержанием. И добивается согласования проекта реконструкции – на деле зачастую оборачивающейся утратой памятника как подлинного и цельного объекта культурного наследия.

Творения Росси и Монферрана «усовершенствуют»

В декабре 2002 г. появилось распоряжение правительства РФ, определившее дальнейшую судьбу целого ряда зданий-памятников. В рамках реализации этого документа был выселен Российский государственный исторический архив (РГИА) – ему пришлось покинуть помещения Сената и Синода, в свое время специально спроектированные и выстроенные с учетом требований хранения архивных документов. Важнее оказались так называемые «госнужды»: как пояснялось в распоряжении правительства, высвобождение исторических зданий осуществляется «в целях рационального размещения территориальных органов федеральных органов и исполнительной власти».

Юридическое же решение о переезде Конституционного суда (ради чего будто бы и потребовалось выселять РГИА) появилось лишь через четыре года. Финансово-экономического обоснования заявленной «рациональности» никто не видел до сих пор.

И только недавно «вдруг» выяснилось, что исторический комплекс Сената и Синода не имеет подходящего для заседаний суда зала. Годы потребовались и на то, чтобы признать: выдвинутая ранее идея размещения здесь Президентской библиотеки также не реализуема, теперь только объявили о намерении подыскать для нее другое здание. Что же до зала заседаний, то его предстоит соорудить во дворе Сената, попутно снеся находящиеся там старые «мелкие постройки».

Согласно проекту, купол зала поднимется над «коньком» Сената почти на метр – попросту говоря, вылезет над творением Карла Росси. Предложенное архитектурное решение также нарушит исторический вид внутренних стен Сената. «Они грубо разрезаются переходами, связующими зал заседаний с остальными зданиями комплекса, — отмечает член Федерального и городского Советов по сохранению культурного наследия Михаил Мильчик. – Вызывает недоумение и досаду тот факт, что данный проект не обсуждался в профессиональной среде».

Предварительный итог этого переселения таков: архив в суете и спешке (с неизбежными для старинных документов последствиями) оставил здание-памятник, уникальная конструкция и материалы которого обеспечивала сохранность и стабильный микроклимат уникальным собраниям РГИА. А целостность самого уникального комплекса работы великого Росси будет нарушена с появлением новых архитектурных объемов и прочих, более мелких доработок (требуется, например, обустроить в стенах Сената и Синода финские сауны – без которых, очевидно, следить за соблюдением Конституции просто невозможно).

Не обойдется без потерь для культурного наследия и приспособление под новые нужды особняка Лобанова-Ростовского – он также попал в перечень зданий на Исаакиевской площади, перешедших в ведение Управления делами президента РФ (согласно упомянутому правительственному распоряжению). В 2003 г. пресс-секретарь Управделами Виктор Хреков публично заверял: это распоряжение «появилось именно сейчас и потому, что государство озаботилось состоянием памятников». А в 2006 г. управляющий делами президента Владимир Кожин известил о том, что в отношении особняка Лобанова-Ростовского «госнужда отпала», денег на его реставрацию и ремонт нет. Поэтому здание передается в собственность некоей коммерческой структуры, которая, чтобы приспособить памятник под фешенебельный отель, проведет реконструкцию, попутно «усовершенствовав» проект Огюста Монферрана надстройкой еще одного этажа стеклянного колпака над ним.

Новшества эти обусловлены, разумеется, вовсе не интересами памятника (они его только обезобразят), но желанием нового владельца извлечь максимальную выгоду.

Биржа: торг здесь не уместен

Пока неопределенной остается судьба еще одного федерального памятника – построенного по проекту архитектора Тома де Томона здания Биржи на стрелке Васильевского острова.

В октябре минувшего года губернатор Петербурга Валентина Матвиенко заявила, что здание Биржи «оптимально подходит» для биржи сырьевой. В качестве главного аргумента, обосновывающего необходимость переселения размещенного в стенах Биржи Военно-Морского музея, был выдвинут тезис о восстановлении исторической справедливости. Хотя за прошедшие столетия специфика функционирования биржи изменилась настолько кардинально, что у современного операционного зала с электронным табло едва ли обнаружится хоть какое-нибудь сходство с биржей дореволюционной (товарной, а позднее – товарной и фондовой) или середины 20-х гг. прошлого века, когда здесь была биржа чернорабочих.

Руководство музея уже известили о необходимости готовиться к скорому переезду. Вот только пока не очень понятно, куда именно. Так что и эта история развивается по довольно странной схеме, где все оказывается перевернуто с ног на голову: сначала выдвигается требование выехать из здания-памятника, а только потом начинают думать, где и как построить новое помещение для «выселенцев», и чего будет стоить приспосабливание старых стен под новые (еще не очень понятно – какие именно) нужды.

Недавно главный архитектор Петербурга, председатель КГА Александр Викторов сообщил, что для Военно-морского музея построят новый дом на Васильевском острове – где-то вблизи от «намыва». Сроки для предполагаемого перемещения музейных экспонатов представляются опасно сжатыми – ведь в марте 2007 г. намереваются только объявить конкурс на проектирование. Но при этом уже как о деле решенном заявляется: музей откроет двери по новому адресу к началу 2009 г. Не перевелись, должно быть, Василисы Премудрые на земле русской.

