16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
39 просмотров

Выступление Путина в Мюнхене многих порадовало

После этого он совершил рабочий визит на Ближний Восток. Каких последствий стоит ждать отт этой поездки, и будет ли продолжен внешнеполитический курс президента после его ухода, «Росбалту» рассказал председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов.


— Как вы оцениваете поездку Владимира Путина на Ближний Восток? Какие важные договоренности можно выделить — как для России, так и для региона?

— Программы визитов президента комплексны. И деля договоренности на «важные» и «не очень важные», легко ошибиться. Тем не менее, выделил бы ту часть переговоров, которая касалась «газового ОПЕК». На совместной пресс-конференции с эмиром Катара президент говорил о координации экспортеров природного газа. Катарская сторона с этим согласна. Можно ожидать технических шагов в этом направлении уже в этекущем году.

Несомненно, важными были переговоры в Аммане с иорданским королем Абдаллой II и главой Палестины Махмудом Аббасом. Речь, в частности, шла о поддержке предложения России провести широкую международную конференцию по Ближнему Востоку. Достигнуто также много взаимовыгодных торгово-экономических договоренностей.

— Связанно ли это турне с речью в Мюнхене? Какие последствия ожидают Россию и мир после выступления президента РФ на международной конференции по безопасности?

— Не думаю, что цель выступления президента в Мюнхене — подготовить почву для визита на Ближний Восток. Но, разумеется, все принимающие стороны это выступление тщательно проштудировали. России никакие «дурные» последствия заявления президента не угрожают. Президент в Мюнхене укрепил независимость внешнеполитического курса страны. Ситуация в мире столь серьезна, что требуется ясность позиций.

Полагаю, многие из тех на Западе, кто называет выступление в Мюнхене «конфронтационным», на самом деле испытывают удовлетворение. Ведь о кризисе однополярного мира разговоры ведутся не первый день, во всяком случае, на «политических кухнях». Президент же придал этому обстоятельству, как говорили у нас раньше, гласность. И все его суждения подавляющая часть мирового сообщества, на самом деле, скорее разделяет. Внешнеполитический курс России кардинально не меняется, наши карты открыты. Не предвижу и каких-то резких изменений в наших отношениях с США и Евросоюзом.

— Будет ли Россия использовать энергетические ресурсы как рычаг давления на политические процессы, происходящие в Европе?

— Мне кажется, что, говоря об «энергетическом давлении», не задумываются над тем, как, собственно, «давить?» Не представляю ситуации, при которой Россия закроет вентили всех идущих в западном направлении труб. Война что ли? Это на Западе делают вид, что подъем цен на газ для Украины, Белоруссии, Грузии — энергетический империализм. Империализм — это когда сателлитам природный газ даром дают, чтобы получить стратегические и военные выгоды. Разумеется, с поставщиком углеводородов российских масштабов Евросоюз должен, так или иначе, считаться. Но разве мы с Евросоюзом не считаемся? В мире идет соперничество за природные ресурсы. И в этих условиях, осуществляя энергетическую дипломатию, Россия, конечно же, повышает свой политический вес.

— Считаете ли вы, что для Путина важно, чтобы по окончании его президентского срока внешнеполитический курс страны продолжился?

— Разумеется, важно, поскольку во многом этот курс связан именно с ним. Но президент следует объективным условиям ситуации в мире и стране, а резкие изменения курса могут с этими условиями разойтись.

Беседовала Юлия Непоседова

Источник: Росбалт