16+
26 Февраля 2007, 00:00
17 просмотров

Вместе с Россией — не риторикой, а реальной политикой («The Financial Times», Великобритания)

И американские, и российские чиновники немало потрудились, чтобы погасить скандал, разгоревшийся после решения Вашингтона развернуть в странах Восточной Европы свои системы противоракетной обороны, а также после жесткой словесной атаки президента России Владимира Путина на ‘одностороннюю политику’ США.

Миру не нужна ни новая ‘холодная война’, ни даже слова, которые о ней напоминают — ведь еще так много остается вопросов глобального значения, которые Москва с Вашингтоном могут решить только путем совместных действий. Как продемонстрировали США, Россия и Китай, объединенными усилиями добившиеся соглашения с Северной Кореей по ее ядерной программе, при условии реальной совместной работы у ведущих мировых держав есть огромный потенциал в решении вопросов безопасности. А с учетом непрекращающегося кризиса на Ближнем и Среднем Востоке, в мире есть еще множество проблем, единственный путь к решению которых — тесное сотрудничество.

Вашингтон должен понять, что односторонняя политика безопасности заставляет другие страны глядеть на него с недоверием. Россия сомневается в необходимости размещения противоракетных баз в Польше и Чехии — и с ее стороны это вполне правильно. Американцы утверждают, что размещение этих вооружений — мера, направленная не против России, а против Ирана, вчера, кстати, заявившего о запуске собственной ракеты в космос, и других деструктивных государств. Однако Москва имеет право задавать Америке вопросы, особенно в свете того, что способность деструктивных государств разрабатывать эффективные межконтинентальные ракеты пока что весьма сомнительна — как, собственно, и способность Вашингтона их сбивать.

Как и у любой страны, у США есть право ставить собственную безопасность выше всех других соображений. Отвечать на возможную угрозу путем реализации своего огромного военного и технического потенциала — это тоже вполне оправданная мера. Однако США должны также понимать, что другие страны, и особенно бывшая сверхдержава Россия, не меньше их пекутся о собственной безопасности, и если их интересы просто сбрасывать со счетов, тем самым создаются условия для возрастания уровня опасности во всем мире, причем для всех, в том числе и для самих США. Борьба с терроризмом, получающим поддержку как Ирана, так и многих других стран, должна, наоборот, объединять США с Россией.

Москва, однако, оказалась сложным партнером. Она пытается восстановить ущерб, нанесенный потерей советской империи, и вернуть себе былое влияние в регионе. Она не только использует в качестве политического оружия свои энергоносители, но и, как показали недавние заявления о внесении мест предполагаемого расположения чешских и польских баз в списки целей для ядерных ракет, готова прибегнуть и к более грубым мерам. Вряд ли кому-то добавляют спокойствия и угрозы выхода из договоров по контролю над вооружениями. Каким образом Москва надеется на объединение усилий в борьбе с глобальным терроризмом и другими внеевропейскими угрозами, если своими действиями она, наоборот, осложняет отношения внутри Европы?

Не способствует безопасности и авторитарная внутренняя политика Кремля. Во всем мире демократия — это самая стабильная и безопасная форма правления. Наступление Путина против российской демократии, в том числе и его жестокий план ‘отдать’ победу на президентских выборах в следующем году отобранному им лично преемнику потенциально может серьезно дестабилизировать Россию и ее соседей.

И все же, хотя Россия в качестве глобального партнера — далеко не идеал, США должны делать все, что могут, чтобы в вопросах глобальной безопасности работать с Москвой вместе. Здесь нужно действовать не риторикой, а реальной политикой.