16+
Новости
23 Февраля 2007, 00:00
16 просмотров

Виртуальная дискриминация

Европа традиционно считается оплотом гражданских свобод. Однако сами европейцы весьма критично относятся к тому, как обстоят дела в ЕС с соблюдением прав человека. Недавно проведенный опрос общественного мнения (Евробарометр 263) показал, что подавляющее большинство жителей Евросоюза считает дискриминацию на национальной (этнической) почве широко распространенным в их странах явлением.

Подобная самокритичность могла бы только приветствоваться, если бы не заходила слишком далеко: результаты опроса выглядят противоречиво и дают повод усомниться в адекватности восприятия масштабов проблемы. Возможно, виной тому – пресловутая политкорректность и гипертрофированное внимание к правам человека в одних странах ЕС, при отсутствии интереса к проблемам в этой сфере — в других.

Как показал опрос, только 2% европейцев уверены, что права национальных меньшинств в ЕС не ущемляются, а 2/3 признают, что эта проблема, в больших или меньших масштабах, существует. И это несмотря на обилие законодательных норм и специальных директив Еврокомиссии, призванных бороться с нарушением прав национальных меньшинств.

Следует отметить, что приведенные цифры – усредненные по Евросоюзу. А если посмотреть на данные по отдельным странам, то получится весьма интересная картина. Дискриминация национальных меньшинств острее ощущается там, где много иммигрантов: чем их больше, тем менее терпимо к ним относится «коренное население».

Однако высокий уровень декларируемой европейцами дискриминации далеко не всегда свидетельствует о том, что нацменьшинства действительно притесняются всегда и всюду. Больше всего внимания к этой проблеме проявляют жители стран «старой Европы», которая борется за всеобщее равенство не первый десяток лет, особенно Швеции, Голландии, Франции (4/5 и более граждан этих стран считают дискриминацию широко распространенным явлением).

Например, 85% шведов говорят о наличии проблем с соблюдением прав нацменьшинств, при этом 86% считает, что представители других национальностей обогащают культуру страны проживания. То есть практически все шведское общество признается в теплых чувствах к людям другой национальности и культуры. Напомним, что в Швеции один из самых высоких в Европе процент представителей национальных меньшинств – порядка 12%. При таком благоприятном отношении к национальным меньшинствам непонятно, кто же тогда ответственен за дискриминацию?

Остается только предположить, что масштабы дискриминации в шведском обществе субъективно преувеличиваются его гражданами. Это косвенно подтверждает и статистика: в докладе Европейского центра по мониторингу расизма и ксенофобии за 2006 г. отмечается, что Швеция одна из трех стран ЕС (наряду с Австрией и Чехией), где количество преступлений на расистской почве с 2000 по 2005 гг. не возросло как во всех остальных, а уменьшилось.

Можно заключить, в противовес логике социологов, проводивших опрос, что восприятие дискриминации не только не находится в прямой зависимости от реальной практики – реальной дискриминации – но и противоположно ей, как это демонстрирует случай Швеции. Однако здесь возникает другой вопрос: что же тогда заставляет 9/10 шведского общества (и общества многих стран «старой Европы») считать, что дискриминация так широко распространена при практически повсеместном благожелательном отношении к национальным меньшинствам?

В качестве объяснения этого парадокса можно предположить, что европейцы на самом деле не так часто встречаются с дискриминацией, однако СМИ и влиятельные НПО внедряют в их головы пресловутый политкорректный образ мышления и сопутствующие ему часто надуманные проблемы. Таким образом, создается своеобразная виртуальная реальность.

Проведенный опрос — тревожный симптом: становится очевидным, что пропаганда правозащитной тематики все более отрывается от реальной жизни. Возникает вопрос, может ли в обстановке такого гипертрофированного перекоса внимания в сторону соблюдения прав национальных меньшинств вестись нормальный, открытый диалог, в котором учитывались бы интересы всех сторон? Не эта ли ситуация ведет к росту популярности правых партий?

В заключение отметим, что граждане стран Прибалтики с этнократическимb, как их иногда называют, режимами чувствуют дискриминацию намного меньше, чем жители «старой Европы»: только 23% литовцев и 29% латышей полагают, что людей часто дискриминируют по национальному признаку в их странах. В Эстонии этот процент несколько больше – 37.

Остается только надеяться, что когда-нибудь все станет на свои места: в «старой Европе» будут больше внимания уделять интеграции меньшинств, а не пропаганде их прав, а в странах «новой Европы» вместо массированной ассимиляции будут больше думать о правах нацменьшинств.

Алексей Тимофеев

Подборка