16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
170 просмотров

Ян Петранек: Многие не способны различать, что сегодняшняя Россия — это не Советский Союз («Radio Praha», Чехия)

Страсти вокруг возможного размещения американской базы ПВО в ЧР продолжают накаляться. На прошлой неделе в стране состоялись два митинга протеста против ее размещения. Во вторник староста села Трокавец, расположенного на границе военного полигона Брды, где, возможно, будет размещена база, сообщил, что 3 марта по злободневному вопросу будет проведен референдум. Масла в огонь подлило и высказывание Путина на последней кремлевской пресс-конференции о способности Москвы ‘эффективно’ реагировать на размещение баз ПВО в ЧР и Польше. Сегодня мы продолжаем начатую в пятницу беседу с политическим обозревателем Яном Петранеком.

‘Дело в том, что тридцать лет назад я переводил книгу Генри Киссинджера Partners Тrоubleship: Атлантический пакт сам себя поставил в тупик, когда американцы и европейские союзники никак не могли договориться по вопросу радарных и ракетных дел. Спустя 30 лет мы видим ту же картину, так что надо это воспринимать более спокойно. Мне бы хотелось, чтобы эксперты, особенно в рамках Совета НАТО-Россия, сели за стол переговоров и разъяснили эту обстановку. Я воспринимаю это, как слишком раскаленную атмосферу вокруг одной из проблем, которую не считаю в современном мире слишком значимой’.

— Тем не менее, политики вынуждены реагировать. В. Путин, в частности, заявил, что Москва будет вынуждена прибегнуть к асимметричным, но эффективным мерам.

‘Он сказал, что военный бюджет России представляет 4% от американского. Асимметричный ответ — это ответ того, кто не считает себя слишком сильным, чтобы напасть, но обороняться должен’.

— Чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг считает, что заявление Путина, видимо, связано с приближающимся визитом главы Чехии Вацлава Клауса в Россию. По его мнению, Путин, таким образом, готовит платформу для переговоров.

‘Да, я думаю, что Вацлав Клаус и Владимир Путин уже поговорили с глазу на глаз, когда Владимир Владимирович был в Праге. Они могут свободно говорить на русском, Вацлав Клаус очень любит показать себя лингвистом, он говорит по-немецки, по-английски, по-итальянски, по-русски и по-чешски — совсем хорошо. Мне кажется, они договорятся, и Путин даже сможет объяснить ему детали касательно асимметричного ответа. Мне кажется, что все дело в том, что Россия владеет новенькими ракетами для длительной обороны, а не такими, с которыми можно развязать мировую войну’.

— Бывший начальник генерального штаба ЧР Йиржи Шедивы охарактеризовал, по его мнению, одну из черт менталитета россиян, сказав, что их просто раздражает наличие на их границах развитых технологий.

‘Мне кажется, что российский ответ и российское внимание к международной сцене показывает, что Москва опасается, что именно Запад и США в данном случае играют мускулами. В то время, когда ныне неудачно разыгрываются события в Ираке — мне кажется, что американцы демонстрируют свою беспомощность в деле вокруг Багдада — союзники в рамках Атлантического пакта хотели бы предупредить Вашингтон: — Смотрите, если вы допустили такие крупные стратегические ошибки на Ближнем Востоке, пожалуйста, подумайте еще раз, чтобы не сделать стратегическую ошибку в отношении Центральной Европы. Мне кажется, что самая главная совместная борьба сейчас должна быть направлена против террористических угроз, и чтобы не возникала какая-то неприятная проблема на европейском поприще’.

— Встреча журналистов с Путиным, проходившая в Кремле, была интересна и в других отношениях. В частности, Путин отверг нападки, что ‘играет’ с ценами на сырье, чтобы приструнить остальные страны, и утверждал, что Россия, что касается зарубежья, лишь пытается выровнять цены с тех времен, когда их определяла социалистическая система.

‘Я — реалист и ненавижу тоталитарные режимы. Когда пришли советские войска как оккупационные в Чехословакию, мне стоило это двадцати лет жизни, я был кочегаром и находился под пристальным вниманием чешских кагэбэшников. И сейчас я с удивлением смотрю, что многие не способны различать, что сегодняшняя Россия — это уже не Советский Союз, ни в коем случае. Тогда весь Запад ругал Москву за то, что она социалистическая, а сейчас ее ругают за то, что она поступает по правилам капиталистического рынка. Следует определиться — было ли лучше, когда это был социалистический враг, или, наоборот, капиталистический недруг. Не понимаю, зачем нужно поднимать такую волну неприязни в отношении Москвы. Москва уже слишком слаба, если сравнивать ситуацию с тем, что было 40 лет назад. Сейчас Россия пытается подняться экономически. Мне нравится, когда Путин откровенно говорит о том, сколько людей там голодает или находится на минимальном прожиточном уровне. Если все помнят, как опасно было хотя бы одним словом критики упомянуть о советском режиме, и сравнить, как свободно сейчас можно критиковать — мне кажется, что кто-то слишком жаждет, чтобы…’

— …история повернулась вспять.

‘Да, мне это неприятно, поскольку я не считаю это реалистическим взглядом и реалистической критикой обстановки в России’.

— И последний вопрос. В 2008 г. в России состоятся президентские выборы, и Путин, согласно нынешней Конституции, уже не имеет право выставлять свою кандидатуру. На пресс-конференции из уст главы России прозвучала фраза о том, что преемника не будет, а будут лишь кандидаты в президенты.

‘Да, да, он не король, который назначает своего сына, как это было в Баку или Северной Корее. Но круг претендентов сужается. Я бы сказал, что многие думают, что это может быть сегодняшний министр обороны или Дмитрий Медведев. Не исключаю, что это может быть сам Фрадков, который проявляет себя как очень умный менеджер, но у него шансы намного меньше, чем, к примеру, у главы сенаторов Миронова. Мне кажется, что это действительно будет кто-то из ближайшего окружения сегодняшнего президента России’, — таково мнение политического обозревателя Яна Петранека.