16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
43 просмотра

Возвращение России и гордиев узел

Очевидно, что Россия вернулась: Иран никогда и не уходил, а Китай с каждым разом все больше здесь. Три эти страны имеют общие интересы, мало совместимые с интересами США, которые с каждым днем все больше напоминают гегемона, пытающегося изобрести гордиев узел, потому что его надо создать для того, чтобы потом, разрубив его, разом решить все свои проблемы. Нечто подобное происходило с испанской монархией и французской Четвертой республикой.

Свидетельств возвращения Москвы становится все больше. Недавно на конференции по безопасности в Мюнхене Владимир Путин критиковал Вашингтон, который воюет в Ираке; обвиняет Иран в желании обладать ядерным оружием и угрожает ему с помощью двух авианосцев в Персидском заливе, намереваясь направить туда же третий; не может контролировать ситуацию в Афганистане, где в 2006 году погибло 4000 человек, в том числе 200 – из международного контингента, в четыре раза больше, чем в предыдущем году; открывает новый фронт в Сомали для поддержки антиисламистского правительства; устанавливает системы противоракетной обороны в Восточной Европе для защиты от будущих иранских ядерных ракет. Но еще в июне прошлого года, на саммите Шанхайской организации сотрудничества были приняты официальные документы, свидетельствующие о бунте против Соединенных Штатов.

Два тяжеловеса, китаец Ху Цзиньтао и россиянин Путин, которых иранский президент Махмуд Ахмадинежад облек статусом наблюдателей, заключили новые, выгодные Ирану соглашения. Россия хотела строить новые ядерные электростанции, помимо уже начатой в Бушере, на берегу Персидского залива. «Газпром», российский газовый гигант, хотел получить свою долю в новом газопроводе между Ираном, Пакистаном и Индией, а Китай жадно поглощал иранскую сырую нефть. Москва и Пекин используют одинаковую тактику нового типа, тактику сдерживания Вашингтона в Центральной Азии, не из любви к исламизму, с которым сами борются, а потому, что считают невежественной и контрпродуктивной формулу североамериканской антитеррористической войны.

Соединенным Штатам – как и в случае с Ираком – придется переходить к военным действиям против Ирана без одобрения Совета Безопасности, где Россия и Китай воспользуются своим правом вето. В то же время, все попытки изолировать Тегеран очевидно обречены на поражение, как бы Вашингтон ни уговаривал суннитские государства Египет, Саудовскую Аравию и Иорданию объединиться против шиитского врага. Потому что, как бы сильно они ни боялись Ирана, еще больше их пугает американская военная операция, которая перевернет вверх дном весь Ближний Восток. Президент Джордж Буш поставил свое президентство на карту борьбы с международным терроризмом. Увязание в Ираке, ухудшение обстановки в Афганистане, громкий голос России и упорство Китая провоцируют всесторонний кризис, когда представляется невозможным одновременно собрать все петли чулка, которые в беспорядке разбегаются. Здесь на сцене может появиться панацея от всех бед: сделать козлом отпущения Иран.

В 1588 году армада, которую в Испании называли «Непобедимой», а в Англии – просто «Испанской», была разгромлена в попытке победить голландских протестантов в своем тылу, исходя из того, что голландцев поддерживали флот и войска королевы Елизаветы I, и считалось, что, только разрубив эту пуповину, тоже гордиеву, можно выиграть войну. Эта идея продержалась, с неоднократными попытками захватить Британские острова, до Филиппа IV в XVII веке.

Глава правительства французской Четвертой республики Ги Молле организовал в 1956 году Суэцкий поход против Гамаля Абдель Насера, получившего прозвище «новый Гитлер» (находчиво присвоенное 40 лет спустя Саддаму Хусейну): лидера-социалиста обвиняли в том, что Каир поддерживал Фронт национального освобождения, и надеялись, что разрушив этот тыл, можно нанести поражение алжирской революции. Такому же искушению, возможно, подвергается президент Буш: покончить с иракским сопротивлением в Тегеране, искоренив тем самым – что не удалось Испании с Англией – зарождающуюся великую державу на Ближнем Востоке.