Примечательно, что теперь городские чиновники уже призывают не связывать вопрос передислокации музея с планами обоснования в Петербурге сырьевой Биржи. «Это два разных проекта», — уверяет вице-губернатор Михаил Осеевский.

Между тем, по словам главного хранителя Военно-морского музея Натальи Шишковой, намечаемый переезд обещает стать еще более трудоемким и дорогостоящим, чем оказался переезд Госрхива (а только перевоз архивных фондов на спецтранспорте обошелся в сумму свыше 390 млн руб.). Ведь музейные экспонаты, в отличие от архивных документов, — это и предметы крупногабаритные, в том числе модели кораблей, которые не рискнули вывозить даже в блокаду.

Помнится, когда только обсуждались варианты возможного использования комплекса Новой Голландии, высказывалось предложение разместить именно там, на острове, экспозиции Военно-морского музея – они были бы вполне органичны для места, где зарождалось и развивалось отечественное судостроение, где исторически существовали различные специализированные объекты, в том числе испытательный бассейн. Однако уникальным ансамблем Новой Голландии распорядились иначе – нынче с помощью экскаваторов его вовсю «приспосабливают» к требованиям современного развлекательно-коммерческого комплекса, которому оказались не нужны ни лаборатории Менделеева и Попова, ни тот самый испытательный бассейн.

На «Крестах» можно ставить крест

Когда на набережной Робеспьера появилась уродливая громада очередной «элитки», оскорбленные в лучших чувствах ревнители старины утешались лишь кем-то придуманной злой остротой: «Толстосумы, способные приобрести здесь квартиру, оплачивают вид на свое будущее – «Кресты» на противоположном берегу». Но, возможно, в очень скором будущем им доведется любоваться веселыми огнями развлекательного комплекса.

Идея изменения функционального назначения печально известного тюремного комплекса была представлена общественности губернатором Петербурга примерно год назад. А уже в минувшем августе Валентина Матвиенко обсудила ее с Владимиром Путиным. Правильнее было бы сказать, что обсуждалась необходимость вывода из «Крестов» СИЗО, потому что конкретного проекта реконструкции собственно памятника как не было, так и нет.

Нет пока ни внятной концепции развития этой территории, ни конкретных инвесторов, готовых не только реконструировать этот объект, но и оплатить строительство новой тюрьмы. С местом ее расположения тоже не все просто. Сначала определили участок между Колпинской воспитательной колонией и Металлостроем. Потом, когда удосужились выехать на место, обнаружилось: да там болото, строить ничего нельзя. Нашли в Колпине же другой участок – порядка 35 га, в восточной части района. С нужным решением медлить не стали – за два месяца подготовили правительственное постановление, по которому город передаст эту территорию ФСИН РФ. (Кстати, по оценкам специалистов, для здания новой тюрьмы достаточно всего 4 га – если исходить из наполняемости СИЗО Т1 в 3-4 тысячи заключенных, помноженной на определенную международными нормами площадь на каждого – не менее 7 кв метров).

Между тем, в Колпино ширится народное возмущение: тут и так велика концентрация исправительных учреждений, что не лучшим образом сказывается на общей обстановке в районе. А эксперты уверяют, что ни один инвестор не станет ввязываться в столь дорогостоящий проект без гарантий государственной финансовой поддержки. Собственно переезд «Крестов» пока оценивается в сумму порядка $500 млн. Валентина Матвиенко уверена, что новое здание СИЗО удастся возвести всего за 2,5 года. Но в ГУ ФСИН оптимизма губернатора не разделяют и называют сроки более реальные – 5 лет.

Отсутствие конкретного проекта не мешает называть вполне конкретную стоимость его реализации. Она, правда, удивительным образом и с удивительной скоростью меняется: осенью прошлого года говорили о сумме в 4,3 млрд руб., в феврале года нынешнего – уже 10 млрд (причем без учета стоимости создания требуемой инфраструктуры, дорог, соцобъектов для персонала). В апреле обещают начать изготовление предпроектной документации (эта работа оценивается в 40 млн руб.).

О том, каким образом предполагается приспособить «Кресты» под развлекательный центр с гостиницей, увеселительными комплексами и прочим, не прибегая к реконструкции памятника (что запрещено законом), пока вообще предпочитают не говорить. Известно лишь, что потенциальному инвестору исторический комплекс достанется не за дорого: его стоимость уже определена в 80-120 млн руб. Чему тоже уже не приходится удивляться – например, в 2003 г. участок площадью 12 га, входящий в границы федерального памятника «Таврический дворец с садом», был продан городом некоему ОАО «Базис» по цене трехкомнатной квартиры. Новые владельцы не оставляют планов приспособить этот кусок объекта культурного наследия под жилищное строительство – после чего существенная часть Таврического сада превратится в палисадничек при очередном закрытом элитном жилом комплексе.

Анна Зарецкая